1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
Герои, 4 Октября 1937
События, 29 Мая 1919
Места, 2 Июня 1920
Места, 1 Октября 1932
События, 27 Октября 1920
События, 15 Октября 1919
События, 14 Февраля 1921
События, 17 Августа 1920
События, 27 Апреля 1920
Места, 4 Октября 1957
События, 2 Сентября 1872
События, 30 Сентября 1918
События, 30 Сентября 1918
События, 15 Сентября 1918
События, 11 Сентября 1918
События, 4 Сентября 1918
События, 4 Сентября 1918
События, 12 Сентября 1918
Места, 6 Июля 1954
Герои, 10 Сентября 1868
События, 24 Августа 1918
События, 24 Июля 1918
События, 23 Июля 1918
События, 23 Июля 1918
События, 9 Апреля 1918
Герои, 3 Сентября 1957
События, 17 Июня 1888
Герои, 17 Июня 1888
События, 19 Мая 1922
Герои, 30 Августа 1964
Фото дня
Мемориал в строительных лесах
События, 14 Июня 1923
Красиво жить не запретишь

Новая Экономическая Политика (НЭП) была попыткой вывести страну из экономического кризиса, вызванного гражданской войной. Фактически начало НЭПу было положено на Х съезде РКП(б) 14 марта 1921 года, когда продразверстку заменили продналогом. В дальнейшем, отдельными декретами разрешался свободный товарообмен сельхозпродукцией, а также создавались условия для развития частной торговли в целом. Часть промышленности государство передавало в частные руки и так далее.

Разумеется, не остались в стороне от экономических преобразований и ответственные партийцы. Благосостояние многих из них стало заметно расти, что не могло не беспокоить партию в целом. Эта обеспокоенность отразилось, например, в резолюции о хозяйственном обрастании членов РКП, принятой XII Губпартконференцией в декабре 1922 года.

В ее развитие, 14 июня 1923-го временно исполнявший должность секретаря Симбирского губкома РКП товарищ Ермолаев разослал на места секретную телеграмму, в которой говорилось: «Препровождая при сем проект циркуляра Губкома РКП и ГКК о методах борьбы с хозяйственным обрастанием ответственных работников, предлагается детально обсудить таковой на заседаниях Укомов (Райкомов) и дать не позднее 15 июля свои соображения о возможности проведения в жизнь мероприятий, указанных циркуляром в части, касающейся уже хозяйственно обросшим членам РКП.

В отношении же недопущения дальнейшего хозяйственного обрастания, циркуляр должен быть принят немедленно»1.

Срочность объяснялась тем, что «на почве НЭПа среди членов Коммунистической партии и ответственных работников развилось стремление обставить свою личную жизнь удобствами, переходящими в хозяйственное обрастание. Товарищи стремятся приобрести в собственность дома, роскошную обстановку и мебель для своих квартир. Золотые украшения для себя и своих жен. Заражаясь, таким образом, собственнической психологией, и забывая, что коммунисты, борющиеся против частной собственности, не должны сами обзаводиться ей. Такое увлечение личным благополучием отрывает товарищей от низов организации, выдвигает для них личное благополучие на первый план, вносит рознь в среду чл. РКП, создавая этим верха и низы, и тем разлагает всю организацию. Ввиду этого… Губком и ГКП считают необходимым заявить следующее:

Для коммунистов-крестьян, непосредственно и лично занимающихся земледелием, допускается приобретение инвентаря живого и мертвого, удобрений и всего того, что ведет к расширению и улучшению сельского хозяйства в пределах трудового хозяйства, но не допуская пользования наемным трудом, организации промышленных и торговых предприятий, как на свое имя, так и на имя членов семьи. (например, мельниц, крупорушек, лавок, постоялых дворов ит.п.) с целью извлечения из них прибыли для себя и своей семьи.

Для коммунистов, живущих в городе, и занимающих советские и общественные посты, приобретение в собственность домов, хотя бы и не на свое имя, а на имя члена семьи, считается совершенно недопустимым. Недопустимо также приобретение излишков мебели и золотых вещей, ибо приобретение последних при падении курса денег, при бешеной скачке цен на золото, является самым худшим видом спекуляции и накоплением в руках частных лиц, хотя бы и коммунистов, золота, в котором нуждается Советская Республика.

Объявляя о всем вышеизложенном, всем Укомам и Райкомам Губком и ГКК, исходя из циркуляра ЦК за № 3 от 9 мая с.г. предлагает им следить за товарищами, проявляющими склонность к хозяйственному обрастанию. Всячески пресекать такие склонности в начале путем товарищеских внушений, не останавливаясь далее перед частыми перебросками и далее исключением из партии трудно поддающихся перевоспитательному воздействию, товарищей.

Для того, чтобы установить причины, толкающие малоустойчивых чл. Партии на приобретение домов и излишней мебели, парткомы должны оказывать, в пределах возможности, давление на ГИК и УИКИ, чтобы последние приняли меры к организации национализированных домов, квартир и общежитий для товарищей, живущих и работающих в городах, и к снабжению таких товарищей необходимой мебелью со складов Комхозов за умеренную плату.

Там же, где имеются дома, купленные ответработниками после революции за время состояния их членами партии, занимающими в городе советские и партийные посты, предписать им через Укомы передать свои дома в собственность комхоза с правом пользования бесплатно этими домами известный промежуток времени по соглашению с Укомом и Комхозом на общих основаниях.

По истечении установленного времени, живущие в этих домах товарищи должны будут вносить квартплату на общих основаниях»2.

Однако, как говорится, фарш, уже было невозможно провернуть назад. «Хозяйственное обрастание» разрасталось, предоставляя гражданам молодой Советской Республики невиданные прежде возможности. А поскольку ответственные партийные товарищи тоже были гражданами сугубо советскими, то и они таковыми возможностями широко и с удовольствием пользовались. Например, активно играли на городском ипподроме в тотализатор. Но не только. «Ответработники, выпускающие в бега учрежденческих лошадей, проявляют большую нервозность при их пробеге, и даже вмешиваются в компетенцию жюри, определяющего достоинство пробега» и вообще, «чувствуют себя хозяевами ипподрома и ведут себя слишком развязно, чем умаляют авторитет и учреждения, и местной власти», – говорится в секретном циркуляре, направленном горкомом РКП коммунистам-заведующим отделами советских учреждений города 4 сентября 1923 г.3

И ладно бы при «обрастании» товарищи не забывали о своих прямых партийных обязанностях. Так ведь нет!

«В настоящее время часто наблюдаются случаи, что члены РКП, несмотря на все старания сотрудников органа ГПУ, отказываются от выполнения обязанностей информаторов, несмотря на то, что часто у них на глазах наблюдаются серьезные экономические дефекты и другие злоупотребления, – официально возмущался в ноябре 1923 года ответсекретарь губкома Ермолаев. – Ставя во главу угла, что каждый коммунист – прежде всего «чекист» и обязан зорко следить за своим собственным строительством страны, надлежит напомнить всем членам партии, что в настоящей обстановке, когда напряжены все нервы и налицо близкая гроза, не может быть никаких отговорок и ссылок на занятость и нехотение работать.

Всякий отказ члена партии от работы информатора будет расцениваться, как нарушение партдисциплины, со всеми отсюда вытекающими последствиями»4, – подытоживал он.

Увы, но эту точку зрения теперь разделяли далеко не все коммунисты. Куда интереснее и увлекательнее им казались поступки абсолютно некоммунистические.

В апреле 1923 года в Сызрани в Парфеновском переулке был раскрыт притон, где в течение примерно полутора лет «проходило беспробудное пьянство и разврат по типу бывших домов «терпимости».

Содержателем заведениия оказался некий гражданин Попов – бывший член партии, исключенный из большевистских рядов как чуждый элемент во время партийной чистки 1921 года. Уже, будучи беспартийным, Попов трижды предавался суду, как взяточник и хулиган. А заодно, они с женой предоставляли свою квартиру для кутежей и разврата. Девушек, нанимавшихся к ним в качестве домашней прислуги, супруги спаивали «и передавал на половое использование штатным посетителям».

А вот теперь самое интересное: в числе «штатных» были работники суда, следствия, милиции, угрозыска, а также некоторые ответственные работники хозяйственных предприятий и профорганизаций, большинство из которых – члены партии Всего таковых набралось 22 человека. В том числе 7 агентов УРО, 4 нарсудьи, 2 нарследователя, 2 члена коллегии защиты, 2 члена Губсуда.

Однако, не «был узок круг этих революционеров» и не были они «страшно далеки от народа». Как раз наоборот. Правда, народ подобрался своеобразный – сплошь частные торговцы и члены коллегии защитников. Здесь же, в притоне, между ними и «элитой» велись деловые переговоры, «что стирало не только партийные различия, но даже классовые грани между ними».

А чтобы стирать оные и дальше никто не мешал, бывший начальник милиции Андреев выставил у дома Попова постоянную милицейскую охрану. Впрочем, посильную помощь в организации работы этого неформального «клуба» старались оказывать все его участники. Например, некий председатель Контрольной Комиссии, а также член ВКП(б) Лазарев, поставляли проституток.

Неизвестно, как долго мог бы еще функционировать этот полуофицальный бордель, если бы одна из его работниц – обманутых девушек, «оказавшаяся сознательнее» своих партийных и беспартийных клиентов, не сообщила о нем куда следует.

По итогам проверки, вскрывшей «грубейшие нарушения партэтики и несоблюдение элементарных основ партийной дисциплины», все виновные «жестоким образом в глазах широкой общественности осуждены и получили тягчайшие партийные взыскания и неизбежно дискредитированы перед партийными массами. А именно: 9 человек исключены из ВКП(б), остальные получили выговоры с предупреждением и лишением прав занятия ответработы на разные сроки».

Печально, но случай в Сызрани не был единичным. Красиво жить хотели и другие коммунисты. Например, некий пивовар Еронтьев.

22 августа того же года на территории пивного завода были устроены пышные торжества в честь пятидесятилетия службы означенного гражданина на ниве обеспечения граждан республики пенным напитком.

В организации торжеств участвовали местная партийная ячейка и месткомом, а также администрация пищетреста, дирекция завода и другие «заинтересованные» структуры. Начиналось все вполне пристойно: в «красном уголке» завода состоялось торжественное заседание месткома «со всеми членами союза», где юбиляру преподнесли альбом с фотографиями рабочих. Затем виновника торжества водрузили на стул, подняли над головами и импровизированная процессия во главе с представителями месткома и ячейки рабочих под звуки торжественного марша, исполнявшегося специально приглашенным оркестром из 20 человек, понесла его к накрытым столам. Когда все рабочие и начальство расселись по местам, юбиляру зачитали приветственные телеграммы от бывшего хозяина завода, а также прежних сослуживцев и приступили, наконец, к банкету. Для него на средства самого товарища Ерентьева было припасено сорок бутылок и шесть бочонков пива, два ведра вина, четыре-пять пудов коровьих языков и столько же колбасы с хлебом.

Распорядителями торжеств вообще и угощения рабочих в частности выступали члены заводской комсомольской ячейки, которые вели строгий учет «в обносе» трудящихся пивом и вином, чтобы не споить последних.

Для поддержания порядка в заводском дворе, где стояли столы, и недопущения разного рода эксцессов, по распоряжению администрации у входа был поставлен пикет, так как посторонняя публика, услышав оркестр, сбежалась со всей округи и повисла на заборе, любуясь устроенной пирушкой,

Несмотря на строгий комсомольский надзор, участники банкета все же изрядно охмелели и нетвердо бродили по двору, вызывая у администрации беспокойство за… судьбу завода. Поэтому ближе к полуночи руководство распорядилась торжество свернуть, а его участникам разойтись. И разойтись они, конечно, согласились, и разошлися, то есть расходились – добавив по дороге еще по «маленькой», рабочие устроили в городе и окрестностях множество скандалов и драк. А администрация всю ночь охраняла завод, опасаясь, чтобы с ним чего не случилось. Однако, все обошлось – и город и предприятие в общем уцелели.

Но если на пивзаводе массовая пьянка имела характер разовой акции, то работник Внуторга партиец Валеев пьянствовал на постоянной основе. Партийная же ячейка смотрела на это сквозь пальцы и никаких мер не к нему не принимала. Когда, наконец, райком все же указал партийцам на необходимости привлечь товарища к партответственности, ячейка вынесла странноватое постановление, где говорилось, что Валеев: «Выпивает, очевидно, за счет благополучия семьи».

А в Карсуне отличился член местной парторганизации и волостного исполкома Асташин. Напившись пьяный, он зашел в церковь во время венчания комсомольца, присоединился к хору и начал петь, а потом принялся читать апостольское чтение.

Свое некоммунистическое поведение позже он объяснял тем, что, приехав в Карсун по служебным обязанностям и исполнив их, сильно устал. Чтобы взбодриться, зашел в дом одного крестьянина, где продавали водку, и с устатку выпил. На обратном пути, проходя мимо церкви, услышал хоровые песнопения, и, будучи любителем таковых, решил присоединиться. А после захотелось почитать апостол.

Неуставное проявление усталости коммуниста расценили, как хулиганство, за которое Асташин получил три месяца заключения и был исключен из партии.

Тоже в Карсуне в троицын день кандидат в члены партии Журкин, напившись пьяный, устроил скандал и дебош на улице, за что по распоряжению заместителя секретаря ячейки был арестован милицией и отправлен в арестное помещении, откуда сбежал, выломав дверь. Оказавшись на воле, будущий партиец раздобыл где-то кинжал и, размахивая им, отправился к обидчику- заместителю, угрожая, что все равно его зарежет, однако по пути был обезоружен односельчанами.

Неприятная история случилась и в Майне, где группа хулиганов напала на гражданку Клещеву, утащила ее в разваленный сарай и изнасиловала.

Но когда началось следствие, член сельсовета и коммунист Гаранин, вместо того, чтобы всячески содействовать органам, наоборот, стал им всячески препятствовать, «мобилизуя общественное мнение в защиту преступников» и «доказывая, что это явление в условиях Майны не есть что-то странное». А затем, мобилизовав местных комсомольцев и некоторых беспартийных, организовал сбор подписей в защиту насильников. И селяне эти подписи ставили, «доверяя Гаранину, как к члену партии и члену сельсовета».

В эту нездоровую ситуацию пришлось даже вмешаться представителям уездного парткома. Они созвали сход, где разъяснили важность объективного расследования случившегося и справедливого наказания виновных, после чего многие из подписавшиеся (за исключением кулаков) свои подписи отозвали. И наоборот, стали требовать применения к насильникам самых строгих мер наказания.

Однако все описанное выше буквально меркнет на фоне похождений Старшего Следователя Ульяновского Губсуда по Сызранскому уезду по фамилии Мотин. Эту должность он получил в май 1926 года, едва приехав в Сызрань. Однако прослужил на ниве пролетарского правосудия новоявленный следователь недолго, вскоре попытавшись скрыться, похитив два револьвера «Наган», а также присвоив по поддельным документам казенные 78 рублей.

Вот тут и стали выясняться любопытные подробности биографии бывшего правоохранителя. Оказалось, что в 1920 году он был судим, и приговорен к 10 годам тюремного заключения. Однако спустя всего два года – в двадцать втором – был уже на свободе и через Астраханский Губком, скрыв судимость и присвоив фамилию Минеевского, получил ответственную должность в Губревтрибунале, где также совершил целый ряд преступлений и был приговорен к расстрелу. Однако Верховный Суд заменил высшую меру десятью годами отсидки.

Спустя еще два года за преступления по службе Астраханский Губсуд добавил ему еще три года со строгой изоляцией. Но уже в ноябре 1925-го Мотин-Минеевский от дальнейшего отбытия наказания был освобожден по болезни.

Однако состояние здоровья не помешало аферисту в 1926 году совершить еще ряд преступлений, теперь уже в Саратовской губернии и заработать еще три приговора. Так, в саратовском издательстве Комакадемии по подложным документам он получил 10 тысяч рублей, но распорядиться ими не успел. При обыске у задержанного обнаружили фальшивые бумаги, подтверждавшие его якобы безупречную службу в различных советских и общественных организациях.

Удивительно, но в том же 1926 году Мотин поступил на службу в Рабоче-Крестьянскую Инспекцию Калмыцкой республики, где похитил печать РКИ и с ее помощью произвел себя в партийные кандидаты. С этими бумагами аферист переехал в Чечню, где был назначен помощником прокурора республики.

Дальнейший карьерный рост привел Мотина-Минеевского в Северо-Кавказский краевой суд на должность старшего следователя в Краснодаре, где в горрайкоме взамен самодельного временного кандидатского удостоверения он ухитрился получить настоящий полноценный партийный билет, с которым и прибыл в Симбирскую губернию.

Во время этих должностных скитаний всего за год Мотин успел два раза женится и развестись.

Но даже оказавшись в Симбирском домзаке, бывший «помощник республиканского прокурора и старший следователь» не унывал, развлекаясь тем, что кошмарил местное начальство рассказами, будто из Москвы уже едет его приятель, тоже старший следователь, который его из тюрьмы непременно вытащит, после чего бывший узник вновь вернется на службу в прокуратуру.

К сожалению, дальнейшая судьба афериста не известно, но не исключено, что его тюремные прогнозы сбылись5 и он еще какое-то время продолжал «жить красиво».

Начинался 1928 год. Политика НЭПа близилась к закату. А вот привычка к «хозяйственному обрастанию» и разгульной жизни некоторых товарищей никак не покидала.

11 апреля к члену Бюро Горрайкома ВКП(б), заведующей Отделом Работниц Кузнецовой пришли несколько женщин. Делегацию возглавляла член Горсовета Абызова. В присутствии товарок она рассказала о безобразных проводах, устроенных по поводу отъезда к месту новой службы заведующего Губвнуторгом товарища Абызова. Но не только. Делегатки также утверждали, что в квартире члена партии, Начальника Губернского Административного Отдела Козлова часто происходят пьянки и игра в преферанс на крупные суммы. А в квартире заведующего Горкоммунотделом Неудачина – собираются любители игры в очко. Причем, приглашаются туда не только члены партии, но и беспартийные…

В подтверждение сказанного, Абызова передала Кузнецовой письмо на имя Председателя Губисполкома тов. Рыбочкина с приложенными к нему собственноручными расписками, выданными ей Абызовым и неким Титовичем, с обещаниями прекратить пьянство.

Весь полученный компромат Кузнецова отправила Первому секретарю Ульяновского Горрайкома ВКП(б) Яковлеву, сопроводив послание своими комментариями. В частности о том, что факты, изложенные в письме Абызовой, наводят на мысль о том, что в Ульяновске имеет место нечто очень похожее на происходившее несколько лет назад в Сызрани, в Парфеновском переулке.

В сопроводиловке также содержалась просьба «принять соответствующие меры к ликвидации этих пьяных безобразий и картежной игры на квартире коммунистов, предварительно произведя соответствующее расследование… Кроме этого, – добавила в заключении член бюро, – зять Абызовой, фамилию не знаю, недавно исключенный из партии, аппелирует к ЦКК, прилагая в копии настоящее письмо. Поэтому считаю, что принятие срочных мер крайне необходимо»6.

Неизвестно, получил ли этот «сигнал» какое-то продолжение. Во всяком случае, до середины тридцатых годов.

1 ГАНИ УО Ф. 1, оп. 1. Д. 603, л. 11.

2 ГАНИ УО Ф. 1, оп. 1. Д. 603, л. 13.

3 ГАНИ УО Ф. 1, оп. 1. Д. 603, л. 23.

4 ГАНИ УО Ф. 1, оп. 1. Д. 603, л. 35.

5 ГАНИ Ф. 1, оп. 1. Д. 1291. Л. Л. 184-186

6 ГАНИ Ф. 13, оп. 1, т.1. Д. 775. Л.107.

Владимир Миронов

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru