1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Лента времени
Воспоминания, 14 Июля 1937
Фото, 30 Октября 1989
Воспоминания, 10 Августа 1928
События, 20 Февраля 1852
Герои, 30 Апреля 1883
Воспоминания, 2 Января 1931
Герои, 10 Января 1883
Герои, 23 Октября 1789
Герои, 12 Марта 1829
Герои, 6 Января 1885
Герои, 6 Января 1893
Герои, 1 Июля 1813
Герои, 17 Октября 1853
Герои, 27 Марта 1812
Герои, 28 Марта 1868
Герои, 24 Декабря 1886
Герои, 2 Июля 1778
Герои, 15 Ноября 1820
События, 11 Декабря 1918
Герои, 5 Августа 1864
Герои, 30 Декабря 1906
Герои, 23 Мая 1861
Герои, 10 Ноября 1903
Герои, 3 Июня 1796
Герои, 21 Сентября 1760
Герои, 27 Июля 1784
Места, 31 Августа 1749
Герои, 2 Октября 1896
Герои, 10 Сентября 1778
Места, 8 Апреля 1803
Фото дня
Ой, красивы на Волге закаты!
Популярное
Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВладыка ПроклВоейковыГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГусевДавыдовДемочкинДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКоринфскийКругликовКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.ПаустовскийПерси-ФренчПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСергей НеутолимовСеровСкочиловСоколов А.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФилатовХитровоХрабсковЧижиковЧириковШадринаШартановШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯшин
АвиацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКосмосКультураМедицинаМитинги/демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОктябрята/Пионеры/КомсомолОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПожарыПолитикаПраздникиПрирода/экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦены
Воспоминания, 2 Января 1931
Пассажир четвёртого класса,или Несколько эпизодов из жизни поэта Благова

Литератор-документалист Геннадий Дёмочкин заканчивает работу над очередной, 35-й, книгой издательского проекта «Антология жизни». На этот раз его герой – большой русский поэт, лауреат Государственной премии РСФСР имени М. Горького, наш земляк Николай Николаевич Благов (1931–1992). Геннадий Александрович любезно согласился предоставить журналу «Мономах» фрагмент будущей книги. Это рассказ близкого друга Благова, замечательного человека Виктора Степановича Шустова.

Виктор Степанович Шустов родился в 1926 году, офицер Северного флота, лётчик-истребитель, кандидат биологических наук, доцент Ульяновского пединститута, путешественник, художник, фотограф, музыкант, садовод и огородник. Недавно отметил своё 90-летие. Живёт с семьёй сына Михаила в Москве.

– В начале 60-х, когда мы подружились с Благовым, я работал над кандидатской диссертацией и мне нужно было обследовать леса, выяснить, как живёт в России ясень. Это, как известно, второе по крепости дерево после груши. Дуб уже на третьем месте. В Древнем Риме ясень получил название «великолепный». И поскольку он очень прочный, из него делали оружие: луки, копья, боевые дубинки. У нас в России это дерево тоже издавна занимает особое место. Потому что из ясеня и дуба делали корабли.

Я выходил в лес со студентами, а некоторых брал и в дальние походы. Среди них был Володя Пырков, уже тогда известный поэт. Он-то Благову и рассказал: «Знаешь, Коля, там я за один

день увидел столько, сколько не видел за всю жизнь...» Николай заинтересовался: «Я тоже хочу пойти». Володя ему говорит: «Ты с Виктором Степанычем сначала познакомься, а он тебе скажет, что нужно с собой брать». И Благов ко мне приехал. (Это была не первая наша встреча, шапочно мы были знакомы: он работал на радио, а у меня там работала жена Светлана.)

Я сказал Николаю: «Ну что ж, если хочешь – пойдём. Что брать с собой? Бери рюкзак, мешок, бери матрац, какой-нибудь головной убор, ну и продукты. Мы, конечно, будем там ловить рыбу, может, когда удастся подстрелить утку...».

Так у нас образовалась группа: Благов, Пырков, Алексей Астафьев (тоже очень интересный человек), Пётр Мельников (тогда он работал плотником, но тоже уже начинал писать – и стихи, и прозу) и я как руководитель. Стали мы ходить в разные места каждый год.

И вот наш первый поход на Суру: Благов, Пырков и я. Прихожу на вокзал, вижу, сидит Володя. Спрашиваю: «А где Николай Николаевич?» – «Да он тут где-то ходит». Смотрю, идёт к нам человек, нагруженный, как верблюд. «Мешок» он воспринял буквально, взял мешок, в каком возят картошку. Матрац он снял дома с кровати и засунул его в мешок... Я никак не стал это комментировать, чтобы не обидеть уважаемого человека, и только спросил: «Ну а головной убор? Солнце ведь...». Он: «Подождите меня, я сейчас». Сбегал в магазин и купил себе соломенную шляпу.

Стали садиться в автобус. Мы с Володей довольно легко протиснулись, а дальше Благов со своим багажом... Женщины на нас смотрят и вслух рассуждают: «Да, странно... Сразу видно – из заключения. Вон с какими мешками. А справный...» (Смеётся.) Коля сразу перехватывает разговор и говорит: «Бабоньки, чего вы понимаете... У нас тут есть учёный... (Показывает на меня.) И у него помощник». (На Володю.) – «А чего же этот учёный делает?» – «Да он изучает растения и решает – у вас надо хлеб отнять, а вы будете кормиться из лесу: там и грибы, и ягоды, и трава всякая...» (Смеётся.) Женщины, конечно, напряглись, а Коля

продолжает: «Я-то только что к ним примкнул. А этот помощник, он уже целый месяц с этим учёным ходит, питается только в лесу...» (На Пыркова показывает, а Володя худющий тогда был.) Бабы как поднялись! «Да мы сейчас этого учёного вместе с помощником прямо в лесу и закопаем!..» (Смеётся.)

...Высадились, идём, подходим к Суре. Поймали мы там слово «урёма». Через Суру в этом месте был мост, но в половодье его снесло льдинами. И там устроили паром: плот, канат через реку и мужик, которого Володя Пырков в одном из стихотворений назвал потом «императором Суры». Мы к нему подошли, просим: «Перевези нас на тот берег». Он спрашивает: «В урёмы?». Мы растерялись, слова этого мы не знали. А паромщик говорит: «Вот из урём придут доярки, я за ними поеду и вас туда заберу». Так и получилось. А урёмы – это, как оказалось, густые заросли, близкие к воде. Поэтому там всегда много черёмухи.

Поставили мы возле этих урём палатку, переночевали. Николай на своём матраце всё время мёрз, укрыться было нечем. Утром Благов говорит: «А если мы вот так пойдём?». И показывает направление. Я говорю: «Тогда попадём в Мордовию». Он говорит: «Это интересно, давайте пойдём».

Пришли в мордовское село и увидели там настоящих крестьян. Избушки-мазанки, крытые соломой, беднота. И девчонки идут с поля. Николай бросился с ними разговаривать и был в восторге...

Так мы ходили в походы не один сезон. На другой год я говорю: «Мне бы надо обследовать Верхнюю Волгу». Коля спрашивает: «А как ты её будешь смотреть?» – «Да также, пешком. Вот мы на Суру ходили, а теперь давайте пойдём в Кострому!». Коля ухватился за эту мысль, а все остальные из моей группы отказались: «Пешком до Костромы?! Да вы тронулись!!!»

А мы не тронулись, мы пошли в этот большой поход вдвоём. Ко второму походу Николай уже знал, что такое надувной матрац, что такое спальный мешок. И вообще мы были экипированы как настоящие туристы.

Вышли на берег Волги, разбили палатку. Как всегда, Благов натаскал дров, зажгли костёр до неба (он любил большие костры), сидим. Николай говорит: «Послушай, я тебе прочитаю». И начинает мне читать стихи разных поэтов. Сколько он их помнил! Я говорю: «Коль, я ведь ботаник, не литератор». – «Ну понимать-то ты понимаешь?» – «Понимать-то понимаю...» То из Лермонтова, то из Пушкина, то из Бог знает кого. А потом своё что-то прочитает...

Утром ухожу обследовать лес, беру с собой термос да кусок хлеба. Коля говорит: «А я тут побуду». К вечеру возвращаюсь к палатке, спрашиваю: «Ну как, написал что-нибудь новое?» – «Да с тобой тут напишешь... Без конца про свои леса рассказываешь...».

Дошли мы до Васильсурска, надо было пополнить запасы провизии. А с продуктами тогда было плохо. Коля говорит: «Пошли в райком партии!». Находим там управляющего делами,

показываем мою бумагу, подписанную ректором пединститута: «Просим оказывать всяческое содействие нашему сотруднику при обследовании лесов...» Управляющий пишет записку, и мы идём к Волге, к дебаркадеру, в маленький магазинчик. Там в подвале мы всё что надо было закупили.

Пошли по лесу дальше, в посёлки не заходим. Дошли почти до Чебоксар, видим элеватор, ходят машины. Спрашиваем: «До города нас подбросите?» – «Подбросим, если поможете». Взяли лопаты, разгрузили зерно, сели в кузов, поехали. Был вечер, а тут стало совсем темно. Приближаемся к Волге, я говорю Коле: «Давай, стучи, нам этот лес надо посмотреть». Стучим, шофёр останавливается: «Чего вы?» – «Нам надо сходить». – «Ночью, в лесу? Да

вы кто такие? С ружьём, с мешками, среди ночи в лесу выходите. Я приеду в Чебоксары, скажу милиции, что я вас здесь высадил...».

Прошли немного по лесу, дошли до озера, решили здесь заночевать. Разбили палатку, развели костёр, вскипятили чайник. Утром проснулись и видим: вода в озере красная. Оказывается, в

нём мочат липу, чтоб потом делать мочало, мешки и прочее. Если помнишь, в Колином стихотворении это потом появится:

Мочалом связанная хватким

Стоит избушка из корья!

Идём дальше, доходим до дома лесника. В окнах света нет. Разбили рядом палатку, набрали из колодца воды, развели костёр, сидим, разговариваем. Собираемся уже спать, и Коля рассказывает очередной анекдот про Василия Иваныча. Посмеялись. И вдруг из полной темноты, из леса, выходит человек, протягивает нам руку и говорит: «Василий Иваныч». (Смеётся.) Мы давай хохотать, а он понять не может: «Чего вы хохочете?». Это был лесник...

И вот мы вошли в Кайбицкие корабельные дубравы. Их в своё время облюбовал Пётр I. За незаконный сруб дерева он приказывал человеку распустить живот и кишками примотать к стволу. Такая казнь. Сердитый был царь. Когда мы вошли в этот лес, Коля ахнул. Потом, в стихотворении «Песнь великих лесов», которое мне очень нравится, он опишет это своё потрясение:

И чьи-то,

Как ни повернитесь,

Сверлят затылок вам глаза.

Ну, братцы, что ни говорите,

Живут великие леса!

Дубы высотой тридцать с лишним метров. Если трое возьмутся за руки – они не обхватят ствол. У Коли и это в стихотворении есть...

Пришли мы в костромские леса, встретились с тамошним лесничим, собрались с Николаем пойти смотреть посадки ясеня. Но лесничий говорит: «Отпустить вас одних не могу». – «Почему?» – «Да потому что именно в наших, костромских лесах, Сусанин завёл поляков». (Смеётся.)

Леса, действительно, мощные, глубокие, там и медведи, и волки есть. И что интересно: просеки в лесу сделаны таким образом, что из любой церкви видно другую церковь – в следующем селе. К той подойдёшь, увидишь другую. Вот по этим сусанинским лесам мы с Колей и шастали. Но ясеня, какого я искал, не обнаружили.

Однажды разбили палатку возле небольшой речки. Коля опять со мной в лес не пошёл: «Хочу, чтобы вокруг моей головы, вокруг палатки текла река и бурлила». Я ушёл, он решил

искупаться. А чтобы просохнуть, одеваться не стал (лес-то глухой) и как был, голышом, решил пройтись по просеке. А там девчонки грибы собирали.(Смеётся.) Вот он схватился и обратно к палатке. А когда я вернулся – на меня с упрёками: «Ты чего не сказал, что тут грибники ходят?!» – «Да я откуда знал?!» (Смеётся.)

Обратно мы не пошли пешком, а поплыли на пароходе. Опять у нас палатка, рюкзаки, кирзовые сапожищи. Купили билеты в четвёртый класс, в самом трюме. Но внизу сидеть скучно, вышли на палубу, заглянули в кают-компанию, а там шахматы. «Давай сыграем?» – «Давай». Только сели, заходит уборщица: «А ну-ка, выметайтесь отсюда!» – «Да ты что?! Дай нам посидеть, мы, чай, учёные!» – «Видно по сапогам, какие вы учёные!». И зовёт кого-то из команды. Тот приходит и так строго: «Граждане, в чём дело? Вы, вообще, кто такие?». И вот у нас с Колей руки одновременно потянулись к нагрудным карманам: у меня – за бумагой от ректора, у него – за удостоверением члена Союза писателей. Руки потянулись и одновременно замерли. Глянули мы друг на друга и говорим речнику: «Да мы, собственно, из четвёртого класса... Всё, уходим...».

Фото Виктора Шустова и Николая Благова

Николай Благов

Песнь великих лесов

Прогоном выжженным,

Вдоль края

Ржаной жары,

Не чуя ног,

Бежит дорога,

Зарываясь

В леса,

Как жеребёнок в стог.

И сразу слышен затаённый

Земли исподний разговор.

Тропинкой, из корней сплетённой,

Пугливо прошнурован бор.

И чьи-то,

Как ни повернитесь,

Сверлят затылок вам глаза.

Ну, братцы, что ни говорите,

Живут великие леса!

Вдали от вырубок тотальных

Царит глухих вершин набат.

Здесь на торцах

столбов квартальных

Веков замшелый циферблат.

Здесь и цветок

(На что уж скромен:

Накрыл ладошкой –

И погас)

Вдруг ясно скажет:

Мир огромен!

Конечно

Он огромней нас.

Четыре лепестка,

Согретых

Дыханьем,

А на лепестках

Лежат четыре части света

С одной котомкой в головах.

И к небу вам глаза поднимет

Дуб.

И ещё поодаль дуб.

Берёзы кажутся под ними

Дымком из деревенских труб.

Бывало, мужики крестились,

Валили дуб,

А на пенёк

Обедать шестеро садились,

В серёдку ставя котелок.

И долго рухнувшая тяга

Рвалась,

Аукала в леса;

Была от облетевших ягод

Земля в малиннике красна,

Леса,

Где это эхо рыщет,

Ещё сам Пётр облюбовал:

Живицей склеенной ручищей

Он к топорищу прикипал.

Каким румянцем залихватским

Горели щёки топора!

И флот

Под ветер азиатский

Сходил со стапелей Петра!

Доныне памятно народу,

Как он моря разворотил:

Судами поднятую воду

Скупой Босфор не проглотил.

Но исполины,

Прежним впору,

В лесу остались на развод.

Иначе, потеряв опору,

Давно бы рухнул небосвод...

Ни сараюшки здесь,

Ни хатки,

И лишь,

Как будто в чём коря,

Мочалом связанная хватким,

Стоит избушка из корья!

Да уж не в этой ли сторожке

Невеста царская жила?

Разношенные босоножки

На ветке –

Босиком ушла...

Падёт ли на душу тревога,

В своей ли правде усомнюсь,

Приду я в этот лес –

И Богу,

Неверующий, помолюсь.

«Мономах», №6(96), 2016 г.

Поделиться в социальных сетях

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2020. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru