1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Лента времени
Фото, 13 Мая 1996
Фото, 6 Июня 1998
Фото, 7 Июня 1998
Фото, 7 Июня 1998
Фото, 22 Апреля 1995
Фото, 24 Апреля 1988
Фото, 23 Апреля 2000
Фото, 7 Марта 1997
События, 9 Мая 1945
События, 15 Февраля 1980
Фото, 9 Мая 1987
Фото, 9 Мая 1987
Фото, 9 Мая 1985
Фото, 1 Марта 2000
Фото, 1 Ноября 1995
Воспоминания, 22 Апреля 1967
Места, 1 Января 1648
Места, 1 Января 1648
События, 1 Января 1648
Места, 1 Января 1648
Герои, 1 Января 1648
Места, 1 Января 1809
Воспоминания, 1 Декабря 1911
Воспоминания, 29 Октября 1930
Места, 1 Декабря 1937
Воспоминания, 27 Мая 1924
Места, 1 Января 1648
Герои, 1 Октября 1774
Места, 22 Мая 1940
Воспоминания, 11 Июня 1916
Фото дня
Выводка плавучих опор при строительстве моста через Волгу
Популярное
Видеоархив
Тэги
События, 15 Августа 2008
Раскопать чудо? Возможно!

В конкурсе «Семь чудес Ульяновской области» в номинации «Рождение чуда» победил проект «1700 лет Старой Майне». Его автор – доцент УлГУ, советник руководителя управления Росохранкультуры по Приволжскому федеральному округу Александр Кожевин. Александр Евгеньевич Кожевин – давний знакомый редакции «Мономаха». Десять лет назад, работая над своей кандидатской диссертацией, он с увлечением рассказывал нам об одном из методов определения возраста исторических находок – оптическом датировании. Было ясно: археология – это то, чем молодой учёный дышит. И вот теперь во всех СМИ читаем о сенсационной гипотезе Александра Евгеньевича – Старой Майне 1700 лет и она претендует на роль самого древнего славянского поселения Европы! Разумеется, мы не могли остаться в стороне.

– Александр Евгеньевич, как учёные устанавливают время появления древних поселений?

А.К.: Время основания городов, имеющих многовековую историю, обычно определяется по дате первого упоминания их в письменных документах, хотя достоверно известно, что они существовали и раньше. Например, академик РАН В.В. Седов, определяя возраст русских городов, основывался не только на летописных данных, но и на результатах археологических исследований, которые делают город значительно старше, чем первое упоминание в летописи.

– Именно так произошло с определением даты основания Казани и последующим празднованием 1000-летия столицы Татарстана?

А.К.: Совершенно верно. Комплексное изучение письменных и археологических источников, результаты естественнонаучных исследований были эффективно применены для определения возраста Казани. Тогда это позволило выработать методику и методологию исследований. В основу положено заключение академика Б.А. Рыбакова, директора Института археологии АН СССР, по поводу несостоявшегося 800-летия Казани в 1977 году: «В отдельных случаях, когда отсутствуют достоверные письменные источники допустимо определять дату основания города по результатам археологических раскопок. Для этой цели необходимо, прежде всего, вскрыть укрепления города и определить дату их постройки. Тщательно изучить культурный слой города и связать его с городскими укреплениями». Нам было интересно применить это к сельским поселениям.

– Наверное, по результатам раскопок легче установить, кто населял данную территорию, чем точную дату возникновения посёлка?

А.К.: И здесь всё не так просто. Возникновение поселений Старомайнского комплекса относится ко времени именьковской культуры (IV–VII вв.). В эпоху Великого переселения народов в Восточной Европе произошли буквально «тектонические» изменения. Крупное провинциально-римское образование Северного Причерноморья – черняховская культура – в результате нашествия гуннов прекратило своё развитие. Группа славянских земледельцев в последних десятилетиях IV века оттуда переселилась в Среднее Поволжье, где ими была создана именьковская культура. Вторжение в их земли болгарских и других тюркоязычных орд нарушило контакты именьковского населения со странами Востока.

Поэтому славяне на рубеже VII–VIII веков заселили сначала лесостепные области Днепровского левобережья и Среднего Подонья, по соседству с Хазарским каганатом. Здесь переселенцами была создана волынцевская культура. По мнению крупнейшего специалиста по археологии славян и Древней Руси, академика РАН В.В. Седова: «допустимо предположение, что этническим именем волынцевской культуры было русы. Это была область, которая в русских летописях ещё в XII в. противопоставлялась остальным территориям Древнерусского государства, как «Русская земля». Важнейшими городами её были Киев, Чернигов и Переяславль».

Эта точка зрения была изложена им на Международной конференции, проходившей в Казани в 2003 году и опубликована в статье в сборнике по материалам конференции.

– Это говорит о том, что, по его мнению, волынцевскую культуру сформировали русы?

А.К.: Совершенно верно. Более того, через два года в своей книге «Славяне. Древнерусская народность», изданной в Москве, он высказался ещё категоричнее: «В период гуннского нашествия носители этнонима русь мигрировали в Среднее Поволжье, где создали именьковскую культуру. Через три столетия они вынуждены были переселиться в Левобережноднепровско-Донской регион, где представлены волынцевской культурой. Место их проживания здесь фиксируется в летописях как Русская земля (в узком значении)». И другие исследователи поддерживают его точку зрения – Киев был форпостом волынцевской культуры на Правобережье Днепра.

Для интересующихся вопросом, могу порекомендовать статью В.Я. Петрухина «Сказание о хазарской дани в контексте летописной истории».

– Можно ли предположить, что среди представителей именьковской культуры с берегов Волги, переселившихся на Днепр, были и жители с территории, занимаемой сейчас р.п. Старая Майна?

А.К.: Рассуждения в прессе некоторых ульяновских археологов о возможности участия населения именно Старой Майны в основании Киева, на мой взгляд, выглядят, по меньшей мере, странно. Как, впрочем, и тезис о том, что порядка 1700 лет назад в современном для нас виде посёлка в помине не было, тоже не однозначен. В современном для нас виде 360 лет назад не было и Симбирска. Да и Москва 861 год назад выглядела иначе, как, впрочем, и любой другой населённый пункт в пору своего возникновения. Считать возникновение сельских поселений на рубеже III–IV веков неким политическим актом-основанием абсурдно.

– Что известно о происхождении именьковской культуры современным учёным?

А.К.: Е.П. Казаков (Татарстан) склонен видеть в носителях именьковской культуры поздних сармат. В 1988 году профессор Г.И. Матвеева (Самара) попыталась обосновать славянское происхождение именьковской культуры. В настоящее время эта точка зрения приобретает всё большее число сторонников. Ранее именьковцев считали финно-язычными буртасами, тюрками и угро-мадьярами. Есть и другие точки зрения.

На наш взгляд, на ранних этапах именьковская культура была полиэтничной. В ней отчётливо содержатся древнегерманские, сарматские, славянские, балтские и местные финно-угорские компоненты. Этому есть основательные подтверждения.

– Какие экспедиции наиболее преуспели в своих изысканиях на этой территории?

А.К.: Старомайнский археологический микрорайон исследовался ранее экспедициями под руководством д.и.н. Е.П. Казакова и профессора Г.И. Матвеевой. Археологические работы также здесь проводили крупнейшие археологи – А.П. Смирнов (Москва), А.В. Збруева (Москва), Т.А. Хлебникова (Казань).

Экспедицией УлГУ в 2000–06 годы были получены новые археологические материалы в пределах р.п. Старая Майна. Наибольший интерес представляют находки, относящиеся к именьковской археологической культуре. К наиболее ранним относится римская монета императора Гордиана III (238–244 гг.), фибула (застёжка для плаща) с расширенной ножкой, датируемая II–III веками с территории Северного Причерноморья и подвеска-лунница круга выемчатых эмалей того же времени.

С немного более поздним временем связаны железная и бронзовая пряжки овальной формы с утолщением в передней части без щитков, характерные для IV века. Кроме этого, с территории Старомайнского могильника происходят ещё две медные римские монеты. Одна из них – императора Каракаллы.

В раннеболгарский период основная масса именьковского населения покинула территорию Среднего Поволжья, и большинство поселений и городищ именьковской культуры запустели.

Однако в последнее десятилетие в Среднем Поволжье выявлено около десятка поселений VIII–IX вв. Некоторые из них (Мало-Пальцинское селище) были известны ещё в 50–60-х годах XX века, но воспринимались исследователями как болгарские домонгольского периода. Наличие на многих именьковских поселениях культурных напластований болгарского периода послужило основанием для того, чтобы сделать вывод: земледельческое население на Средней Волге оставалось до времени становления болгарской государственности.

К таковым памятникам принадлежит и Именьковское городище (давшее имя культуре), верхние слои которого содержат керамику и вещи болгарского периода.

– Существует ли чёткое разделение по времени, когда одна культура сменила другую?

А.К.: Видите ли, многие учёные отмечали отсутствие хронологического разрыва между именьковскими и раннеболгарскими древностями. Например, П.Н. Старостин и А.Х. Халиков полагали, что отдельные группы именьковского населения при появлении кочевых орд ушли в глухие местности, где и сохранились до становления Волжской Болгарии.

Другая группа археологов, указывая на существенные различия между именьковской культурой и древностями Большетарханского, Танкеевского и других раннеболгарских могильников, утверждает, что именьковское население целиком оставило Средневолжские земли до прихода болгар.

Однако новейшие археологические материалы не позволяют согласиться с этим мнением. Об участии именьковского населения в этногенезе волжских болгар со всей определённостью свидетельствуют материалы раннеболгарской культуры. Раскопки Гундоровского и Старокуйбышевского селищ, городищ Лысая Гора, «Чёртов городок» и у р.п. Старая Майна свидетельствуют о подселении болгар-кочевников к земледельцам.

Часть именьковского населения осталась в Среднем Поволжье и вошла в союзнические отношения с раннеболгарскими кочевниками. Интересные результаты были получены при исследовании поселения Старая Майна. Это детали поясной гарнитуры – пряжка типа «Тепсень», имеющая аналогии в материалах одноимённого археологического комплекса у с. Планерское (Коктебель) в Крыму, датируемая VII–VIII веками. Найдена идентичная пряжка из Мокрой Балки, где она датируется, по мнению В.Б. Ковалевской, VIII–IX веками.

Существует фрагмент наконечника ремня, имеющий аналогии в погребении 3 кургана 14 раннеболгарского Новинковского II курганного могильника, 3 полулунные накладки из плоских пластин, накладка с кольцом, идентичная материалам Крюковско-Кужновского могильника, накладка восточно-тюркского типа (близкие к ней происходят из Даг-Аразы на Саяно-Алтае и Неволинского могильника в Прикамье), четырёхугольная накладка, прямоугольно скошенная налево, и схожая с ней накладка с округло-выпуклой правой стороной, серьга салтовского типа. В коллекции присутствует коромыслообразная копоушка с округлой петлёй на середине длины, датируемая второй половиной VIII– первой половиной IX века. К IX веку относятся округлая и фигурная накладка, аналогичная материалам Дмитриевского могильника, коньковая накладка, идентичная материалам могильника Мыдлань-Шай.

Поэтому можно утверждать, что и в раннеболгарскую эпоху – то есть в VIII–IX вв, жизнь на территории современного посёлка Старая Майна продолжалась.

– А что же было позже?

А.К.: В домонгольский период Волжской Болгарии – в X–начале XIII вв. через эту территорию проходил один из наиболее оживлённых сухопутных торговых путей между Болгаром и Киевом. Именно этим временем датируются поясные накладки, грушевидные подвески, бубенчик, наконечники стрел, шиферные пряслица, височное кольцо муромского типа. Обнаружены серебряные арабские монеты-дирхемы. На поселении Cтарая Майна VI найден западноевропейский денарий Оттона III и Адельгейды (990–995 гг.). На территории поселений известны материалы золотоордынского времени – три медные монеты Хызра (1360–1361 гг.), фрагменты поливной керамики. Важной категорией находок золотоордынского времени являются находки зеркал. Найдено целое зеркало из белой бронзы с декором из четырёхлепестковой розетки. Зеркало имеет полную аналогию в материалах погребения 5 могильника «Песчаный остров», где оно датируется концом XIV века. Кроме этого найдены фрагменты ещё двух зеркал. С северной окраины р.п. Старая Майна известны золотоордынские монеты XIII–XV веков. В археологической карте Ульяновской области Г.М. Буров упоминает о находке у северо-западной окраины р.п. Старая Майна четырёх обрезанных серебряных джучидских монет – хана Токты (Сарай ал-Махрус, 1310–1311 гг.), Джанибека (Сарай ал Джедид, 1348–1349 гг.), Бердибека (Сарай ал-Джедид, 1358–1359 гг.), Навруза (Гюлистан, 1359–1360 гг.). По мнению Бурова, монеты составляли кладовый комплекс. Но не исключено, что монеты могли быть индивидуальными находками.

– В более поздний период доказывать постоянное проживание людей на территории Старой Майны уже, наверное, существенно легче?

А.К.: Безусловно. Позволю себе привести большой фрагмент крупнейшего свода «Селения Казанского ханства по писцовым книгам» Е.И. Чернышёва, труд которого интересен всем специалистам по истории и археологии Казанского ханства. В нём о р.п. Старая Майна сказано следующее: «Очень крупное владение со второй половины XVI века имели Яков и Фёдор Асановы по реке Уреню-Атабаевский луг с деревнями Ботьма и Старая Майна. Яков Васильевич Асанов получил на это владение грамоту 7105 (1597 г.), по которой он унаследовал от отца своего, служилого татарина, бортный ухожей, бобровые гоны и рыбные ловли за Камой рекой по Ногайской стороне, ниже Тетюш, и по Майне реке.

Ещё подробнее даёт сведения об этой вотчине писцовая книга И. Болтина 1603 г.: «бортный ухожей и бобровые гоны и рыбные ловли за рекой за Камой по реке по Волге и на Ногайской стороне по Самарской дороге ниже Тетюш, по Майне реке Атабаевский луг, по речке по Уреню по вершину да к Малому бору и по дубровник и по Волгу реку, а по Волге реке на низ от Маинского устья: нижняя межа по Красный Яр – повыше Синбирского городища, а верхняя межа по Майне реке по нижнюю сторону (т.е. по левую) вверх и по тем урочищам бобровые гоны и рыбными ловлями и сенными покосами владеет сам князь Яков: рыбу ловят и бобры гоняют на нево его князь Яковлевы люди, а бортной ухожей и по записи 1597 года отдаёт он на оброк Свияжскому уезду с горные стороны «чуваше» Якушу за Курмашу Мулозяковым да Бускею Кудай Мазит Девлетбахтееву, а оброку Якушко с товарищи с тех знамён князь Якову по записи платят 18 батман: за восемь батман деньгами 5 руб. 6 алт. 4 деньги – за батманы по 21 алтыну по 4 деньги – да мёдом дают 10 батман».

Привожу эту выдержку из писцовой книги, чтобы показать на обширность владений и на большой доход, получаемый Асановыми. Кроме того, эти угодья, если были в постоянной эксплуатации татарских служилых людей во второй половине XVI в., то тем более это надо иметь ввиду до «Казанского взятия».

Писцовая книга говорит о том, что только бортный ухожей эксплуатировался наездом, т.е. приходящими людьми, а, следовательно тут было достаточное количество населения, постоянно живущего и до и после взятия Казани, с помощью которого убирались луга, ловили рыбу и пользовались лесами».

– Есть ли подтверждение этому в находках?

А.К.: На карте «Археологические памятники Волжско-Камской Булгарии и её территория» у Р.Г. Фахрутдинова Старая Майна отмечена как поселение этого времени. Кроме того, в наших археологических материалах присутствует нумизматическая коллекция близкого времени (монеты Великого княжества Литовского 1520–1550-х годов, шведская монета Эрика XIV, чеканенная в Ревеле в 1567 г., монета Речи Посполитой 1593 г.

Нами выделена группа керамики, связываемая с существованием поселения в период Казанского ханства. Последующий период до 1670 года – времени начала строительства Майнского острога – также представлен нумизматическими находками: найдены деньга сына Ивана Грозного Фёдора Ивановича (1584–1598 гг.), копейки Михаила Фёдоровича, Алексея Михайловича и т.д.

Общепринято, что рапорт А.И. Свечина в «Правительствующий Сенат от 10 мая 1765 года» содержит исторические неточности. Однако его сообщение о пригороде Майнске (Богоявленском) принимает новое звучание: «...Строен для закрытия живущих на луговой стороне татар и протчих народов, по взятии Казани через 15 лет, а кто при сём строении определён был жители сего города не знают. Городовое укрепление деревянное хотя и было, но от столь немалого времени согнивши развалился, и все его остатки две такие же башни, церковь деревянная одна».

Впервые совместно с Н. А. Горбуновым нами были обнаружены остатки Майнского острога!

– Старомайнский археологический район – лакомый кусок для археологов. Уникальная территория каким-то образом охраняется?

А.К.: Действительно, таких, богатых историческими находками мест, в нашей стране очень мало. Пожалуй, больше только в низовьях Камы. Для того, чтобы как-то оградить это место, ульяновские учёные предлагают создать в районе Старой Майны археологический заповедник. Эта идея поддержана губернатором Ульяновской области С.И. Морозовым.

Под руководством Института археологии РАН и совместно с Национальным центром археологических исследований Республики Татарстан нами разработана комплексная программа исследований на территории села. Важно понять настоящие причины постоянного присутствия населения на территории Старой Майны.

Результаты уже проведённых исследований позволяют утверждать, что Старая Майна (Богоявленское) является поселением, где история межнационального и межкультурного диалога насчитывает не менее 1700 лет. Возникнув как славянское поселение, оно существовало затем как болгарское, татарское и русское село.

Всё это позволяет отнести поселение к древнейшим сельским населённым пунктам Российской Федерации.Дальнейшие исследования могут принести ещё немало новых открытий.

"Мономах", №4(55), 2008 г.

Поделиться в социальных сетях

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2019. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru