1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
События, 16 Декабря 1917
События, 16 Декабря 1917
События, 2 Декабря 1917
Герои, 25 Января 1963
Места, 25 Января 1940
События, 31 Декабря 1918
События, 20 Марта 1925
События, 4 Октября 1926
Герои, 19 Января 1943
События, 21 Января 1924
Герои, 25 Февраля 1949
Герои, 17 Января 1963
События, 19 Января 1943
События, 12 Января 1903
События, 18 Января 2003
События, 5 Октября 1918
События, 12 Октября 1918
События, 12 Сентября 1918
События, 1 Сентября 1918
Воспоминания, 15 Мая 1932
Герои, 9 Января 1953
Герои, 7 Января 2009
Места, 31 Января 1952
Фото, 6 Января 1998
События, 6 Января 1925
События, 13 Апреля 1923
События, 15 Мая 1932
Места, 30 Января 1920
События, 2 Марта 1919
Герои, 25 Декабря 1917
Фото дня
ОМОН сопровождает Аллу Пугачёву в Ульяновске в 1995 г.
События, 2 Марта 1919
На культурном фронте. Владимир Миронов

Одной из важнейших задач пролетарской революции большевики считали повышение культурного уровня трудящихся. Поэтому с самого своего начала советская власть приступили к просвещению народных масс всеми доступными на тот момент возможностями. И первыми под этот культурно-просветительский «удар» вполне предсказуемо попали наиболее организованные категории граждан Республики – военные и сотрудники спецслужб. Первые всегда были, что называется, под рукой, поэтому их оказалось проще «охватить» просветительской работой, в том числе и принудительно. Что касается вторых, то в число таковых старались отбирать людей грамотных, то есть уже имевших хотя бы минимальный уровень образования, и по возможности партийных, а, значит, как тогда говорили, сознательных, готовых идти на жертвы во имя самообразования и «постоянного роста над собой».

Театралы с ружьем

На перекресток современных улиц Тухачевского и Радищева «смотрит» угол старинного трехэтажного здания. Это один из корпусов так называемых «новых казарм», простроенных в Симбирске в 1883-1886 годах для расквартирования Пятого пехотного Калужского полка. Однако новыми помещениями тот пользовалась недолго – в I888 году полк перевели на западную границу Империи. С тех пор через казармы прошло множество воинских частей и военных учреждений, поэтому и сами казармы неоднократно меняли свое название в зависимости от наименования, расквартированного в них подразделения. В разное время они назывались Уланскими, Ленкоранскими, казармами инженерного ведомства и так далее.

В первых числах марта 1919 года там размещались: отряд конного запаса Пятой армии, Симбирский Советский рабочий полк, а также Симбирский караульный батальон, в расположение которого 2 марта и прибыл товарищ Кудрявцев – сотрудник Лекторско-Агитационной секции Информационного отделения Восточного фронта.

Не застав на месте ни политкома, ни комбата Жукова, который, по словам красноармейцев, вроде бы убыл в командировку по реквизиции лошадей, Кудрявцев отправился в рабочий полк. Но и здесь его ждала неудача – командира на месте также не оказалось. Тогда агитатор зашел в первую роту, чтобы собрать местную ком. ячейку. Однако членов ее отыскать тоже не удалось.

В итоге общаться пришлось с рядовыми красноармейцами, с которыми, в отсутствие командиров, поговорили, что называется, по душам. Отметив, что никаких болезней среди личного состава не наблюдается, да и обмундирование вполне удовлетворительное, бойцы обрушили на представителя штаба фронта массу вопросов. Например, о том, почему их кормят тухлой селедкой, а не варят хотя бы три раза в неделю щи с мясом, хотя мяса на рынке сколько угодно, пусть и по спекулятивным ценам? Почему табак не выдают уже три месяца, да и баню бы не мешало устраивать чаще, а то они уже больше месяца не мылись. Почему подарки, собранные на годовщину Красной Армии, не получили те, кто был в командировках и отпусках? И, наконец, почему деньги – по сто рублей – удерживаемые из жалования семейных красноармейцев для передачи семьям, до этих самых семей не доходят?

В общем, претензий и вопросов, в том числе и к командованию, было множество. Тем не менее, как отмечал в своем докладе Кудрявцев, отношение к командному составу со стороны красноармейцев оставалось хорошим.

Возможно, этому способствовала правильно поставленная в полку культурно-просветительская работа: ежененедельно там устраивались спектакли и концерты, были организованы клубы, а при них – библиотеки-читальни. Раз или два в неделю проводились лекции, в связи с чем красноармейцы просили присылать к ним лекторов получше, чтобы те могли внятно разъяснить конституцию Советской Власти, особенно касательно деревни, поскольку большинство личного состава были выходцами из крестьян. Со слов бойцов, в солдатской массе отсутствовало правильное понимание политики партии, хотя в каждой роте существовали ячейки сочувствующих коммунистам.

«В целом настроение красноармейцев таково, что у них против Советской власти нет дурного настроения, пока не затронут продовольственный вопрос красноармейца и его семьи (реквизиции хлеба и др. продуктов)», – подводил итог своего общения с массами агитатор Кудрявцев.

О культурно-просветительской работе в воинских частях, дислоцированных на левом берегу Волги, докладывал и другой агитатор – Зайцев, побывавший там 22 мая того же года. В этот день на фронт отправлялся 4-й гаубичный дивизион. В честь этого события на Нижней Часовне состоялся митинг, а любительская труппа служащих Волго–Бугульминской железной дороги дала спектакль по пьесе Мясницкого «В побегах».

«Зал был переполнен, красноармейцы слушали внимательно. Настроение красноармейцев приподнятое. Митинг прошел успешно», – рапортовал агитатор.

По окончании торжеств он пообщался с руководителем железнодорожно-драматического коллектива, его режиссером и председателем Культурно-просветительной комиссии в одном лице – товарищем Акимовым. Воодушевленный успехом, тот заявил, что вся его труппа, все тридцать человек, с удовольствием бы выходили на сцену и играли для красноармейцев хоть каждую неделю, если бы поскорее отстроили театр более удобный и приспособленный, нежели то здание, в котором приходится выступать сейчас.

Удивительно, но ожидания самодеятельных актеров не были утопическими –новый театр на Нижней Часовне Отделом народного образования действительно строился! Пусть и не так быстро, как им хотелось бы. Что же касается любительской труппы, так воодушевившей артиллеристов своим искусством, то, по мнению Зайцева, товарищам из Агитпросветотдела стоило бы договориться с нею, чтобы артисты выходили на сцену чаще, и не только на Нижней Часовне, а везде, где в городе есть воинские части, которые «совершенно почти не обслуживаются нами». «Все внимание должно быть сосредоточено на том, чтобы возможно скорее достроить театр и завязать отношения с драматической секцией культурно-просветительной комиссии», – подводил итог своей встречи с прекрасным агитатор товарищ Зайцев.

Клуб имени Троцкого

Инициативу возжечь очаг культуры в губернской ЧК взяла на себя местная коммунистическая ячейка. Однако, в отличие от армейцев, чекисты решили идти не по театрально-драматической линии, а в направлении клубной работы: на общем собрании, открывшимся в 6 часов вечера 25 июня 1919 года, культурно-просветительной комиссии губЧК в составе товарищей Давыдовой, Каменкера и Федулова было поручено «по возможности, в самом скором времени открыть клуб, о чем предварительно довести до сведения всех, снабдив клуб всеми теми предметами, что требует клуб. Именно: приобрести музыкальные инструменты, всевозможные книги, брошюры, картины и т.д.».

Партийное поручение было выполнено уже 12 июля, то есть, меньше чем через месяц. На состоявшемся в тот день очередном общем собрании «ячейки коммунистов и сочувствующих при Симгубчека», упомянутые выше товарищи рапортовали собравшимся о том, что клуб готов. Его открытие, назначенное на час следующего дня, предлагалось предварить торжественным хоровым пением Интернационала, Марсельезы и «Дружно товарищи в ногу». Затем все желающие могли выступить в качестве чтецов или музыкантов, исполнив полюбившиеся им литературные и музыкальные произведения. Завершались торжества банкетом.

Судя по докладу об открытии клуба, сделанному товарищем Трампницким 23 июля, мероприятие удалось. Особенно, банкет, на который было израсходовано 3354 рубля, хотя выручить от продажи угощений смогли всего 1973 целковых. Дефицит в размере 1081 руб. 88 коп., возник, скорее всего потому, что ответственные работники, такие, как председатель ЧК товарищ Левин, а также Гольдман, Саблин и некоторые другие угощались бесплатно, то есть «за счет заведения». Однако, представленные суммы, по словам докладчика, были предварительными, и при более тщательном подсчете вполне могли оказаться меньше. Тем не менее, на первой странице доклада чья-то твердая рука красным карандашом начертала: «Недопустимо! Потребовать немедленно покрыть расход!». Подпись под резолюцией неразборчива, но очень может быть, что наложил оную лично товарищ Левин.

Заслушав доклад, собрание постановило, во-первых, представить точную отчетность по открытию клуба на рассмотрение Бюро ячейки, а во-вторых, культурно-просветительной Комиссии приложить максимум энергии к дальнейшему развитию «культурно-просветительных работ».

Однако к ноябрю стало понятно, что таковые тормозятся. В частности, «ввиду того, что до сего времени функция клуба была неопределенна, что является нецелесообразным». И очередное собрание комячейки в количестве 40 человек, состоявшееся вечером 16 ноября, решило четко очертить время работы клуба: в праздничные дни – с 10 утра до полуночи. А в будни – с 5 вечера до 11 ночи.

Вторым тормозом в работе, по мнению собравшихся, было отсутствие у чекистского очага культуры зажигательного революционного названия. Поэтому на том же собрании решили присвоить ему имя какого-либо Вождя Социальной революции.

Выступивший с докладом по этому вопросу товарищ Калинин, обрисовав великое значение клуба, от имени Бюро ячейки предложил назвать учреждение именем товарища Троцкого. Предложение приняли единогласно.

Примечательно, что, озаботившись повышением собственного культурно-образовательного уровня, симбирские чекисты не забывали и о своих «подопечных», содержавшихся в арестантском доме ГубЧК, поручив культурно-просветительной Комиссии на первых порах обеспечивать узников литературой из клубной библиотеки. А в дальнейшем «довести до сведения Горкомитета о пожеланиях ячейки открыть в арестных домах такие библиотеки для просвещения заключенных».

Культуру – в массы!

Победно завершив бои на фронтах Гражданской войны, советская власть, наконец, получила возможность развернуть широкомасштабное наступление на фронте культурном, бросив в «прорыв» все наличные силы, которых, впрочем, не всегда и не везде хватало. Тем не менее, уже первые результаты оказались обнадеживающими, о чем и докладывал 18 августа 1923 года в ЦК РКП(б) секретарь Симбирского Губкома совершенно секретным закрытым письмом. Из него следовало, что на указанную дату в губернии действовало 345 библиотек. В том числе 8 центральных, 24 районных, 120 волостных, 8 детских и 120 школьных. А их общий фонд насчитывал 376 тысяч томов, из которых на каждую уездную библиотеку приходилось в среднем по 1000 книг и 100 читателей, при этом половину последних составляли рабочие и крестьяне. Наибольшим спросом пользовались книги по общественно-политическим дисциплинам, а вот с газетами дела обстояли плохо – чаще всего в сельских библиотеках их просто не было.

Кроме библиотек, в селах открывались избы-читальни (нечто среднее между библиотекой и клубом), становившиеся центрами политической пропаганды и культурно-просветительской работы в деревне. К середине августа 1923 года в Симбирской губернии было 84 таких учреждения, и почти во всех действовали культполиткружки, типичными методами работы которых были групповое чтение газет вслух, беседы, справки, антирелигиозные диспуты.

Основными посетителями подобных изб была в основном крестьянская молодежь. Более же взрослое население, главным образом, мужики, заглядывало туда «ради справок по вопросам Кодекса о труде, о выплате налога и проч.», а также любопытствовали «по части чтения с/х брошюр». А вот женщины появлялись в читальнях редко.

И, наконец, еще одним средством доставки культуры в народные массы были Дома

Крестьянина – что-то вроде гостиниц, главным образом в волосных и уездных центрах, отличавшиеся от прежних съезжих изб и постоялых дворов тем, что кроме предоставления ночлега, они вели среди постояльцев культурно-просветительную и общественно-политическую работу, для чего при них оборудовались столовые, чайные, музеи, а кое-где даже кинематограф. Кроме того, в каждом таком доме имелась своя библиотека-читальня, работавшая примерно также, как избы-читальни в селах. Однако в Симбирской губернии подобных заведений еще не было, хотя «необходимость создания хотя бы по одному дому крестьянина на уездный центр в нашей крестьянской губернии» была очевидной. Поэтому в ближайших планах Симбирского Политпросвета была организация по меньшей мере семи домов крестьянина, средства на которые планировалось отыскать в местных, то есть уездных бюджетах.

Однако даже в отсутствии Крестьянских домов селянам, попавшим в город, было чем там заняться. Например, сходить в местный Народный Дом (Нардом), каковых к лету 1923 года в Симбирской губернии функционировало 33.

Эти просветительные учреждения клубного типа еще при старом режиме создавались органами земского и городского самоуправления, обществами трезвости, грамотности, попечительствами о народной трезвости, а также частными лицами «в целях общего образования взрослых, организации их досуга, внешкольного воспитания детей». В Нардомах, как правило, действовали библиотека с читальней, театрально-лекционный зал со сценой, воскресная школа, вечерние классы для взрослых, хор, чайная, книготорговая лавка, устраивались музеи с различного рода наглядными пособиями, использовавшимися при чтении лекций, передвижные и постоянно действующие выставки. В начале XX века такие дома начали открываться в сёлах и деревнях, где просуществовали до начала 1920-х годов, а затем были преобразованы в рабочие клубы.

Недостатком этих учреждений с точки зрения советской власти было то, что они пребывали вне пределов экономической зависимости от Уполитпросветов, поскольку средства ни из местных, ни из центральных бюджетов на их содержание не отпускались. Как следствие, нардома ускользали «из сферы влияния их идеологического руководства». Тем не менее, именно они все больше и больше осваивались комсомольской молодежью деревни «и с пути культурничества» сходили «на углубление политической роли». Поэтому свою задачу губернский комитет партии видел в том, чтобы «инициативу мест схватить, включив сеть нардомов, хотя бы в количестве 33 в местное снабжение с 1-го квартала будущего года».

Что касается полноценных клубов в городах, то они, по словам губернского партийного секретаря, жили плохо, халтурили и понемногу культурничали. Более или менее работоспособными были лишь клубы при организациях, имевших материальную базу и богатых политработниками-активистами. «Отражения общественности в клубах еще нет», – сетовал автор закрытого письма и указывал причину –экономическая слабость и недостаток культурных сил.

Иное дело советско-партийные школы. В них школьно-курсовая работа кипела: летом 1923 года четыре из них сделали первые выпуски: три – первой ступени и одна ­второй. Тут необходимы пояснения. Применительно к обычным, как бы сейчас сказали, общеобразовательным школам, первая ступень соответствовала школе начальной, где учились дети от 8 до 12 лет, а вторая – восьмилетке, которую заканчивали уже в семнадцатилетнем возрасте.

Разделение на ступени советско-партийных учебных заведений было несколько иным и зависело не от возраста учащихся, согласитесь, трудно представить двенадцатилетнего партработника или мальчишечку десяти лет в кресле секретаря исполкома. В данном случае первая ступень давала начальную подготовку будущего функционера, а вторая – более основательную и фундаментальную. Во всяком случае, теоретически. На практике же «результаты учебно-воспитательной стороны не особенно богаты, т.к. отсутствие квалифицированных работников-лекторов дает себя чувствовать», самокритично признавали авторы «закрытого письма». Тем не менее, все курсанты использовались на советской и партийной работе. Одновременно в губернии шла подготовка к реорганизации курса совпартшкол будущего года, «согласно резолюции 2-го Всероссийского съезда Совпартшкол». В частности, к концу лета был пересмотрен и значительно улучшен весь состав и руководителей, и работников.

В тех же уездах – Карсунском, Сенгилеевском и Ардатовском, где совпартшкол пока не было, вполне удовлетворительно действовали политкурсы.

Еще одним популярным в те годы направлением культурно-просветительской работы была так называемая культурная смычка города и деревни, которая, по мнению симбирской парторганизации, могла быть достигнута, главным образом, через сеть сельских политпросветучреждений, которые постепенно уже становились «проводниками связи города с деревней через беседы, газеты, справки. А главным образом, путем популяризации Советского законодательства по избам-читальням и Агитпунктам».

Однако советской власти требовались не только партийные и советские работники, но и специалисты в других областях – инженеры, учителя, врачи, которых еще только предстояло обучить будущим профессиям. Но прежде, чем усадить вчерашних рабочих и крестьян в учебные аудитории, большинству из них требовалось дать элементарные основы научных знаний на специальных «курсах взрослых». Однако и здесь существовали проблемы – социальный состав их был все еще слаб, но, главное, не хватало квалифицированных педагогов для работы именно со взрослыми. Забегая вперед, скажем, что позже эти курсы были реорганизованы в так называемые Рабфаки – рабочие факультеты – своеобразные подготовительные ступеньки на пути в высшие и средние специальные учебные заведения.

Впрочем, подавляющее большинство симбирян о таких высотах даже не помышляло, потому что к лету 1923 года неграмотным оставалось почти 80% населения губернии, хотя на ее территории уже действовало 60 школ по ликвидации безграмотности. Правда, летом их осталось 10-15, а большинство закрылось, потому что в страду крестьянам стало не до учебы.

Тем не менее, амбициозный план по ликвидации неграмотности к 10-й годовщине Октябрьской Революции никто не отменял и к 1 октября 23 года в губернии было намечено открыть 200 постоянно действующих ликпунктов, где предстояло трудиться, в первую очередь, школьным учителям, поскольку других «специалистов-ликвидаторов» не было.

Надо отдать должное советско-партийным властям, их планы не оставались лишь на бумаге. Так уже через месяц, к 18 сентября вместо запланированных 200 пунктов ликвидации неграмотности было открыто 209. И все 7 предусмотренных планом крестьянских домов. А к действовавшим уже библиотекам, избам-читальням, народным домам и прочим подобным очагам просвещения прибавилось 8 курсов для взрослых, 5 музеев, 4 агитпункта, 3 совпартшколы, 8 политических и столько же воскресных школ.

Это было началом полномасштабного победоносного наступления по всему культурному фронту.

ИСТОЧНИКИ

ГАНИ УО Ф.1, оп. 1. Д. 85. Л. 11,13, 28.

ГАНИ УО Ф. 1, оп. 1. Д 89. Л. 14,16

ГАНИ УО Ф. 1, оп. 1, д. 593, л. 37, 71.

Владимир Миронов

Источник фото

Темы: Культура

Места: Библиотеки

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛатышевЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыХудожественный музейЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru