1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 2023 2024
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
События, 23 Мая 2024
События, 23 Мая 2024
Места, 22 Мая 2024
Герои, 22 Мая 2024
События, 8 Июня 2024
События, 25 Мая 2024
Места, 24 Мая 2024
События, 21 Мая 2024
События, 24 Мая 2024
Герои, 21 Мая 2024
Герои, 21 Мая 1961
События, 15 Марта 1937
События, 17 Мая 1937
Места, 21 Мая 2015
События, 18 Мая 2024
События, 18 Мая 2024
Места, 20 Мая 2024
Места, 16 Мая 2024
События, 14 Мая 2024
События, 24 Мая 2024
Герои, 14 Мая 2024
Герои, 14 Мая 2024
События, 17 Мая 2024
События, 16 Мая 2024
События, 14 Мая 2024
События, 17 Мая 2024
События, 17 Мая 2024
События, 15 Марта 1937
События, 9 Марта 1937
События, 9 Мая 2024
Фото дня
Улица Советская в 1950-е гг.
События, 1 Января 1931
Кому на Руси жить хорошо? Часть 2. Торжество справедливости

Новый, 1931 год, ознаменовался для ульяновцев торжеством социальной справедливости: 3 января все партячейки города получили из горкома уведомление о том, что с пятого числа будут сокращены нормы хлебного пайка для некоторых категорий горожан. У рабочих он уменьшится с 700 до 600 граммов, у членов их семей – с 350 до 300, у служащих – с 400 до 300. Все остальные группы населения продолжат получать его в прежнем объеме.

Карточная система была введена во всех городах СССР в начале 1929 года. Сначала по карточкам отпускался только хлеб. Затем последовало нормированное распределение и других продуктов: сахара, мяса, масла, чая и так далее. Вот и сокращение пайков тоже началось с хлеба.

То, что до недавнего времени жители Ульяновска жировали, выяснилось, скорее всего, во время приема-передачи дел в связи с ликвидацией округа. Оказалось, что нормы хлебного пайка для перечисленных категорий были завышены сверх установленных краевыми инстанциями и Наркомснабом, вследствие чего ульяновский тоготдел незаконно отпускал для названных групп увеличенные пайки, допустив таким образом перерасход 393 тонн хлеба.

«Дальнейшее незаконное распределение ничем не обоснованно и терпимо быть не может. По всем городам эти группы пользуются такими же номами, какие мы вводим», – – говорилось в уведомлении. Отныне паек приводился к общему знаменателю и ульяновцы переставали выделяться на общем фоне своей вызывающей сытостью. А чтобы они, прониклись важностью момента торжества социальной справедливости, горком поручил всем партячейкам провести широкую разъяснительную работу о необходимости уменьшения пайка, а также «быстро реагировать на все обывательские, несоветские выступления и разговоры и немедленно их разоблачать».

Одновременно с сокращением нормы хлеба, выдаваемой в одни руки, падало и его качество. «За последнее время выпечка хлеба в пекарнях ухудшилась, – сообщало ОГПУ. – Среди рабочих пекарен труддисциплина пала, идет поголовное пьянство. Надзора со стороны заведующего производством по хлебопечению нет никакого. Правление ЦРК (центрального рабочего кооператива) в пекарни не заглядывает и не интересуется постановкой работы последних».

А еще эти же горе кооператоры сгноили около 12 тонн моркови, купленной ими в Сельди, в тамошнем питомнике Союза «Плодогород» и сваленной в две огромные кучи в сыром подвале, арендованном у продавца. В результате такого хранения столовые сорта, то есть предназначавшиеся для пропитания трудящихся, оказались уничтоженными на 90 процентов. А семенные – на 50-80.

Всю эту гнилую массу прямо в подвале вяло перебирали шесть работниц, срезая с них гниль. А оставшуюся более или менее уцелевшую часть ЦРК вывозил в город на свой склад. Там морковь солили и пускали дальше, для общественного питания, причем без всякого санитарно-врачебного контроля.

«Такого базара Ульяновск не видел много лет»

Однако, несмотря ни на что, люди ждали праздника. Пусть хлеба мало, пусть он плохой, пусть приходится есть гнилую морковь, зато впереди – Светлое Рождество! Как ни старалась власть искоренить этот опиум из народа, но заставить его забыть Бога никак не удавалось. «Как бы нас ни притесняли, а религию они не убьют», – судачили обыватели. Поэтому именно религиозные праздники по-прежнему оставались для большинства главными, если не единственными. Особенно, Рождество. Вот и в тот год с самого начала января на городских базарах стало особенно многолюдно. Из пригородных деревень потянулись крестьянские обозы. «2 января подвоз продуктов на рынке достиг до большего размера. Постоялые дворы всего города не могли вместить всех приезжих. Больше всего были с хлебом, цена которого упала до 8-9 руб. за пуд вместо 12-13 рублей. Пшено стало 12 руб./пуд. Очень много семячек. Масла и других продуктов было так много, что Ульяновск такого базара не видел несколько лет», – сообщалось в специальной рабочей сводке № 2 Ульяновского ГО ОГПУ за 8 января.

Мяса, по информации чекистов, было меньше. Может быть потому, что его везли тайно, спрятав в санях под соломой, и торговали из-под полы. В городе даже образовался нелегальный мясной рынок, тянувшийся по всей Новосадовой улице (ныне ул. Кирова) от завода «Металлист» до электростанции (от современной остановки «4-й микрорайон» до «Речного порта»). Горожане останавливали сани, ехавшие по улице, и спрашивали, нет ли мяса на продажу. Возы сворачивали на обочину и тут же вокруг них собирались очереди. Мясо мигом разлеталось по обывательским кошелкам по цене 3 – 3,5 рубля за кило «без всякого веса, на совесть крестьянина».

Такая стихийная и бесконтрольная торговля была грубейшим нарушением соответствующего постановления Ульяновского Горисполкома, но ни покупатели, ни продавцы не обращали на это никакого внимания. Первым важно было «достать» мясо подешевле, а вторым – побыстрее продать его, пусть даже без контроля и разрешения сельсовета, зато по более или менее адекватной цене. Лишь бы не сдавать за бесценок государству по твердым, но минимальным ценам в рамках заготовительной кампании.

Ее план на первый квартал 1931 года, еще только-только верставшийся Торготделом, уже предусматривал «контрольные цифры», значительно превышавшие все предыдущие твердые задания. И это при том, что никто – ни Райторготдел, ни сами заготовители, не имели точных сведений о фактическом наличии скота в деревне и ориентировались на данные полугодичной давности. То есть плановые показатели, которые «спускались» сельсоветам, во многом были взяты, что называется, с потолка и мало соответствовали реальным возможностям крестьян.

Кроме того, при планировании принимались во внимание результаты предшествовавших заготовительных кампаний: кто таковые выполнил, а кто сорвал. В результате сельсоветы, всегда и аккуратно сдавшие скот, получали задания в той же пропорции, что и те, кто имел задолженность по предыдущим заготовкам.

В сложившихся условиях, подобный бардак в сочетании с твердыми, но низкими ценами лишал крестьян малейших стимулов к участию в госзаготовках, толкая на «хищнический убой скота» и немедленную его продажу на нелегальном рынке.

А горожане, точнее, горожанки, получили возможность запасаться к празднику продуктами по ценам, более или менее доступным для семей рабочих и служащих, которых, главным образом, и накрыло «выравнивание» пайков. Неудивительно, что эта тема стала главной в базарных пересудах. Но не только эта.

Поскорей бы война

«Ничего, скоро начнется война и их всех все равно передавят! Скоро, скоро царство их закончится», – злорадно пророчествовала в очереди за спиртом некая Ковалева с Большой Конной (ныне ул. Шевченко), подразумевая под «ними» представителей власти.

Народные мечтания о скорой и неминуемой войне витали не только в базарных очередях, но и в рабочей среде, где некоторые представители «правящего класса» тоже грезили о долгожданном разгроме вроде бы своего, пролетарского государства.

«Рабочему при соввласти трудно становится жить, – рассуждал, например, столяр по фамилии Муратов. – Сколько у меня есть знакомых, с кем ни поговорю, все поголовно против советов», – утверждал он.

По его словам, уже этой весной все ждали войну, причем, бескровную, потому что ни крестьянство, ни рабочие воевать за эту власть не станут. А если их погонят в бой насильно, то красноармейцы сразу же начнут сдаваться в плен полками, как австрияки в Германскую.

– А все почему? – Спрашивал собеседников Муратов. И сам же отвечал, – да потому что политика Сталина неправильная! Вот при Ленине жилось лучше. Тогда на дневной заработок в три рубля можно было купить и муки, и мяса. А теперь и на пять ничего не достать, потому что нет ничего. Хлеба уже дают 300 граммов, а будет еще хуже, – пророчествовал плотник, проявляя при этом недюжинную политграмотность: «И Рыков, и Бухарин, и другие уклонисты правильно говорят, что так жить нельзя, – ссылался он на авторитеты. – Что рабочего необходимо снабжать всем, что ему нужно и поддержать крестьянство, которое сейчас, из-за проводимой по отношению к нему политики, настроено против советской власти, и поддержки от него в будущей войне ждать не приходится. И не только от крестьян. Вон и в очередях открыто ругают советы, и говорят: «Хоть бы скорей война. Тогда советскую власть разобьют и станет лучше».

Подобным же образом был настроен и жестянщик Сорокин, работавший в одной из городских артелей и проживавший на улице Московской (ныне ул. Ленина) в доме № 59а. В разговорах с товарищами Сорокин утверждал, что если война и будет, то обязательно весной и продлится она не более трех месяцев, потому что ее ждет разоренное колхозами крестьянство и не организованные рабочие, которых, в отличие от организованных, снабжают очень плохо. Потом, считал он, 85 процентов коммунистов расстреляют, а пятнадцать оставят. Это будут те, кто, несмотря на партбилет, работал против власти.

– И на помощь зарубежных рабочих надеяться нечего, – рассуждал жестянщик, – Газеты врут, будто там живут плохо. Чего ж тогда за сколько лет больше ни в одно государстве советская власть так и не пришла? – Ехидно разоблачал он большевистскую пропаганду. – Вот то о и оно! А советскую власть иностранцы точно разобьют! – Не оставлял сомнений артельщик Сорокин.

При всей кажущейся анекдотичности подобных прогнозов, само их наличие служило довольно тревожным признаком. Люди оказались настолько враждебны к власти, что готовы были избавиться от нее даже с помощью иностранных штыков, видя именно в этом долгожданное торжество справедливости.

Почтовый бунт

Однако одними лишь разговорами дело не ограничивалось. В число тех, чей семисотграммовый паек сократился, попали и работники почты – письмоносцы, ответившие на это «недоброжелательным отношением к своей работе» вплоть до массового отказа от таковой. Например, когда 7 января заведующий газетным подотделом Ульяновской почтовой конторы, поручил письмоносцам сфальцевать газеты, предназначенные к разноске, все двадцать работников категорически отказались это делать. «Раз вы урезаете наш хлебный паек, платите мизерное жалования в 45 рублей, заставляя ходить в разноску по 10-12 часов в день, на наши просьбы не обращаете внимания, то и мы фальцевать газеты больше не будем. Тем более, это не входит в наши обязанности», – заявили заведующему работники Ваклин, Модин, Кулаков, Буланов, Воронин и Еремеев.

А последние трое вели среди своих коллег и прочих почтовых служащих разговоры о том, что советская власть, вместо того, чтобы увеличить норму питания, наоборот, только уменьшает ее. «Разве это правильно, когда у мужика взяли хлеб по 75 копеек за пуд, а ЦРК его продает по той же цене, но уже за килограмм! Разве это не грабеж? А мы, получая 45 рублей, платим за хлеб по 12-15, – возмущались письмоносцы. – Надо организованно добиться увеличения зарплаты и приравнивания нас к группе индустриальных рабочих», – призывали смутьяны. А самый активный – Буланов, призывал к тому, чтобы отпуска письмоносцам давали не как всем, в течение всего года, а исключительно летом, и чтобы, отработав положенные 8 часов в день, они заканчивали работу независимо от того, все ли письма и газеты успели разнести.

Расценивая подобное отношение почтальонов к своим обязанностям, как рваческое, чекисты вынуждены были признать, что в подобных взглядах Буланов не одинок. Его поддерживал, например, Михаил Козлов, кстати, недавно принятый кандидатом ВКП(б).

– Надо бросать разноску писем и газет даже ели много остается не разнесенных по окончании 8-часовой работы, – утверждал он, а также призывал требовать от начальства увеличения штата письмоносцев и уменьшения района обслуживания каждого из них.

Когда же заведующий почтовым отделением попытался урезонить Козлова тем, что возбуждение масс не к лицу партийному товарищу, тот в ответ заявил, что не очень-то и нуждается «в вашей партии, и начал ругать соввласть, выражаясь нецензурными словами».

Разумеется, ОГПУ не могло оставить подобное без пристального внимания, и тут же приступило «к выявлению инициаторов массового отказа от работы» и «источника влияния на письмоносцев». А партпрофорганам поручили провести среди почтовиков разъяснительную работу.

Источники:

ГАНИ УО Ф 13, оп. 1. Д. 1001, л. 8,9,10,11,16,21, 114, 122.

ГАНИ УО Ф. 48, оп. 1, д. 82, л. 10, 19.

Владимир Миронов

Кому на Руси жить хорошо? Часть 1. Грозные аплодисменты

Кому на Руси жить хорошо? Часть 2. Торжество справедливости

Кому на Руси жить хорошо? Часть 3. Торжество продолжается

Кому на Руси жить хорошо? Часть 4. Все в норме

Источник фото

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей РусскихАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛатышевЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМаркелычев АлександрМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПетров С.Б.ПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.Соснин П.И.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыХудожественный музейЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Регистрационный номер СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, Ульяновская область, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, 73online@mail.ru