1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
Фото, 23 Июня 1910
Фото, 23 Июня 1910
Фото, 23 Июня 1910
Фото, 23 Июня 1910
События, 4 Июля 1916
События, 12 Октября 1918
Места, 19 Июня 1787
Места, 15 Июня 1972
События, 4 Октября 1898
Герои, 15 Декабря 1983
Герои, 4 Июня 1767
Места, 8 Июня 1957
События, 9 Июня 1722
События, 25 Ноября 1915
События, 23 Июня 1915
События, 7 Октября 1905
События, 21 Июля 1918
События, 21 Июля 1918
События, 21 Июля 1918
События, 12 Июля 1918
События, 11 Июля 1918
Места, 18 Июня 1812
События, 24 Ноября 1905
Места, 9 Января 1910
События, 11 Июля 1918
События, 11 Июля 1918
События, 10 Июля 1918
События, 21 Июня 1918
События, 8 Июня 1918
Фото, 1 Мая 1987
Фото дня
Пароход "Джон Рид"
События, 21 Июля 1918
«1918. Симбирскъ», книжная серия «Симбирские тайны». В. Миронов. Часть 6. Катастрофа. Главы 3-4

Продолжение книги Владимира Анатольевича Миронова «1918. Симбирскъ» - из серии «Симбирские тайны».

Часть 1. Тернистый путь к власти советов

Глава 1. Родина Ленина и колыбель революции и Глава 2. Узок круг этих революционеров

Глава 3. Которые тут временные? Слазь! и Глава 4. ЧК не дремлет

Глава 5. Тяжело в деревне без нагана и Глава 6. Неравная битва с Бахусом

Глава 7. Конструкторы власти и Глава 8. Такой Совет нам не нужен?

Глава 9. Вот они расселись по местам и Глава 10. НКВД губернского масштаба

Глава 11. Юстиция в алой косынке и Глава 12. Фемида против Бахуса

Глава 13. Финансы для диктатуры пролетариата и Глава 14. Под шелест кадетских знамён

Глава 15. Два комиссара

Глава 16. Год без царя

Глава 17. Охота на комиссара и Глава 18. ГубЧК. Первые шаги

Глава 19. С пулемётом – за картошкой

Глава 20. За шаг до войны

Часть 2. «Да здравствует Красная Армия!»

Глава 1. Дело на миллион и Глава 2. «Армия» губернского масштаба

Глава 3. Через день – на ремень и Глава 4. Надо ли бояться человека с ружьём?

Глава 5. Переприём и Глава 6. Красноармейская Пасха

Глава 7. «Ополчение», мобилизация, оружие

Часть 3. Милиция

Глава 1. Первая жертва и Глава 2. В состоянии переходном

Глава 3. Спасение утопающих… и Глава 4. Новые власти и старые грабли

Глава 5. Стратегия и тактика и Глава 6. Если кто-то кое-где у нас порой…

Глава 8. Тревожное лето

Часть 4. Тучи над городом встали

Глава 1. Братья-славяне

Глава 2. Смело мы в бой пойдём…

Глава 3. Под Самарой и Глава 4. На запасном пути…

Глава 5. Штабные игры и Глава 6. Золотой куш

Глава 7. Симбирская группа войск и Глава 8. Главком Муравьёв

Глава 9. Суд, комбед, мобилизация, отступление, Глава 10. Когда свои страшнее неприятеля и Глава 11. Первая Революционная

Часть 5. Загадки июльской ночи

Глава 1. Зигзаги памяти, Глава 2. Взгляд изнутри и Глава 3. …И «снаружи»

Глава 4. Мятеж подкрался незаметно и Глава 5. Тюрьма или цитадель?

Глава 6. Развязка

Глава 7. Разбор полётов

Глава 1. Враг у ворот и Глава 2. Мелекесский фронт

Глава 3. У семи нянек... и Глава 4. Разгром

 

Глава 3. У семи нянек...

Между тем отряд Колчака, пройдя за пять дней расстояние от Сызрани до Симбирска, к вечеру 21 июля стал втягиваться в село Белый Ключ. Его кавалерия захватила станцию Охотничью, взорвала несколько деревянных железнодорожных мостов и таким образом отрезала Симбирск от Инзы, от штаба Первой армии (1918 год на родине Ленина. С.229). Там об этом знали и пытались противодействовать – командир Мценского полка Рева, получил от Тухачевского приказ, в котором сообщалось, что «противник, по данным разведки, занимает позиции у ст. Киндяковка и действует против наших частей, расположенных юго-западнее Симбирска. Силы противника не выяснены, есть пехота, артиллерия и конница». Полку предписывалось «двинуться по линии Инза-Симбирск на Киндяковку, атаковать противника в тыл и войти в связь с Симбирской группой» (ЦГАКА. Ф. 157. Оп. 3. Д. 30. Л. 89). А там все ещё продолжались «штабные игры». Приказом № 2 Реввоенсовета фронта был учреждён ещё один штаб – штаб обороны города в составе начальника чрезвычайного коменданта т. Звирбуля, политического комиссара – комиссара труда т. Иванова и командира 1-го латышского революционного полка т. Тиле (ГАУО. Ф. Р-212. Оп. 2. Д. 4. Л. 59).

Таким образом, в Симбирске появилась ещё одна руководящая и направляющая инстанция. Хотя и без неё здесь было с избытком разного рода военных органов, властей и начальников: штаб Симбирской группы войск, считавший себя верховным органом обороны города, чрезвычайный штаб обороны, губвоенкомат, штаб гарнизона. Наконец, приехавший из Казани с чрезвычайными полномочиями член Реввоенсовета Восточного фронта Благонравов. Кроме того, в городе оставались комитет партии и губисполком, которые, являясь высшими органами политического руководства и контроля, также вмешивались в военные дела. В результате приказы вновь образованного штаба обороны вместо быстрого выполнения нередко опротестовывались губвоенкоматом, штабом группы войск, начальником гарнизона и т. д. (1918 год на родине Ленина. С. 225).

Но и в самом штабе не было единства. Например, серьёзные разногласия возникли по вопросу о том, с какой стороны городу грозит главная опасность. Большинство считало, что угроза исходит с востока, с бугульминского направления, и настаивало на первоочерёдности строительства укреплений на левом берегу Волги, у станции Верхняя Часовня, а также на подступах к волжскому мосту. Меньшинство же отстаивало точку зрения об угрозе с юга.

Основанием для этого служили данные с тереньгульского направления о том, что через село Троицкое прошла разведка противника. А пространство шириной около 60 км между сенгилеевской и инзенской группами войск оставалось неприкрытым. Однако большинство штаба находило невероятным, чтобы противник двинулся на Симбирск между двумя этими крупными группировками, опасно нависавшими над его флангами. В результате первоочередным было признано возведение укреплений на левом берегу. Не оказалось в многочисленных штабах и планов предстоящего боя с наступающими чехословаками. Было непонятно, станет ли гарнизон только обороняться или попробует от Верхней Часовни перейти в наступление. То есть военное и военно-политическое руководство города, очевидно, запаздывало с организацией его защиты. Это все понимали. И вот, чтобы устранить, наконец, разброд в деятельности многочисленных руководящих инстанций, на экстренном заседании губисполкома было решено создать… ещё одну, сосредоточив всю военно-политическую власть в руках чрезвычайного коменданта города, которым назначили И. Варейкиса (1918 год на родине Ленина. С. 227).

Одним из первых его шагов на ниве организации обороны стал приказ о взятии заложников и красном терроре в случае попыток выступления городских белогвардейцев. Сотрудники ЧК, политработники штаба группы войск и вооружённые коммунисты немедленно приступили к исполнению этой директивы, проведя ночью аресты среди белогвардейских элементов. Взяты были полковник Иорданский, купец Н. А. Варгин, поручик Гребенщиков, присяжный поверенный Попов, Пекарев и другие. Заложников поместили на одном из пароходов, стоявших у пристани (1918 год на родине Ленина. С. 228, 229). Решение с современной точки зрения, мягко говоря, спорное. Однако не стоит приписывать его исключительно большевикам. На 21 июля 1918 года из 50 членов губисполкома коммунистами были 30 человек. Ещё 14 принадлежали к партии левых эсеров, шестеро – к числу эсеров-максималистов (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 2. Д. 84. Л. 124).

В отличие от штаба Тухачевского, находившегося в двух сотнях километров от Симбирска, но, тем не менее, знавшего о том, что враг уже подошёл к городу, для штаба обороны появление противника, что называется, у городских ворот стало неприятным открытием. Около 5 часов вечера 21 июля, когда у Пугачевского шло очередное совещание, с юга прогремел первый орудийный выстрел.

Немедленно посланный туда ординарец, вернувшись, сообщил, что бронепоезд Полупанова ведёт бой возле Киндяковки (1918 год на родине Ленина. С. 229). Навстречу наступавшим белогвардейцам был брошен необученный, небоеспособный 2-й Симбирский полк, усиленный отрядом венгров численностью 80 штыков (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. С. 109). Но для того, чтобы остановить или хотя бы задержать наступление, этих сил было явно не достаточно.

Глава 4. Разгром

В тот день бронепоезд вышел из Симбирска около трёх часов дня. Не доезжая до Киндяковки, он остановился, выслав разведку на дрезине. Та вскоре вернулась и сообщила, что впереди путь разобран, а небольшой деревянный железнодорожный мостик горит. Бронепоезд медленно пошёл вперёд к станции Охотничья, как вдруг его стали обстреливать из орудий с левого фланга со стороны Белого Ключа. Завязалась артиллерийская дуэль, продолжавшаяся более двух часов. Когда из строя вышло последнее орудие, бронепоезду пришлось отступить, вернувшись на станцию Симбирск-I, где на вокзале царили паника и растерянность (1918 год на родине Ленина. С. 217–219).

Впрочем, не только на вокзале. Когда после артиллерийского боя каппелевцы ворвались в Симбирск, началась паника. С криками «Нас предали!» местные небольшие рабочие дружины оставили город и частью на пароходах, частью пешком бросились на север к Казани (Гай, Г. Д. В боях за Симбирск. С. 15, 16).

Полнейший хаос царил и в штабе. Многие штабные работники исчезли. Как позже выяснилось, значительная их часть во главе с начальником связи Якишанским, захватив с собой телефонное и другое имущество, уехала на автомобиле к белогвардейцам. На своих постах пока оставались лишь начштаба капитан Корицкий, а также Пугачевский, руководивший боем, и группа политработников – помощников политкома Певзнера. Сам он ещё с вечера уехал на позиции. Вскоре куда-то исчез и Пугачевский. Ближе к полуночи в городе показались толпы красноармейцев, бросивших позиции у Киндяковки. Члены губисполкома с помощью командира одного из батальонов Симбирского полка Мороза и политработников штаба принялись останавливать их и выстраивать перед кадетским корпусом. Вскоре удалось собрать разношерстный отряд человек в 150, который под командой Мороза отправился на станцию Симбирск-I. Однако до места назначения он добрался изрядно поредевшим – по пути часть бойцов просто разбежалась.

Тем временем на пристанях деморализованные массы красноармейцев разных частей штурмовали пароходы, до отказа набиваясь в каюты и даже трюмы. Перегруженные суда опасно кренились и не могли отойти от берега. Всюду ругань, угрозы, беспорядочная стрельба. Тем не менее, в течение вечера и ночи на 22 июля от Симбирска всё же смогла отчалить большая флотилия пароходов и барж, гружённых военным имуществом (1918 год на родине Ленина. С. 230–232). А накануне по распоряжению губисполкома были эвакуированы ценности, хранившиеся в Народном банке, и часть продовольствия (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 214–219).

Поздним вечером в городе уже не осталось ни штабов, ни военного начальства, а только исполком и с ним около полусотни деморализованных красноармейцев. В 2 часа ночи часть членов исполкома разошлась по боевым позициям в надежде поднять дух бойцов и попытаться организовать контрнаступление, собрав и мобилизовав для этого около 300 человек, а также латышский полк. Однако командование последнего заявило, что при отсутствии военного начальства подчиняться совету и защищать его полк не будет. И латыши ушли.

Были сняты и все караулы, включая караул около кассы губисполкома, в распоряжении которого не осталось военных специалистов, способных организовать если уж не оборону, то хотя бы планомерное отступление. Пришлось использовать тех, кто был. Начальником штаба назначили Гольмана, хотя он никогда военным не был и в военном деле ничего не понимал. Нашёлся среди исполкомовцев и бывший артиллерист, принявший командование оставшимися орудиями, которые предстояло разворачивать – они «смотрели» за Волгу, тогда как враг наступал с другой стороны. Однако, прибыв на позиции, новоиспёченный артиллерийский начальник обнаружил, что пушек там нет. Пришлось срочно перетаскивать орудие, установленное возле женской тюрьмы (примерно оттуда, где сейчас находится бассейн Ульяновского педагогического университета) (Протоколы и доклады VII Симбирского губернского съезда советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов. С. 33–41).

За ночь начальнику артиллерии все-таки удалось наладить её работу. Одна батарея, сперва из двух, а затем одного шестидюймового орудия била от Уланских казарм по Киндяковке. Другая со Старого Венца стреляла за Волгу. Но её вскоре подавил неприятельский аэроплан, забросав бомбами (1918 год на родине Ленина. С. 230–233).

Прикрывала орудия группа красноармейцев человек в 300 и все имевшиеся в наличии члены исполкома, командование которыми взял на себя упоминавшийся уже комбат Мороз. Однако, когда на рассвете белые пошли в наступление, отряд дрогнул и побежал. Убедившись, что обороняться больше некому, город стали покидать и оставшиеся члены исполкома (Протоколы и доклады VII Симбирского губернского съезда советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов. С. 33–41).

Когда к утру 22 июля стало окончательно ясно, что части симбирского гарнизона бросают позиции и разбегаются и что противник наступает уже не только со стороны Киндяковки, но и от Чердаклов, бронепоезд «Свобода или смерть» был переведён со станции Симбирск под гору к железнодорожному мосту через Волгу. Часов в 5 утра над ним появился неприятельский аэроплан, бросавший бомбы. А на поезде ни снарядов, ни патронов уже не оставалось. На подкрепление рассчитывать тоже не приходилось. Понимая, что стальная крепость обречена, командный состав единогласно решил не сдавать её, а уничтожить. Тут же принялись разбирать пути, чтобы спустить состав в Волгу. С бронеплощадок сняли и уничтожили пулемёты и орудийные замки (1918 год на родине Ленина. С. 217–219). Наконец, машинист, разогнав паровоз, спрыгнул с него. Бронепоезд тяжело покатился к разобранным рельсам. Въехав на повреждённый участок, локомотив и тендер сползли на насыпь, а остальной состав, придавленный тяжестью своей брони, зарылся колёсами в песок и встал. Уничтожить его не удалось. Команда отступила к пристаням. По пути к ней присоединились интернационалисты, бежавшие через мост из-за Волги, и сообщили, что чехословаки уже близко.

В 8 часов утра вокзал Симбирск-I был занят белыми (1918 год на родине Ленина. С. 230-233).

А что же милиция? При отступлении красных войск из Симбирска вся она, как городская, так и уездная, заявила себя нейтральной, а частью даже приняла участие в белогвардейских выступлениях (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 251–257). Так «в ночь накануне взятия Симбирска белыми, Начальник Гормилиции Сагал, помощник его Нейко и Богданов, не сказав никому, уехали из Симбирска, – вспоминал позже председатель Союза служащих Симбирской гор. Милиции Смолин. – 5 июля (22 по новому стилю – В. М.) утром, в то время, как Симбирск обстреливался белогвардейской артиллерией, мы только узнали, что начальники нас оставили и сами скрылись. Мне, как председателю Союза, задают вопросы милиционеры: «Что делать?». Я предложил собраться отрядом и отступать вместе с частями, т. к. таковые уже отступили. Но это было невыполнимо, т. к. к этому не были подготовлены накануне, и собираться было уже поздно.

С одним из товарищей – Титовым я оббегал 2-й участок и управление милиции для связи и решения вопроса о том, эвакуироваться или нет. Но там соглашатели встретили враждебно мой план, и я, пока бегал по участкам и в комитет партии, вокзал уже был занят белыми, и канонада перестала.

Тов. Рауткин (член Союза) дожидаясь меня, остался в 5 участке, его захватили белогвардейцы, и благодаря случайности, ему удалось скрыться сначала во дворе на сеновале д. Чебоксарова, и потом в дер. Мостовую и дальше» (Провинциал в великой российской революции. С. 200).

Григорий Дмитриевич Рассадин служил в милиции с 1918 года, в том числе и при белых. «Было дело так, – вспоминал он. – Начальник отделения нас послал на охрану в домзак, но когда началась стрельба, Начальник отделения дал распоряжение вернуться в отделение. Когда я вернулся в 5 район, наш комиссар скрылся, оставив на столе документы и записку, где просил: «Берите документы и бегите». Но бежать было поздно, т. к. белые были уже в Симбирске».

Сначала Рассадин скрывался в Куликовке. Но когда новая власть издала распоряжение о возвращении служащих на свои места, он вернулся и служил уже ей до тех пор, пока белые не отступили. Но Григорий Дмитриевич с ними не пошёл, а остался в городе. Когда в Симбирск вошли красные, он был опять вызван на службу и продолжил её все в том же 5 районе (ГАУО. Ф. Р-634. Оп. 1. Д. 373. Л. 8).

Сын рабочего, 33-летний Василий Петрович Сакмин был заведующим регистрационным бюро уголовного розыска, куда поступил уже после возвращения советской власти в Симбирск. На момент его падения он числился командиром взвода Красной Армии в артиллерии. Накануне взятия города белыми Сакмин… ушёл на рыбалку, по сути, бросив взвод на произвол судьбы. То есть рыбачить он отправился при одной власти, а вернулся уже при другой.

«Из Красной Армии я не уходил, – позже оправдывался он. – Если бы знал, что завтра возьмут город белые, то во всяком бы случае на рыбалку не ходил. Да и в Красной Армии был без году неделю».

Через несколько дней Сакмина мобилизовали в белую армию и направили в Казань (ГАУО. Ф. Р-634. Оп. 1. Д. 373. Л.10, 23). Неудивительно, что при таком среднем комсоставе красные войска не смогли защитить Симбирск. Впрочем, старший был ненамного лучше.

Уже на следующий день, 23 июля, политическому комиссару Первой армии В. В. Куйбышеву пришлось объясняться перед реввоенсоветом Восточного фронта по поводу его отъезда из Симбирска накануне падения города. Одной из причин разгрома красных войск, по мнению Валериана Владимировича, было «многоначалие». Например, политические комиссары в системе военного командования занимали, по его выражению, 4 «этажа». На самом верху – Политический комиссар Восточного фронта Благонравов. Под ним – сам Куйбышев – комиссар Первой армии, штаб которой находился в Инзе. Ниже – политический комиссар Симбирской группы войск Певзнер. И на самом нижнем «этаже» – политкомиссар некоей колонны, защищавший подступы к Симбирску, фамилию которого Куйбышев, видимо, даже не знал, поскольку не упомянул её в своем объяснении.

«В результате отсутствовало единое командование, и получалась масса инстанций, к которым апеллировали начальники отдельных частей в тех случаях, когда им не нравилось решение иной инстанции. Это ненормальное положение всегда особенно обострялось в трудные минуты, в минуты боя», – констатировал Куйбышев очевидное и далее объяснял свою роль в этой комиссарской чересполосице: «Распределив функции и прикрепив к Симбирску командующего группой Пугачевского с комиссаром Певзнер, я считал мое присутствие в Симбирске излишним в силу изложенных обстоятельств». Однако «крепеж» оказался непрочным. И «теперь, когда я узнал, что в решительную минуту из Симбирска уехал и командующий группой Пугачевский, и комиссар Певзнер, я считаю, что мои объяснения объективно не могут быть оправданием…». Сделав этот неутешительный вывод, Куйбышев просил снять с него звание политического комиссара и поступить с ним по усмотрению РВС фронта (Архив ИМЛ. Ф. 79. Оп. 1. Д. 130. Л. 1–2).

Однако, никаких оргвыводов в отношении комиссара 1-й армии не последовало. Возможно потому, что его аргументы нашли убедительными. А, может быть, оттого, что в таком случае пришлось бы спросить и с политкомиссара фронта товарища Благонравова, чья вина в разгроме Симбирской группы войск была ничуть не меньше. Именно он стоял наверху «комиссарской пирамиды», призванной обеспечить оборону города всеми имевшимися в его распоряжении силами. А силы эти были по тем временам немалые. Кроме гарнизона города, подступы к Симбирску защищали войска Первой армии, состоявшей из Пензенской, Инзенской и Симбирской дивизий. В конце июля в каждой насчитывалось до 7 тыс. штыков, 100 сабель и 30 орудий. В общей сложности около 20 тыс. пехоты и 300 кавалеристов при 90 орудиях. Кроме того, командование Первой армии, вооружив 4 парохода, сформировало Симбирский отряд вооружённых судов (РГВА. Ф. 157. Оп. 2. Д. 5. Л. 5). Но всё это рухнуло едва ли не в одночасье. На радость симбирской буржуазии, которая «встречала с бурным ликованием своих спасителей, под звон колоколов. И рядом с этим ликованием раздевались донага убитые красноармейцы, и одежда их продавалась с аукциона» (Мордвинов, Р. Н. Волжская военная флотилия в гражданской войне 1918–1920 гг. Москва, 1952. С. 60, 61, 62, 63).

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru