1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 2021 2022 2023 2024
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
Места, 1 Января 1717
Места, 1 Января 1648
Места, 1 Января 1670
Места, 1 Января 1648
Места, 5 Июля 1954
Места, 1 Января 1745
Места, 1 Января 1780
Места, 1 Января 1745
Места, 24 Февраля 2024
Герои, 26 Февраля 2024
Герои, 28 Февраля 2024
Герои, 28 Февраля 2024
Воспоминания, 28 Февраля 2024
События, 19 Апреля 1937
События, 24 Ноября 1935
События, 20 Июня 1937
События, 30 Октября 1936
События, 2 Февраля 1912
События, 3 Марта 2024
Воспоминания, 10 Октября 1990
Герои, 17 Февраля 2024
Герои, 15 Февраля 2024
Герои, 18 Июля 1879
Воспоминания, 11 Февраля 1988
Места, 13 Февраля 2024
Герои, 10 Февраля 2024
События, 9 Февраля 2024
События, 12 Февраля 2024
События, 27 Августа 1937
События, 17 Мая 1937
Фото дня
Андрей Разбаш в детстве у памятника Ленину в Ульяновске. 1956 г.
События, 5 Августа 1932
Урожай в законе

Только-только начинало светать, когда сторож Деревянкин, охранявший колхозное поле, заметил три странные фигуры, кравшиеся в сторону Больших Ключищ. Ноги у них были обыкновенные, человеческие, а вот тела какие-то бесформенные, будто большие горбатые черти выбрались из преисподней. Вот уже несколько лет Деревянкин ни в Бога, ни в нечистую силу не верил, но ему все равно сделалось не по себе и он по старой, все еще не изжитой, привычке перекрестился. И сразу словно прозрел. «Да, это ж не черти! Это – мужики с мешками!», - понял колхозник и, зычно крикнув: «А ну! Стой!», быстро пошел навстречу неизвестным. Те остановились, сбросили ношу и обернулись. Тут-то сторож их и узнал: ближе всего стоял подкулачник Ямщиков, а чуть поодаль – зажиточные Каленков и Кандрухин.

– Чего несете? – Грозно спросил односельчан колхозный страж.

– А твое какое дело? – Вопросом на вопрос ответил подкулачник.

– Да вот такое! А ну развязывай торбы, – приказал Деревянкин.

– Шел бы ты по-хорошему, – посоветовал кто-то из троих.

– Я вот те сейчас пойду... – удар сзади по голове прервал перепалку, свалив на землю охранника, едва успевшего прикрыться руками, и тут же со всех сторон на него посыпались увесистые тумаки. Били жестоко, но, слава Богу, не долго. Убедившись, что шаги убегавших стихли, Деревянкин медленно поднялся, вытер рукавом кровь с разбитого лица и побрел в село.

В брошенных мешках, а также в потайных ямах во дворах Ямщикова, Каленкова и Кандрухина нашли в общей сложности 350 килограммов зерна, а осмотрев колхозное поле, обнаружили 800 обмолоченных снопов и еще 200 – со срезанными колосьями.

Случилось это 5 августа 1932 года, за два дня до выхода знаменитого «Закона о трех колосках» – Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации, и укреплении общественной (социалистической) собственности», известного в народе также и под названием «семь на восемь».

Закон « О трех колосках»

Во времена так называемой хрущевской оттепели, а затем и в перестроечные годы Постановление обросло огромным количеством мифов. «Знающие люди», среди которых нередко попадались и весьма уважаемые публицисты, утверждали, что «закон семь на восемь» был направлен на полное подавление и уничтожения крестьян, которых массово хватали и сажали на десять лет в ГУЛАГ за те пресловутые «три колоска», подобранные голодающими людьми на колхозных полях уже после того, как оттуда был вывезен урожай. И будто бы в безжалостные жернова репрессивной машины попадали даже дети! Ну, а чего ж вы хотели от тирана Сталина?

Инициатором разработки и принятия упомянутого Постановления действительно был Иосиф Виссарионович. В июле 1932 годаонписалКагановичу и Молотову: «…за последнее время участились, во-первых, хищения грузов на желдортранспорте (расхищают на десятки мил. руб.), во-вторых, хищения кооперативного и колхозного имущества. Хищения организуются главным образом кулаками (раскулаченными) и другими антиобщественными элементами, старающимися расшатать наш новый строй. По закону эти господа рассматриваются как обычные воры, получают два-три года тюрьмы (формально!), а на деле через 6-8 месяцев амнистируются…. Терпеть дальше такое положение немыслимо».

Статья 162 тогдашнего Уголовного Кодекса, каравшая за «тайное похищение чужого имущества (кражу)», и вправду была крайне либеральной. Так, кража, совершенная «частным лицом из государственных и общественных складов, вагонов, судов и иных хранилищ…» предусматривала «лишение свободы на срок до двух лет или принудительные работы на срок до одного года». Если то же самое было совершено с использованием «технических средств или неоднократно, или по сговору с другими лицами, а равно всякая кража из тех же складов и хранилищ, при особо крупных размерах похищенного», то преступникам грозила отсидка максимум в пять лет. А с учетом постоянных амнистий, и того меньше.

Не удивительно, что к началу тридцатых годов масштаб хищений государственной собственности достиг такого размаха, что напрямую угрожал экономическому и социальному положению в стране. При этом люди, похитившие миллионы рублей, с точки зрения закона не отличались от тех, кто украл кусок хлеба.

Проще говоря, Уголовный Кодекс отстал от сложившихся в стране реалий. А внесение в него изменений было процессом довольно длительным, тогда как обстановка требовала немедленных и эффективных мер. Таковыми и стали «Закон о трех колосках». «Общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы как враги народа», – говорилось в его преамбуле.

16 сентября вышла инструкция по применению постановления от 7 августа. Первый ее раздел очерчивал круг преступлений, подпадавших под действие постановления. В него включались хищения государственной и общественной собственности: промышленной (заводского и фабричного имущества), совхозной, государственных торговых организаций, колхозной, кооперативной, а также грузов на железнодорожном и водном транспорте и местном автотранспорте.

Так что речь шла, как видим, не только и даже не столько о пресловутых колосках, сколько о государственном имуществе в целом. И если следовать логике «разоблачителей», наряду с крестьянами, тиран намеревался истребить заодно и работников торговли, и железнодорожников, и даже пролетариат.

Обозначению категорий «врагов народа» то есть расхитителей и мерам социальной защиты от них был посвящен второй раздел Инструкции. В данном случае нас интересует крестьянство, поэтому перейдем сразу к нему.

В «сельскохозяйственной» части документа речь шла в первую очередь о кулаках, «как проникших в колхоз, так и находящихся вне колхоза, организующих или принимающих участие в хищениях колхозного имущества и хлеба». К таким предписывалось, применять высшую меру наказания «без послабления», то есть расстрел.

Что касается «трудящихся единоличников и колхозников, изобличенных в хищении колхозного имущества и хлеба», то их за то же самое надлежало сажать на десять лет. Правда, при отсутствии отягчающих обстоятельств. При наличии же таковых, а именно «систематических хищениях колхозного хлеба, свеклы и других сельскохозяйственных продуктов, и скота, хищениях организованными группами, а также в крупных размерах и сопровождающихся насильственными действиями, террористическими актами, поджогами и так далее», они тоже подлежали расстрелу.

Отдельный пункт был посвящен должностным лицам – председателям колхозов и членам правлений, участвовавшим в хищениях. Их тоже надлежало ставить к стенке, и лишь при смягчающих обстоятельствах разрешалось заменять расстрел десятилетним лишением свободы.

Пункт седьмой придавал данному нормативному акту так называемую обратную силу, то есть предусмотренные им меры наказания разрешалось применять к лицам, совершившим преступления ДО принятия Постановления «в случаях, когда преступления имеют общественно-политическое значение».

Срок рассмотрения дел, возбужденных по закону от 7 августа, включая вынесение приговора, не должен был превышать пятнадцати дней, и лишь в исключительных случаях, при наличии большого количества обвиняемых, он мог продлеваться до тридцати суток.

Полномочным Представительством ОГПУ рассматривались лишь те дела, по которым хищения сопровождались массовыми выступлениями, насильственными действиями, террористическими актами, поджогами, а также те, по которым проходили организованные группировки с большим количеством арестованных. Все же прочие были подсудны соответствующим городским или районным судам, которые, наряду с нормами Постановления «семь на восемь» продолжали применять и более мягкую статью 162 УК. То есть оба нормативных акта имели равное правовое значение.

Урожай и сила закона

Принятие «закона семь на восемь» совпало с разворачивавшейся в районе хлебозаготовительной кампанией, самое активное участие в которой принимали и судебно-следственные органы. В частности, в села, особенно в социально неблагополучные, выезжали специальные бригады в составе народных следователей и судей. Прибыв на места, они на общих собраниях в сельсоветах, в бригадах колхозов и прочих коллективах разъясняли крестьянам положения правительственного постановления. А для наглядности, тут же применяли его на практике, благо поводов к этому сельские труженики давали предостаточно: на 1 октября 1932 года в районе с начала кампании за хищения урожая было привлечено к уголовной ответственности 164 человека. Абсолютное их большинство составляли середняки – 81 подсудимый. 12 дел приходилось на зажиточных и лишь 8 – на кулаков. Бедноты среди расхитителей набралось 29 человек и еще 23 колхозника. Участие в расхищении колхозной собственности принимали также 11 должностных лиц.

Двое осужденных – кулак и середняк, получили высшую меру. Скорее всего, одним из них был и участник нападения на колхозного сторожа Деревянкина. Во всяком случае, выездная сессия Краевого Суда при государственном обвинителе от Ульяновской прокуратуры приговорила к расстрелу подкулачника Ямщикова, и вскоре приговор был приведен в исполнение. Двое его сообщников – середняки Каленков и Кандрухин – получили по 10 лет. Как и еще девять расхитителей, среди которых оказался один кулак, шестеро зажиточных и четыре середняка.

Лишением свободы на сроки от двух до восьми лет отделались 66 осужденных, свыше половины, которых (47 человек) приходилось на середняков. Большинство их (27 душ) оказалось и среди 62 осужденных на сроки от трех месяцев до одного года. Примечательно, что наряду с колхозниками и бедняками, в эту категорию попали также девять из одиннадцать должностных лиц, уличенных в хищениях. Среди них больше всех пострадал начальник, получивший два года реального лишения свободы. Остальные отделались самыми минимальными сроками и даже условным наказанием, которое получили трое осужденных. Еще семеро судом были вообще оправданы.

Таким образом, из всех крестьян, представших в сентябре перед судом за хищения «трех колосков», под действие соответствующего закона попали лишь 24 человека (14,6%) – те, кто получил самые строгие наказания – от восьми лет до «вышки». Остальные пошли по более мягкой 162-й статье УК.

Трудно сказать, что больше впечатлило сельчан – разъяснения или расстрелы, только к концу сентября количество хищений зерна в районе заметно сократилось. И не только зерна.

Луковая «мафия»

Наряду с применением жестких мер к расхитителям колхозного хлеба с помощью Постановления от 7 августа, не менее жестко пресекались хищения сельхозпродукции, выращенной в садах и на огородах. Например, репчатого лука, которым был засеян пригородный огородный участок сельхоз секции городского Рабочего кооператива. В конце лета лук выкапывали и на какое-то время оставляли в поле для просушки. Однако вместе с ней очень скоро обнаружилась и «утруска» слезоточивой продукции – только за одну ночь на 1 сентября с кооперативного огорода пропало не менее 300 кг только что выращенного урожая. И это при том, что его охранял специально поставленный сторож.

Прошло два дня и в полдень 3 числа охранник соседнего лукового участка Егоров, заметил, как из дома, находившегося рядом с огородной делянкой, вышел незнакомец с мешком. Егоров нагнал его и поинтересовался, что тот несет. Гражданин не стал юлить и честно признался, что в мешке находится лук, который он только что купил по десять рублей за пуд. Однако задержать покупателя бдительный сторож не смог – поняв, к чему все идет, неизвестный, бросив ношу, сбежал. Но дом-то, из которого тот вышел, никуда не делся. Жила в нем некая гражданка Никифорова, у которой при обыске нашли почти 250 килограммов ворованного лука, припрятанного в разных укромных местах.

На следствии женщина созналась, что воровала не одна, а с сообщниками Гундаровым и Сафоновым, а также сторожами Ковшаровым и Стуловым. В жилище последнего тоже нашли около двух пудов похищенного продукта.

Что касается Ковшарова, то на самом деле он оказался раскулаченным лишенцем Муратовым, высланным вместе с сыновьями в северный край, но оттуда бежавшим. Какое-то время беглец скрывался у своего брата, а потом, раздобыв документы на имя Ковшарова С.В., устроился сторожем на огородный участок Горрабкоопа, где и организовал преступную группу по хищению лука. По итогам расследования все ее участники были привлечены к уголовной ответственности по ст. 58-7 УК, каравшей за экономическую контрреволюцию, то есть за «противодействие нормальной деятельности государственных учреждений и предприятий или соответствующее использование их для разрушения и подрыва государственной промышленности, торговли и транспорта».

Какое наказание в итоге получили члены этой «луковой мафии» не известно, но по указанной статье им грозил расстрел с конфискацией всего имущества, и лишь при наличии смягчающих обстоятельств – лишение свободы со строгой изоляцией на срок не ниже пяти лет.

Так что в данном случае обошлись, как видим, без «трех колосков» – вполне хватило Уголовного Кодекса.

Заставь дурака…

Однако «наряду с достижениями в данной области работы, в деятельности судебных органов (нарсуд 4 уч.) имело место недопонимание закона от 7 августа в части определения меры соцзащиты ниже установленной законом», – самокритично признавала недоработки Ульяновская прокуратура.

Но если судьи порой, по мнению обвинения, обходились с подсудимыми неоправданно мягко, то некоторые товарищи на местах, напротив, действовали по принципу: «заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет».

Так, например, в Кременках сельсовет ополчился на местную беднячку Лебедеву, имевшую на иждивении двух малолетних детей. Женщину попытались привлечь к уголовной ответственности за незаконное изготовление крепких спиртных напитков и «сопротивление представителям власти при исполнении ими возложенных на них законом обязанностей».

Началось с того, что в рамках хлебозаготовительной кампании Лебедеву обязали сдать государству 10 пудов зерна. Четыре с половиной она отвезла, а остальное не успела, поскольку не на чем – своей лошади в хозяйстве не было, а ранее нанятую хозяин забрал на другие нужды.

Все это женщина и попыталась объяснить заместителю председателя сельсовета Голяшкину, когда тот явился к ней с обыском 14 августа, хотя срок выполнения хлебозаготовок истекал только 25 числе. За оставшееся время Лебедева вполне могла успеть исполнить свои обязательства. Но сельсовет ждать почему-то не стал.

В бедняцких закромах представители власти обнаружили два мешка муки, столько же ухвостья (отходов первичной очистки гороха) и четыре литра самодельного вина. Все найденное отобрали, не оставив хозяйке ни горсти муки, ни зернышка из отходов. Поэому не удивительно, что и обыск, и погрузку «добычи» Лебедева сопровождала громкими и не всегда цензурными комментариями в адрес начальства, чем сильно обидела товарища Голяшкина. В результате был составлен акт о том, что обобранная односельчанка оскорбляла представителей власти и даже угрожала им.

Дальнейший ход «делу» дал участковый, возбудивший против Лебедевой уголовное преследование за так называемое шинкарство – обнаружение у женщины четырех бутылок вина, по мнению стража сельского порядка, неопровержимо доказывало виновность матери двоих детей в незаконной торговле спиртным. Сама подозреваемая уверяла, что приготовила самогон, чтобы расплатиться им с односельчанами за предоставление ей лошадей на время вспашки озимых, но ей не поверили. Или сделали вид, что не верят, хотя широкое хождение на селе «жидкой валюты» ни для кого не было секретом. Например, в колхозах «Серп и молот» при Бухтеевке, и имени Буденного при селе Часовня председатели широко применяли такую меру поощрения работников, как литр водки на каждого передовика.

Набег на Лебедеву, а тем более изъятие у нее уховстья, «не заготовляемого правительством», прокуратура сочла «высшим признаком головотяпства со стороны членов сельсовета», как и действия участкового, который обязан был самоуправство пресечь. В итоге все изъятое Лебедевой вернули и уголовное дело против нее прекратили. Зато возбудили другое – против членов сельсовета, за «злоупотребление властью или служебным положением». В отношении же участкового ограничились дисциплинарным взысканием.

Впрочем, усердием не по уму отличился не только товарищ Голяшкин. Чрезмерное служебное рвение проявляли и другие товарищи. Например, заведующий вторым садовым участком Ульяновского сельхозкомбината, член ВКП(б) Соколовский и беспартийный объездчик, кстати, бывший сотрудник милиции, Подгорный. С ведома директора комбината, коммуниста Велиной, названные граждане, не слишком стесняя себя рамками закона, чинили суд и расправу над работницами предприятия – по окончании трудового дня обыскивали их и при обнаружении в карманах вишни или яблок, сажали провинившихся в подвал, где держали целыми ночами. Еще жестче обходились с детишками, лазавшими через забор в сад за яблоками. Их Соколовский с Подгорным не только избивали, но и издевались, заставляя плясать перед собой чечетку, а потом запирали на ночь в подвал или в сарай.

Кроме того, выяснилось, что директор принимала на работу кого попало, без разбора. В результате сторожами у нее трудилось 15 лишенцев, а еще три десятка рабочих вообще не имели никаких документов.

По результатам прокурорской проверки Велина и Соколовский были исключены из партии и вместе с Подгорным преданы суду. А последний, как непосредственный исполнитель самочинных наказаний и бывший работник милиции, был еще и арестован.

Уголовный «урожай»

К зиме хлебозаготовительная кампания в Ульяновском районе завершилась и 14 декабря 1932 года состоялось подведение ее уголовно–правовых итогов: за кражи колхозного хлеба было возбуждено 101 дело, по которым к ответственны привлечено 202 человека. В том числе 8 кулаков, 17 зажиточных, 91 середняк, 34 бедняка, 33 колхозника и 19 должностных лиц.

В ходе судебных разбирательств 11 подсудимых были оправданы. В их числе один зажиточный, по два середняка, колхозника и начальника и четверо бедняков.

Остальным вынесли обвинительные приговоры, по которым осужденные получили следующие наказания:

Таким образом, самые суровые кары – от 5 лет до расстрела, обрушились на 20 процентов осужденных. При этом почти треть остальных были приговорены к срокам от 2 до 3 лет заключения. Чуть меньше половины (42,5%) получили наказания не связанные с лишением свободы, и буквально единицы (трое) получили ссылку и высылку за пределы района.

Приведенные цифры свидетельствуют о том. что карательную политику в сфере борьбы с хищениями урожая (официальный термин того времени) вряд ли можно назвать жесткой. Но даже такая она устраивала не всех.

Поздним вечером 15 ноября 1932 года председатель Пилюгинского сельсовета коммунист Мишин вернулся, наконец, домой. С ним был гость – уполномоченный горсовета Гаранин, приехавший в село по делам. Около десяти часов товарищи уселись было за стол, чтобы поужинать и обсудить то, что за день обсудить не успели. Однако разговор был неожиданно прерван – под звон разбитого стекла с улицы в окно, спиной к которому сидел председатель, влетел и с силой ударил его по затылку дубовый кол длиной в три метра и толщиной в восемь сантиметров. Удар получился увесистым, но, судя по тому, что случившееся ОГПУ квалифицировало как покушение на террористический акт, Мишин остался жив.

По подозрению в преступлении был задержан житель села, середняк Корнилий Денисович Викторов, который в тот день, напившись, пьяным, угрожал председателю и обещал отомстить за своего брата и его родственников, которых недавно осудили за сокрытие от хлебозаготовок зерна в ямах. И вот теперь перед судом, который предлагалось сделать публично-показательным, предстояло предстать и Корнилию.

Но его дело попадет в статистику уже следующего, 1933 года.

Источники:

ГАУО Ф. Р-1435, оп. 1, д. 96, Л. 10-21, 22, 22 об., 23, 67, 67 об., 97, 113 об, 114.

https://istmat.org/node/37802

Владимир Миронов

Источник фото

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей РусскихАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛатышевЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМаркелычев АлександрМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПетров С.Б.ПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.Соснин П.И.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыХудожественный музейЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru