1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 2023 2024
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
События, 23 Мая 2024
События, 23 Мая 2024
Места, 22 Мая 2024
Герои, 22 Мая 2024
События, 8 Июня 2024
События, 25 Мая 2024
Места, 24 Мая 2024
События, 21 Мая 2024
События, 24 Мая 2024
Герои, 21 Мая 2024
Герои, 21 Мая 1961
События, 15 Марта 1937
События, 17 Мая 1937
Места, 21 Мая 2015
События, 18 Мая 2024
События, 18 Мая 2024
Места, 20 Мая 2024
Места, 16 Мая 2024
События, 14 Мая 2024
События, 24 Мая 2024
Герои, 14 Мая 2024
Герои, 14 Мая 2024
События, 17 Мая 2024
События, 16 Мая 2024
События, 14 Мая 2024
События, 17 Мая 2024
События, 17 Мая 2024
События, 15 Марта 1937
События, 9 Марта 1937
События, 9 Мая 2024
Фото дня
Улица Советская в 1950-е гг.
События, 5 Марта 1932
Студенческие игры. Часть 3. Разговорщики

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Начало: Студенческие игры. Часть 1

Студенческие игры. Часть 2

В ноябре 1932 года в Ульяновске была «вскрыта» очередная антисоветская молодежная группировка из четырех человек, окопавшаяся в землеустроительном техникуме. Самым младшим ее участником оказался уроженец Мелекесса семнадцатилетний Алексей Петрович Филатов. Его отец числился рабочим, но как бы не совсем полноценным, поскольку, по неточным и не проверенным на тот момент сведениям, слыл ярым «религиозником» и даже когда-то состоял церковным старостой.

Формально рабочим был и отец другого члена группировки – восемнадцатилетнего Николая Алексеевича Каравашкина. Однако, по сведениям чекистов, он тоже являлся церковником, да к тому же закоренелым, каким только и мог быть староста храма. Мало того, на момент разоблачения сына, Каравашкин - старший держал в Мелекессе что-то вроде постоялого двора, где останавливались крестьяне, приезжавшие в город в базарные дни. Неудивительно, что при таком родителе Николай был исключен из комсомола и из техникума за срыв производственной практики и проведение антисоветской деятельности среди студентов.

Третьим «заговорщиком» оказался ровесник бывшего студента и комсомольца Константин Павлович Чихалов. Тоже потомственный пролетарий, на чью семью в ОГПУ компромата не было. Но зато таковой имелся на самого Костю, попавшегося на краже валенок и за это судимого.

Самым старшим в кампании был Дмитрий Николаевич Шокуров двадцати одного года от роду. Он оказался единственным, в чьей биографии до момента разоблачения не нашлось ни одного темного пятнышка – тоже происходил из рабочих, имел среднее образование и даже с 1926 года состоял в комсомоле.

Все четверо, по сведениям чекистов, «в бытность учащимися в техникуме, проводили среди студентов систематическую антисоветскую деятельность, деморализовали трудовую и учебную дисциплину, срывали производственную практику. Будучи на производственной практике, вели среди крестьянства, в частности, колхозников, агитацию о том, что колхозы никакой пользы крестьянству не дадут, что из них нужно уходить.

В среде учащихся Землеустроительного техникума указанная группа лиц на всем протяжении насаждала пораженческие настроения, доказывая на каждом шагу неизбежность возникновения скорой войны с Японией и, в связи с этим, падение Советской власти».

В конце 20-х и все 30-е годы ХХ века взаимоотношения между СССР и милитаристской Японией, как тогда называли нашего дальневосточного соседа, были крайне напряженными и носили характер «горячего мира». Несколько раз дело доходило до серьезных вооруженных конфликтов, едва не вылившихся в полномасштабную войну, которую, как оказалось, с нетерпением и ждали некоторые советские студенты.

Комната № 13

Свое вступление на скользкий контрреволюционный путь Алексей Филатов связывал с Николаем и Верой Каравашкиными, с которыми он познакомился в техникуме. Брат и сестра, как и он сам, были мелекесцами, так что сначала их отношения складывались, как чисто земляческие.

Приезжая домой на побывку, Алексей обязательно наведывался к родителям новых друзей, рассказать об учебе, об их общем студенческом житье-бытье, ну и так, о жизни вообще. Как и любых родителей, Каравашкиных в первую очередь интересовало, как и чем их чада питаются. Рассказы гостя на эту тему выходили грустными, и слушая их, мать с отцом обычно начинали охать и причитать. Мол, как же так? Как же можно держать деток впроголодь-то? Мол, прежде такого не было: и продуктов хватало, и стоили они дешевле. Да и вообще жилось всем лучше.

Эти родительские настроены передавались и Вере с Николаем. А через них «заразился» и Филатов. «Я тоже сбился с правильного пути действия и сошел незаметно для всех на путь вредный, тормозящий нашему социалистическому строительству», – каялся Алексей следователю.

Однако, дело, возможно, было не только в этом. Может быть, некую мистическую роль в его идейно-политическом разложении сыграла и комната общежития, в которой обитал студент. Точнее, не сама комната, а ее номер – тринадцатый. Во всяком случае, эта цифра часто фигурирует в показаниях свидетелей. Именно здесь, за дверью с несчастливым номером, Алексей и вел свою «систематическую антисоветскую деятельность», главной темой которой была политика – колхозная, промышленная и… международная.

«В феврале месяце 1932 года в общежитии техникума, в комнате № 13, в присутствии студентов Петрова, Уварова, Лесного, Фролова, Коновалова и других, Филатов говорил: «У нас в районе колхозники, оставшись голодными, ходят по миру и просят милостыню, скот в колхозах дохнет. Имеющийся совхоз совсем развалился. Колхозники бегут от голода на заработки в город. Рабочая сила в деревне совсем не остается, и весной некому и не на чем будет работать. В результате чего мы в 1932 году останемся голодающими», – со знанием дела вещал доморощенный «эксперт». Весенне-посевная кампания сорвется, уверял он, потому что нет тягловой силы, а тракторов еще из-за границы не прислали. «Сталинградский тракторстрой стоит в виде одних стен. Нет также семян для посева, так как их все вывезло государство и израсходовало на военные нужды на Дальнем Востоке. В стране – полная разруха, ничего не построено, хлеб на 50% сгнил на полях, скот подох, в стране нет сырья», – важно утверждал Леха,

«С ученым видом знатока» в пух и прах разносил он не только колхозную, но и государственную промышленную политику в целом: «У нас в стране по газетам много строят, а в результате нет ничего. Идет только одна разруха. Наметили вторую пятилетку. Но я против этой второй пятилетки, – радикально решил ее судьбу семнадцатилетний землеустроитель. И тут же дал задание правительству: «Надо сначала обуть население, а потом строить вторую пятилетку». Хотя, из нее «все равно ничего не выйдет, так как придет японец и все равно всех разгонит. К тому же мы в первую пятилетку сидим голодные, а во вторую, тем более, потому что раз у нас нет сырья, то нам нечего строить фабрики и заводы, так как они все равно будут стоять».

Разобравшись с внутренними проблемами, Леха переключался на международную повестку. «Мы не хотим войны, – рассуждал он, будто член правительства, а то и ЦК. – Но посылаем войска на границу Манчжурии для того, чтобы в нужный момент натравить японцев на войну, так как сам Сталин ждет этого, потому что все равно нашей стране крах.

Дожить бы только до весны, а там придет японец, он им покажет пятилетку! Только пятки засверкают, – злорадно предрекал Филатов. – Жить нам осталось только до весны, а там с японцами воевать заберут». И снизив голос почти до шепота, делился «секретной информацией»: «Мой хороший знакомый из Мелекесса поехал на Восток и никак не может выбраться оттуда, потому что не ходят пассажирские поезда, а идут поезда исключительно с военным грузом и войсками для войны с Японией, и как только СССР начнет войну с Японией, так большинство рабочих и все крестьянство будут воевать против советской власти».

Самое удивительное, что Филатову, разинув рты, внимали не только его сверстники, но нередко и те, кто был гораздо старше юного стратега. А тот, не ограничиваясь теоретическими рассуждениями, призывал однокашников к активным практическим действиям.

«Скоро студентам будут давать 400 граммов хлеба, а рабочим совсем не будут, потому что СССР ждет нападения империалистических стран, и все продукты питания берегут для войны, – вещал доморощенный предсказатель и призывал товарищей не ходить на занятия до тех пор, пока их не накормят. «И чего только смотрят студенты, не сделают бунта? – Удивлялся он. – Ведь их так плохо кормят, а они молчат. Возьмем, к примеру, хоть нашу комнату. Мы только поговорим между собой, а сделать ничего не можем».

Эти политпосиделки в тринадцатой комнате продолжались с начала февраля по начало апреля, пока обитатели общежития не разъехались на производственную практику. Путь Филатова к месту назначения пролегал через Чебоксары. Прогуливаясь по городу, группа практикантов, в которой был и Алексей, оказалась возле чувашского педагогического института. Увидев вывеску учебного заведения, юный златоуст, видимо, уже привыкший к почтительному вниманию, и тут не смог удержаться от язвительной реплики. «Ишь ты! – Как будто удивленно воскликнул он. – Институт! Чуваш просвещают! Да их не грамоте надо учить, а лапти да веревки плести». А когда на крыльцо вышла институтская сторожиха, он обхамил и ее, обругав матом на чувашском языке.

В середине октября, по возвращении студентов с практики, посиделки в тринадцатой комнате возобновились, и вновь на них солировал Филатов: «Студентов скоро совсем будут кормить, как свиней, а они будут с себя все продавать и ходить в одних кальсонах без стыда, а учиться будут, так как надо кончать техникум», – будто стыдил он товарищей, никак не желавших бунтовать.

Смерть Сталину!

Комсомолец Дмитрий Шокуров до поры до времени слыл в техникуме ярым противником всех контрреволюционных элементов, пока однажды не проявил-таки свое антисоветское нутро, влившись в ряды землемеровских «оппозиционеров». Случилось это в марте 1932 года, когда он получил письмо от родных. «Мне пишут, что Фабзавуч при фабрике не работает, так как все сидят голодные», – делился Дмитрий нерадостными вестями из дома. И если бы только фабзавуч! Родня писала, что фабрику, на которой до поступления в техникум работал и сам студент, и где продолжал трудиться его отец, сняли с пайка, и теперь все они обречены на голод. В ответ рабочие забастовали, требуя выплатить зарплату и улучшить продовольственное снабжение. «И сразу, небось, нашли и привезли продовольствия, снабдили рабочих, – с воодушевлением рассказывал Шокуров и делал вывод, – вот теперь и нам надо нажимать на них. Только тогда и жить можно будет… А то мы здесь уже голодаем, едим силос с червяками в столовой № 10… Вот до чего довела сталинская политика. Не мешало бы все эти проклятые совхозы, колхозы, разогнать, а Сталина свергнуть и поставить его вон в техникум в качестве сторожа», – рассуждал Шокуров под впечатлением вестей из дома. А присутствовавший при этом студент Шаблин, добавил: «Нет, не в сторожа его. Он этого не достоин. Его нужно расстрелять». «А перед этим раздеть и нагишом, без штанов провести по всей Москве», – развивал идею приятелей будущий советский специалист Косичев.

Вскоре после этих разговоров Шакуров написал родителям письмо, содержание которого тщательно скрывал. Он лишь намекал, что сообщил на свою бывшую фабрику о том, как голодают студенты и настойчиво предлагал товарищам подписаться под этим посланием, потому что «всем лучше поверят», а подписантам за это ничего не будет. С такими предложениями он обращался, в частности, к сокурсникам Бездомнову и Александрову. Но те отказались и в итоге ни одной подписи Дмитрий так и не собрал.

Но его уже, что называется, несло. «Эх, выиграть бы хоть тысяч 10! Я бы напился пьяным, пришел бы в техникум, изорвал бы комсомольский билет и бросил бы им в морду! – поделился он с товарищами своей мечтой. И добавил: «Только бы началась война. Все против будут, и не пойдут за них воевать». Кто-то заметил, что при мобилизации сам мечтатель, как комсомолец, попадет под нее одним из первых. «А вы думаете, мы из дураков? – Тут же отбрил скептика Дмитрий. – Мы сразу перебежим на ту сторону!». И обернулся к сокурснику Макарову: «Так что ли, Ваня?». Но тот благоразумно промолчал.

Вскоре начался набор студентов в военную школу, но Шокуров от участия в нем увильнул: «Нечего идти в эти школы, все равно советская власть не просуществует до того времени, пока новички выучатся», – объяснял он свой отказ от картеры военного.

Как-то на уроке обществоведения, недавний комсомольский активист, а ныне потенциальный предатель заявил: «Если бы было в моей власти все, то я бы сейчас написал приказ о разгоне колхозов, а Сталина на два года посадил бы в тюрьму».

«А я бы приказал расстрелять его», – поддержал товарища студент Иван Шаблин.

Около двух часов дня 5 марта 1932 года в Москве было совершено покушение на советника германского посольства фон Твардовского, ехавшего на автомобиле из диппредставительства домой. Выстрелами из револьвера злоумышленник легко ранил дипломата в шею и руку, после чего был задержан и обезоружен сотрудником ОГПУ и проходившим мимо рабочим.

Происшествие вызвало много разговоров, в том числе и среди ульяновских студентов. Во время одного из таких обсуждений Шокуров заявил: «Скорее бы убили Сталина, что ли, все бы был какой-нибудь переворот». «Сталину и другим главным хорошо выдумывать, они сыты. А вот накормить его – Сталина, нашим силосом, он бы по-другому запел… Или вместо Сизова сделать сторожем техникума», – рассуждал он в другой раз, рассматривая портрет вождя.

Одновременно с политическим разложением бывшего активиста, шла и его бытовая деградация: все чаще Шокуров становился зачинщиком дебошей и драк в столовой, пропускал занятия в техникуме, совсем забросил общественную работу.

Хождение в народ

В отличие от своего земляка Филатова, Николай Каравашкин на «международный уровень» не лез, предпочитая просвещать сокурсников на актуальную для них тему «временных продовольственных затруднений» и причины таковых. А чтобы до полуголодных товарищей смысл его рассуждений доходил лучше, он сопровождал их «наглядной агитацией»: из поездок к родне в Мелекесс Колька всегда привозил белый хлеб, масло и другие продукты, которые поедал в гордом одиночестве. Заем, уже сытым, приходил вместе со всеми в столовую, где демонстративно не притрагивался к тамошней пище. «Вот чем нас кормят, студентов, как свиней – одним силосом», – говорил он, брезгливо отодвигая от себя тарелки. Потом забирал свою хлебную пайку и демонстративно уходил, вздыхая с показной горечью: «Да разе дома я стал бы есть такой хлеб? И голодом не морят, и до сыты не кормят».

Раздеваясь каждый вечер перед сном, Каравашкин демонстрировал соседям свое рваное нижнее белье, сопровождая этот стриптиз ехидно-насмешливым комментарием: «Вот, смотрите, до чего дошел рабочий класс, даже кальсон не стало, и взять негде».

А однажды, во время проработки студентами постановления ЦК ВКП(б) о запрещении принудительного обобществления скота, Каравашкин громко заявил, будто у них в Мелекессе скот отбирают даже у рабочих, что было откровенной ложью, в чем Николая тут же и уличили, однако он нисколько этим не смутился.

В апреле студены-землеустроители разъехались на производственную практику. Каравшкина вместе однокурсником Лесновым и руководителем практики Фоминым направили в деревню Висяга Порецкого района чувашской республики. Ехать было не очень далеко, однако обладатель рваных кальсон изрядно достал спутников матерными разговорами о том, что «отцу паек хотели снизить, и так уж голодный. Одни у нас жируют, жрут белый хлеб, а другие мрут с голода. Хлебозаготовки опять нас оставят голодными, без хлеба. И вот, чтобы все эти дыры заткнуть, выдумали колхозно-совхозную торговлю», – со злостью рассуждал он, нисколько не смущаясь тем, что одним из тех, кто жировали и жрал белый хлеб, был он сам.

Тему социального неравенства по-советски практикант продолжал развивать и прибыв на место. Крестьяне, особенно молодежь, с интересом слушали городского образованного парня, который авторитетно утверждал, что «в городах голодуют. Часть членов партии едят пшеничную муку. Сыты только те, которые сидят в качестве заправил, вроде директоров. А те, которые находятся на производстве, они ничего не получают. Партия не слушает масс, оторвалась от масс. Вот будут хлебозаготовки, опять будем голодать. Совхозно-колхозная торговля разрешена ввиду того, что нигде ничего нет, и она будет из себя представлять сплошную спекуляцию… Хлеб с крестьян берут, а куда девают, не известно. Народ голодает. Вот, возьмем к примеру, наш Мелекесс. Весь город голодует, потому что пуд муки стоит 30 рублей. Неужели все это пожирает одна только Красная Армия?». «Вот скоро дадут план хлебозаготовок, и достанется вам. Пора действовать», призывал юный землемер. И действовал сам.

Организовав вокруг себя местных бузотеров, Колька повел их на штурм… ульев и кражу меда. Однако, попытка не удалась, видимо, пчелы сумели отбиться. Поэтому в дальнейшем ватага принялась опустошать чужие сады и огороды, растаскивая яблоки и овощи.

Осенью практика закончилась. К 10 октября будущие землеустроители вернулись в Ульяновск и, видимо, уже отвыкший от белого родительского хлеба с маслом, Николай продолжил борьбу за сытый студенческий быт, как всегда обильно приправляя таковую жирным слоем отборной матерщины в адрес советской власти.

При этом Каравашкин понимал, что его кипучая деятельность на этом поприще может иметь печальные последствия, и, как умел, страховался. Так, по возвращении с практики, он пригрозил всем, кто был с ним в Висяге: «Если, кто осмелится сказать обо мне что-либо, получит финским ножом в бок». Однокурсники знали, что это не пустые слова: с первых дней учебы Николай не блистал дисциплиной и был известен, как зачинщик многочисленных драк. А во время одной из них даже пытался пустить в ход нож, ударив им студента Коновалова. Однако, в тот раз обошлось, но вот как получится в следующий? В общем, до поры до времени ребята молчали. Даже из числа активистов, которых люто ненавидел четвертый участник «вскрытой» группировки – Чихалов.

ИРА

У некоторых граждан, отсидевших положенное в местах, не столь отдаленных, и в память об этом украсивших свои тела соответствующими статусу татуировками, среди прочих «узоров», встречается короткая надпись: «ИРА». Однако это вовсе не имя любимой девушки, а аббревиатура, которая расшифровывается так: «Иду Резать Актив».

Не известно имелась ли такая наколка у студента землеустроительного техникума Константина Чихалова, но если бы и имелась, то носил бы он ее по праву. «Я этот актив терпеть не могу», – говорил Константин о сокурсниках, активно участвовавших в общественно-политической жизни учебного заведения. «Бросьте вы этим заниматься, вести политику! На это у нас есть актив! Вот пусть он и работает!», – обычно выкрикивал из он «партера» во время разного рода мероприятий, а над самими активистами насмехался и даже угрожал им, например, комсомольцу Михайлову. «Ты что же, хочешь заниматься доносами? – Грозно поинтересовался у него как-то Чихалов. – Смотри у меня, если меня исключат из техникума, то я тебе в темном углу нож в бок всуну, и еще кой-кому, кто осмелится это сделать. Теперь время такое, просижу один месяц, а там и опять свободный».

Возможно, веру в собственную безнаказанность Косте внушил случай, когда год назад он попался на краже 35 пар валенок. За это студенту грозило исключение из техникума и даже срок. Однако с учетом пролетарского происхождения, вор отделался легким испугом и не только не сел, но и продолжил учебу.

Когда сокурсники спрашивали его, отчего он так не любит товарищей-активистов, незадачливый похититель казенной обуви обычно начинал кричать, что у него ничего нет. Что хлеба дают мало, что все дорого и что с рабочих дерут за все втридорога. Впрочем, говорил он об этом не только в узком студенческом кругу, но и открыто – на занятиях. Так, во время одного из уроков политэкономии, Чихалов заявил: «Вот какая настала тяжелая жизнь – ничего нигде нет, и кооперации ничего не дают. А если дают, то только ударникам, и то по баснословным ценам». В ответ же на возражения со стороны нелюбимых им активистов, что он сознательно преувеличивает и раздувает имевшиеся трудности, Константин буквально взорвался: «Разве неправда, что в колхозах жить плохо, что крестьян в них загоняют насильно, а те бегут из колхозов! Если бы сейчас где-нибудь в деревне вспыхнула бы забастовка, я бы первый принял в ней участие!».

Виноват во всем происходящем, по мнению Чихалова, был Сталин и его партия. «Вот если бы сейчас страной руководил Троцкий, то все пошло бы совсем по-другому», – поделился как-то Константин очень непопулярными в то время мыслями со студентом Волковым. Единственную надежду на изменения к лучшему, будущий землеустроитель тоже видел в близкой уже войне с японцем, который «по правильному почистит СССР» и сразу всем станет легче.

В общем, в техникуме, по словам допрошенных учащихся, Чихалов считался «разложившимся элементом, не имеющим ничего общего со студенческим коллективом».

Поначалу в антисоветской группировке числился и пятый элемент по фамилии Алтухов, «имевший связь» с так называемой «англичанкой» – жительницей Ульяновска Егоровой. По информации чекистов женщина была «религиозной фанатичкой и антисоветской личностью», за что и была в конце концов арестована. Однако в ходе следствия выяснилось, что Алтухов хоть и бывал у Егоровой раза три или четыре, но исключительно для того, чтобы брать уроки английского языка, и что во время этого их общения, «англичанка» действительно пыталась «производить воздействие на Алтухова в сторону обработки его в антисоветском духе». Однако ученик на эти провокации не поддался, дав понять учительнице, что с ним такое не пройдет. А поскольку больше никакого компромата на Алтухова отыскать не удалось, он был исключен из списка подозреваемых «за недостаточностью фактов его антисоветской деятельности».

Слово – не воробей…

Что же касается остальных фигурантов, то их обвинили в проведении систематической агитации среди студентов и в разложении трудовой и учебной дисциплины, хотя никто из них никакой вины за собой не признал. Шокуров, например, заявлял, что его антисоветские выпады были просто шутками. Примерно так же оправдывались и остальные. Тем не менее, следствие сочло их действия, точнее, разговоры групповыми, а преступную связь между обвиняемыми – установленной. «Филатов вместе с Каравашкиным ездили в гор. Мелекесс, бывали там друг у друга, и в бытность в техникуме, между ними наблюдалась теснейшая связь во всех отношениях. Свои антисоветские взгляды они взаимно поддерживали.

Шокуров, будучи на производственной практике в Мелекесском районе, и узнав о том, что Каравашкина из Чувреспублики с практики выгнали за разлагательскую деятельность, взял его к себе в качестве рабочего земотряда. Наконец, факт их постоянного совместного пребывания в бытность в техникуме, свидетельствует также о теснейшей связи и общей антисоветской деятельности между указанными лицами», – констатировали чекисты.

Все четверо были арестованы и содержались под стражей в Ульяновском изоляторе, ожидая передачи их дела на рассмотрение Тройки Полномочного Представительства ОГПУ.

Как сложилась дальнейшая судьба, так и не состоявшихся землеустроителей, не известно.

Источники:

ГАНИ УО Ф. 13, оп. 1. Д. 1062. Л. 145-155.

https://kartaslov.ru/книги/Евгений_Горбунов_Восточный_рубеж_ОКДВА_против_японской_армии/2

Владимир Миронов

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей РусскихАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛатышевЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМаркелычев АлександрМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПетров С.Б.ПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.Соснин П.И.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыХудожественный музейЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Регистрационный номер СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, Ульяновская область, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, 73online@mail.ru