1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
Герои, 9 Декабря 1965
Герои, 9 Декабря 1975
Герои, 7 Декабря 1648
События, 22 Октября 1922
Места, 7 Декабря 1832
События, 15 Октября 1922
Фото, 1 Мая 1956
Герои, 31 Января 1830
Герои, 18 Октября 1834
Герои, 8 Ноября 1879
Фото, 14 Июля 1899
События, 7 Сентября 1921
События, 7 Сентября 1921
Герои, 21 Ноября 1902
События, 10 Ноября 1918
События, 22 Ноября 1918
События, 13 Ноября 1918
Воспоминания, 15 Мая 1932
Места, 21 Ноября 1648
Герои, 22 Ноября 1960
События, 4 Ноября 1918
Фото, 12 Февраля 1912
Фото, 1 Августа 1934
События, 12 Сентября 1918
События, 19 Января 1922
События, 13 Сентября 1921
Фото, 18 Октября 1891
Воспоминания, 9 Октября 1920
Воспоминания, 11 Февраля 1920
Воспоминания, 15 Января 1920
Фото дня
Ценная находка
События, 4 Ноября 1918
«1918. Симбирскъ», книжная серия «Симбирские тайны». В. Миронов. Часть 9. Чёрные дни миновали. Главы 4-5

Продолжение книги Владимира Анатольевича Миронова «1918. Симбирскъ» - из серии «Симбирские тайны».

Часть 1. Тернистый путь к власти советов

Глава 1. Родина Ленина и колыбель революции и Глава 2. Узок круг этих революционеров

Глава 3. Которые тут временные? Слазь! и Глава 4. ЧК не дремлет

Глава 5. Тяжело в деревне без нагана и Глава 6. Неравная битва с Бахусом

Глава 7. Конструкторы власти и Глава 8. Такой Совет нам не нужен?

Глава 9. Вот они расселись по местам и Глава 10. НКВД губернского масштаба

Глава 11. Юстиция в алой косынке и Глава 12. Фемида против Бахуса

Глава 13. Финансы для диктатуры пролетариата и Глава 14. Под шелест кадетских знамён

Глава 15. Два комиссара

Глава 16. Год без царя

Глава 17. Охота на комиссара и Глава 18. ГубЧК. Первые шаги

Глава 19. С пулемётом – за картошкой

Глава 20. За шаг до войны

Часть 2. «Да здравствует Красная Армия!»

Глава 1. Дело на миллион и Глава 2. «Армия» губернского масштаба

Глава 3. Через день – на ремень и Глава 4. Надо ли бояться человека с ружьём?

Глава 5. Переприём и Глава 6. Красноармейская Пасха

Глава 7. «Ополчение», мобилизация, оружие

Часть 3. Милиция

Глава 1. Первая жертва и Глава 2. В состоянии переходном

Глава 3. Спасение утопающих… и Глава 4. Новые власти и старые грабли

Глава 5. Стратегия и тактика и Глава 6. Если кто-то кое-где у нас порой…

Глава 8. Тревожное лето

Часть 4. Тучи над городом встали

Глава 1. Братья-славяне

Глава 2. Смело мы в бой пойдём…

Глава 3. Под Самарой и Глава 4. На запасном пути…

Глава 5. Штабные игры и Глава 6. Золотой куш

Глава 7. Симбирская группа войск и Глава 8. Главком Муравьёв

Глава 9. Суд, комбед, мобилизация, отступление, Глава 10. Когда свои страшнее неприятеля и Глава 11. Первая Революционная

Часть 5. Загадки июльской ночи

Глава 1. Зигзаги памяти, Глава 2. Взгляд изнутри и Глава 3. …И «снаружи»

Глава 4. Мятеж подкрался незаметно и Глава 5. Тюрьма или цитадель?

Глава 6. Развязка

Глава 7. Разбор полётов

Часть 6. Катастрофа

Глава 1. Враг у ворот и Глава 2. Мелекесский фронт

Глава 3. У семи нянек... и Глава 4. Разгром

Глава 5. На Сенгилеевском направлении и Глава 6. «Тяжелый, но необходимый урок»

Часть 7. Под властью КОМУЧа

Глава 1. Народная армия

Глава 2. Новая старая власть

Глава 3. И в воздух чепчики бросали… и Глава 4. Заводской брак по расчёту

Глава 5. «В жестокой борьбе за демократию»

Глава 6. Сенгилей. Дружина

Глава 7. Вперёд, к прошлому и Глава 8. Земля – крестьянам. Фабрики – рабочим

Глава 9. На фронте и в тылу

Глава 10. Добрым словом и револьвером

Часть 8. Ответный удар

Глава 1. «За свою молодую свободу»

Глава 2. Кровь – за кровь и Глава 3. На Симбирск!

Глава 4. В городе и Глава 5. Операция «Мост»

Глава 6. Последний и решительный

Глава 7. Конец «коменданта»

Часть 9. Чёрные дни миновали

Глава 1. «Гнёзда пролетариата» и Глава 2. Навстречу Октябрю!

Глава 3. Война за хлеб

Глава 4. Карающий меч революции… и Глава 5. …И пролетарское правосудие

 

Глава 4. Карающий меч революции…

Не оставалась в стороне от проведения продовольственной диктатуры и губернская ЧК, обратившая пристальное внимание, в том числе на «многочисленные случаи изготовления в деревнях самогонки». «Таковое явление, – говорилось в приказе губЧК № 19 от 4 ноября 1918 года, – порождая усиленное пьянство, тяжелым образом влияет на политический порядок в деревне, ибо создает благоприятную почву для провокаций и контрреволюционных выступлений. Вместе с тем, это вызывает непроизводительную трату, что вносит разруху в дело снабжения страны продовольствием и ухудшает без того тяжелые в продовольственном отношении положения Москвы и Петрограда, а также голодающей северной и центральной областей России». Исходя из приведённых соображений, самогоноварение ЧК приказывала прекратить, а виновных в изготовлении самогонки привлекать к ответственности и карать по всей строгости революционных законов военного времени. В том числе конфисковывать их имущество, обращая его «в народное достояние». Всем Чрезвычайным комиссиям надлежало строжайше следить за выполнением этого приказа, «требуя от уездных, волостных и сельских Советов, а также комитетов бедноты самого активного содействия по искоренению этого позорного и больного в столь тяжелый для революции момент явления». Подписали приказ Председатель ЧК на чехословацком фронте Лацис и глава Симбирской губЧК Левин (ГАУО. Ф. Р-1081. Оп. 1. Д. 1. Л. 62).

Наличие двух подписей под одним приказом объясняется сложившейся на тот момент структурой Чрезвычайной комиссии, действовавшей в Симбирске. С возвращением в город советской власти ЧК работала здесь при штабе Первой армии и в оперативном отношении «обслуживала» в первую очередь воинские части и лишь во вторую – нужды гражданской власти. Поэтому губисполком и счёл необходимым сформировать сугубо губернскую Комиссию. Свою деятельность она начала 16 октября 1918 года по предписаниям ЧК на чехословацком фронте и ВЧК (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 237–238). Возглавил губернскую Чрезвычайную комиссию Абрам Михайлович Левин, его заместителем стал Ксаверий Иосифович Вынгро (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 1), отдел по борьбе с контрреволюцией возглавил Карл Генрихович Регут (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 9). Следственным отделом заведовал Михаил Нефедов (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 4), отделом по борьбе со спекуляцией – Григорий Лурье (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 3), оперативным – Роберт Кизанов (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 8), иногородним – Афроим Яковлевич Брослин (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 6). Было в штате и два контрразведочника – Отто Верб и Францнельбад Недбаль (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 8). Все пятеро заведующих отделами составили коллегию губЧК. При Комиссии работало 4 следователя, 17 агентов и комиссаров (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 237–238). В начале декабря было открыто отделение ЧК при станции Инза, которое возглавил комиссар Петр Павлович Голубев (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 35).

К концу 1918 года в губернской Чрезвычайной комиссии служило в общей сложности 69 сотрудников, включая канцелярских служащих и работников хозяйственных подразделений (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 59-66).

Особенностью кадрового состава чекистов было наличие в их рядах большого количества интернационалистов из бывших военнопленных Первой Мировой и беженцев из западных губерний. Например, наряду с упоминавшимися уже «контрразведочниками», в отделе по борьбе со спекуляцией трудились секретарь Арвит Мартинелли и курьер С. Зильберт (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 3). В хозяйственном работали секретарь Арнольд Ленспельник, регистратор Иван Рудольф, повар Роберт Кункуль и кухарка Кункуль Этилия, а также прачка Луция Гразинь (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 7). Но больше всего интернационалистов оказалось среди комиссаров оперативного отдела: Жан Аушкан, Карл Август, Жан Лешакаин, Жан Бер, Отто Весель и Эрнст Бедиик (ГАУО. Ф. Р-1048. Оп. 1. Д. 1. Л. 8).

В качестве боевой единицы ГубЧК одновременно с ней был сформирован состоявший из трёх рот и одного эскадрона отряд, он же батальон численностью в 150 человек (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 237–238). Часть личного состава была укомплектована добровольцами, часть – мобилизованными, в том числе и в уездах. Батальон активно участвовал в подавлении всех кулацких восстаний в губернии. Кроме того, в разное время по распоряжениям Начштаба войск ВЧК из его состава были отправлены на фронт по одной роте – во Псков и в Москву, а также пол-эскадрона – в Ярославль. В батальоне строго соблюдались полная революционная дисциплина, порядок и гигиеничность помещений. За состоянием последней пристально следил собственный медицинский и ветеринарный персонал. Для просвещения красноармейцев при батальоне была открыта школа политической грамоты (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 4с. Д. 1. Л. 328–332).

Разумеется, внимание симбирских чекистов было обращено не только на деревню. Важное место в их деятельности занимала и борьба со скрытой контрреволюцией, хотя из-за огромного количества красноармейских частей, расквартированных в губернии, особо активно та себя не проявляла. Кроме того, значительная часть противников советской власти покинула город вместе с отступившей Народной Армией и чехословаками. А оставшиеся ушли в глубокое подполье. В городе почти не было бывших офицеров, за исключением состоявших на службе в красноармейских частях и советских учреждениях (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 237–238). Тем не менее, пользуясь агентурной информацией, ЧК вылавливала контрреволюционные элементы и частью сама с ними расправлялась, а частью передавала в судебные инстанции.

Для проверки на причастность к контрреволюционному движению тех, кто ушёл было с белогвардейцами, но потом вернулся, была организована специальная фильтрация (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 4с. Д. 1. Л. 328–332). А имущество бежавших, но не вернувшихся, конфисковывалось специально созданными для этой цели Комиссиями (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 237–238).

Особое внимание ЧК уделяла очистке красноармейских частей от контрреволюционного элемента, попавшего в их ряды с целью подрыва советской власти. Разрозненная агитация подобного рода велась, главным образом, бывшими легионерами, попавшими в кавалерийские подразделения, расквартированные в Симбирске (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 4с. Д. 1. Л. 328–332).

За девять дней октября – с 16 по двадцать 25 число – по подозрению в контрреволюционной деятельности было арестовано 270 человек и возбуждено 84 дела. По 36 из них не только успели закончить расследование, но и вынести приговоры – шестеро осуждённых, активно сотрудничавших с чехами и белогвардейцами, были расстреляны. Кроме того, губЧК утвердила два смертных приговора Сенгилеевской уездной ЧК (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 237–238).

Расстреливали и в Мелекессе. 27 декабря на стенах домов появилось объявление о том, что «Мелекесская Уездная Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем и преступлением по должности, в присутствии Комиссара поручений Фронтчрезвычайкома при Совете Народных Комиссаров товарища Б. Бирн», постановила расстрелять «как вредный элемент» десятерых жителей города и уезда. Здесь же приводился список приговорённых. Священник Кипарисов попал в него как ярый противник советской власти. Михаил Сидорович обвинялся в контрреволюционных преступлениях. Василий и Иван Никитины – в участии в беспорядках, выступлении и избиении красноармейцев. Владимира Иванова приговорили за добровольное участие «в белогвардейских бандах». Хайрулла Багаутдинов, Габидулла Гарифуллов, Мягос Хайретдинов и Фозетдин Хуснетдинов – за избиение трёх красноармейцев и двух сестёр милосердия. Житель села Тиинское Алексей Новокрещенов обвинялся в уничтожении советских работников. Приговор был приведён в исполнение в 10 часов утра 17 декабря в отношении всех осуждённых, кроме Новокрещенова, который из-под конвоя бежал, и ЧК просила всех, кому о нём что-нибудь известно, помочь в поимке беглеца (ГАУО. Ф. Р-2719. Оп. 1. Д. 2. Л. 42).

Но бывало и по-другому. 12 декабря 1918 года по предложению председателя уездной ЧК т. Макаева, седьмой Карсунский уездный съезд Советов амнистировал ряд арестованных за контрреволюционные выступления карсунцев «по случаю революции в Англии» (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 2. Д. 32. Л. 101).

Что касается взаимоотношений чекистов с местной властью и партийными массами, то они, в целом, складывались нормально, поскольку, как утверждал ПредЧК Левин, комиссия «никогда не злоупотребляла предоставленными ей правами и старалась постоянно работать в полном контакте с Губкомитетом Партии, вводя его постоянно в курс своей работы».

Но и разногласия порой встречались. Например, некоторые партийные работники были недовольны смягчением отношения ЧК к военным и иным специалистам, а затем и к среднему крестьянству, среди которого, по мнению недовольных, попадались кулаки. С другой стороны, отдельные товарищи, напротив, возмущались как раз арестами специалистов. Нередко нарекания были вызваны личной заинтересованностью тех или иных коммунистов, в деятельность которых чекистам приходилось вмешиваться. Но во всех этих случаях губкомитет партии занимал сторону ЧК (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 4с. Д. 1. Л. 328–332), потому что считал её, в первую очередь, «боевым отрядом коммунистов».

Хотя официально, согласно декрету ВЦИК от 2 ноября 1918 года «О Всероссийской и местных Чрезвычайных Комиссиях по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности», она являлась органом советской власти. В губерниях и уездах Комиссии организовывались местными советами или их исполкомами, имевшими право как назначать, так и отзывать членов своих ЧК, а также избирать их председателей. Но последних, правда, должна была ещё утвердить Всероссийская чрезвычайная комиссия (О Всероссийской и местных Чрезвычайных Комиссиях по борьбе с контр-революцией, спекуляцией и преступлениями по должности (Положение) : Декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета от 2 ноября 1918 года // Ассоциация лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья : сайт. URL: https://www.alppp.ru/law/osnovy-gosudarstvennogo-upravlenija/organyispolnitelnojvlasti-sovetskogo-vremeni/5/dekret-vcik-ot-02-11-1918.html (дата обращения: 08.01.2022)).

Тем не менее, считать ЧК «своей» основания у большевиков всё-таки были. 26 ноября в Москве состоялась Вторая конференция работников Чрезвычайных комиссий, принявшая «Инструкцию Чрезвычайным Комиссиям на местах», в соответствии с одним из пунктов которой, коллегии ЧК должны были состоять исключительно из коммунистов (Инструкция Чрезвычайным Комиссиям на местах // Исторические материалы : сайт. URL: https://istmat.info/node/39049 (дата обращения: 12.01.2022)). Таким образом, руководство ведомством становилось сугубо партийным.

А чтобы в дальнейшем исключить или, по крайней мере, свести к минимуму конфликты, связанные с арестами ответственных служащих и специалистов, Совет обороны 14 декабря издал на эту тему специальный декрет, регламентировавший данный болезненный процесс. Отныне чекисты обязаны были предварительно извещать соответствующие учреждения и ведомства о предстоящих арестах их ответственных работников, «а также всех специалистов, инженеров и техников, занятых в промышленных предприятиях и на железных дорогах». В случае же невозможности сделать это заранее сообщать об уже состоявшемся аресте надлежало не позднее 48 часов после. Комиссариатам, а также губернским и городским комитетам РКП, совдепам и профсоюзам предоставлялось право освобождать из-под стражи тех арестованных, за кого письменно поручились два члена соответствующей организации. Ну а если поручителей не нашлось, те же структуры имели право через своих делегатов участвовать в следствии об арестованных сотрудниках.

При этом ЧК, в сою очередь, могли отводить таких представителей мотивированным постановлением, утвержденным вышестоящей инстанцией.

Документ за подписями Председатель Совета обороны Ульянова (Ленин), а также членов совета Сталина и Брюханова 14 декабря был опубликован в «Известиях ВЦИК» (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 4с. Д. 12. Л. 42).

Таким образом, партийный и советский актив не то чтобы совсем выводился из-под удара карающего меча революции, но получал для этого весомый шанс, который, впрочем, не всгда срабатывал.

Глава 5. …И пролетарское правосудие

В одной из предшествующих глав уже рассказывалось о новой судебной системе, выстроенной в Симбирской губернии весной 1918 года. Однако за те два с небольшим месяца, что в здесь господствовала власть КОМУЧа, практически вся она была разрушена. Многие судьи, например, были мобилизованы чехословаками на фронт. А некоторые, сочувствуя белым, ушли воевать добровольно.

Кроме того, новая власть отменила все приговоры, даже уголовникам, ранее осуждённым народным судом. На каждом из них красовалась одна и та же резолюция: «Постановленное властью насильников, считать недействительным». Дела были назначены к новым слушаниям, провести которые не успели. И теперь их вновь предстояло пересмотреть. В свою очередь, заведующий губернским отделом юстиции П. Иванов, приступив уже 13 сентября к восстановлению пролетарского правосудия, первым делом распорядился… прекратить все дела, связанные с нарушением обязательных постановлений, изданных КОМУЧем и его административными органами.

С большим трудом удалось воссоздать структуру судебных органов, выстроив её в соответствии с требованиями декретов Совнаркома и народного комиссариата юстиции «О суде», а также инструкции о трибуналах. Окружной народный суд нового созыва вновь включал в себя два отделения – гражданское и уголовное. Каждое из них, в свою очередь, состояло из 4 членов суда и одного председательствующего, утверждённых советом депутатов. При каждом отделении имелись также свои канцелярии и секретари. Каждое дело рассматривалось при одном председателе, двух очередных и двух запасных заседателях, также выбранных совдепом. При Окружном народном суде действовала Уголовно-следственная комиссия, состоявшая из председателя и 4 членов, утверждённых советом. Плюс секретарь и канцелярия.

Кроме Окружного суда, в Симбирске была восстановлена и нижестоящая инстанция – местные Народные суды, для чего город был разбит на 5 судебных участков. У каждого из них имелась своя «камера», то есть помещение, и отдельный судья с полным штатом канцелярии. При этом трое судей имели специальное юридическое образование, а двое – солидную юридическую практику. Начиная с первых чисел ноября, судебные заседания в участках происходили по два раза в неделю. Причём все уголовные дела, за которыми числились арестованные, рассматривались в первую очередь.

Воссоздан был и Революционный трибунал в составе председателя, двух членов трибунала, их троих заместителей, секретаря и канцелярии. Разбор дел здесь также проходил с участием выбранных советом очередных заседателей. Следственная комиссия при Трибунале состояла из председателя, двух членов и канцелярии. Обвинение в процессе поддерживали два члена Коллегия обвинителей при трибунале, а защищала обвиняемых Коллегия правозаступников при нём же, и тоже из двух человек.

При отделе юстиции существовали также немногочисленный нотариальный отдел, где трудились заведующий и его помощник со своей канцелярией, и Карательный, ведавший местами заключения.

Наряду с губернским отделом юстиции пришлось восстанавливать и уездные в тех уездах, которые были заняты белыми – Сызранском, Буинском, Симбирском и Сенгилеевском. Здесь были вновь организованы местные народные суды их и уголовно-следственные комиссии, а также отделы записей актов гражданского состояния.

Скорее других судебная система восстановилась в Сенгилеевском уезде, начав полноценно функционировать уже 1 ноября. Это случилось потому, что её деятельность с приходом белых не была нарушена, и все местные Народные судьи остались на своих местах.

Как и после возвращения Советской власти. За исключением двоих, ушедших «с белой бандой». Среди пятерых оставшихся трое имели высшее университетское образование, а остальные, хотя и не были юристами, но обладали большим жизненным опытом, а также опытом прежней судебной деятельности.

Продолжали исправно работать и судебные учреждения в уездах, нашествием белых не затронутых. Так, в Карсунском уезде местного судью товарища Пигалова и члена судебно-следственной комиссии товарища Дмитриева избрали ещё 18 октября (ГАНИУО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 85. Л. 9).

Тем не менее, губернскому отделу юстиции пришлось заняться фильтрацией всех судейских кадров, начиная с Окружного и заканчивая местными судами, чтобы не допустить наличия в их среде лиц, сочувствующих буржуазному суду и способных тем самым подорвать и дискредитировать советскую власть. В Сенгилее, например, список кандидатов был передан на обсуждение местной организации коммунистов, которая избрала на все судейские должности исключительно членов партии – бывших сотрудников ЧК. При этом никто из них не имел не только юридического, но никакого образования вообще. Лишь один закончил уездное училище. А остальные в лучшем случае – сельскую школу. Правда, двое новых судей – товарищи Долбилин и Кудряшов – имели хорошую практическую подготовку по судебной части, поскольку прежде занимали секретарские должности при исполкоме и следственной комиссии (ГАНИУО. Ф. 23. Оп. 1. Д. 2. Л. 251–252).

В стальных уездах кадровая чистка проходила менее радикально, и избавиться от всех «ненадёжных» специалистов сразу не получалось, поскольку без них было пока не обойтись.

Тем не менее, работа судебных органов постепенно налаживалась. С марта по декабрь 1918 года Окружным судом при участии народных заседателей было рассмотрено 87 уголовных и 1 143 гражданских дела. Не рассмотренными остались, соответственно, 56 и 815. Уголовно-следственная комиссия при Окружном народном суде была разбита на два участка, в каждом из которых работало по два члена комиссии. Они вели следственное производство как уже имеющихся, так и вновь поступавших уголовных дел. За указанный период ими закончено 34 дела, а в стадии следствия оставалось 319.

Деятельность Карательного отдела в тот период была сосредоточена на проведении в жизнь циркулярных распоряжений Народного комиссариата юстиции о реформировании не только во всей системы управления местами заключения, но и самой обстановки отбывания наказания. Главной задачей в этом деле была организация общественных работ в тюремных мастерских, на огородах, в сельскохозяйственных посёлках и т. д., с привлечением к ним всех заключённых, кроме нетрудоспособных.

Революционным трибуналом с марта было разобрано 91 политическое дело и ещё 28 подготовлено в слушанью. В Следственной комиссии при Трибунале в стадии следствия оставалось 32 дела и ещё 95 были производством закончены (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 2. Д. 94. Л. 41–42). Причём некоторые – в рекордно короткие сроки. Например, следственное дело № 330, начатое 28 октября и оконченное 5 ноября 1918 года, содержащее в обтрёпанных картонных «корочках» всего три листочка. Один из них заполнен размашистым, неуверенным и плохо разборчивым почерком. Сразу видно – писавшему гораздо привычнее было держать в руках шашку, чем химический карандаш. Что это такое?

Объясню.

Люди старшего поколения наверняка помнят это универсальное средство письма эпохи до появления шариковых ручек. На вид – обычный карандаш с привычным чёрным грифелем.

Но если послюнявить заточенный кончик, то грифель начинал писать чернилами поверх чёрных карандашных линий. Именно таким письменным прибором был, судя по всему, заполнен листок, озаглавленный «Постановление». Продравшись сквозь его крупные путаные каракули, узнаём, что в 18 часов вечера сего числа (4 ноября) в присутствии члена реввоенсовета Восточного фронта Степанова и члена чрезвычайной комиссии Паршика отрядом при чрезвычайной комиссии приведён в исполнение приговор о расстреле Николая Григорьевича Касаткина. О том, чем он провинился перед революцией, сказано в другом документе, напечатанном на машинке. Это – протокол заседания военного революционного трибунала Восточного фронта от того же 4 ноября 1918 года. Заседание началось в 14 часов. Председательствовал на нём человек по фамилии Гессе, секретарём был упоминавшийся уже Степанов.

Далее листок разделён на две колонки. В правой, под надписью «слушали», изложена суть обвинения. В левой, которая называется «постановили», – приговор. Начнём с правой: «Слушали: доклад члена следственной комиссии Сорина по обвинению закл. (скорее всего, заключённого – В. М.) Николая Григорьевича Касаткина: в преступном невыполнении очень важных, срочных поручений Политического отдела, о важности скорейшего исполнения которых он, как коммунист, не мог не знать. В растрате казенных денег – 20.000 рублей и пьянстве». Содержание правой колонки – сурово и неумолимо: «Революционный Военный Трибунал именем Социалистической Федеративной Советской Республики постановил: Николая Григорьевича Касаткина, виновного в неисполнении важного поручения Политического отдела Воен. Революционного Совета Восточного Фронта, в пьянстве и растрате 20.000 рублей казенных денег – расстрелять». Ниже подписи: председатель трибунала Гессе, члены – Лазарев, секретарь – Степанов. Из следующего документа, напечатанного на бланке Политического отдела штаба революционного совета Восточного фронта, видно, что Касаткин был арестован Чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией и содержался там под стражей до самого заседания трибунала. Даты на документе отсутствуют, хотя он подписан членами следственной комиссии Шурыгиным и, как можно понять из подписи, Влад. Соркиным.

Вот, собственно и всё. Никаких дополнительных сведений по этому делу отыскать не удалось. Из имеющихся же можно сделать вывод, что Касаткин был не просто членом партии, но и довольно высокопоставленным, поскольку абы кому выполнение некоего «важнейшего поручения» не доверили бы и 20 тысяч руб. не выдали. Возможно, если бы Касаткина судили немного позже, его товарищи-коммунисты могли бы воспользоваться возможностью, дарованной им упоминавшимся выше декретом от 14 декабря, – найти двух поручителей и освободить арестованного. Но 4 ноября у них такой возможности ещё не было. А возможно, заступаться бы и не стали, поскольку обвиняемый не оправдал доверия, оказанного ему партией.

Почему так случилось? Об этом можно только гадать. Скорее всего, как говорится, бес попутал. Получив на руки сумму, о которой раньше и мечтать не мог, пустился Николай Григорьевич в лихой загул, позабыв обо всём на свете, в том числе и о поручении политотдела. А когда очнулся, было уже поздно. Остаётся также предполагать, какой из пунктов обвинения повлёк столь суровое наказание – неисполнение поручения либо пьянство с растратой. Так или иначе, но расследование было недолгим – всего неделю, а приговор приведён в исполнение спустя 4 часа после начала заседания трибунала 9 АУМВДУО. Ф. 7. Оп. 1. Д. 445. Л. 1, 2, 3). По законам венного времени.

(продолжение следует)

Темы: Революция

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыХудожественный музейЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru