1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Лента времени
Фото, 13 Мая 1996
Фото, 6 Июня 1998
Фото, 7 Июня 1998
Фото, 7 Июня 1998
Фото, 22 Апреля 1995
Фото, 24 Апреля 1988
Фото, 23 Апреля 2000
Фото, 7 Марта 1997
События, 9 Мая 1945
События, 15 Февраля 1980
Фото, 9 Мая 1987
Фото, 9 Мая 1987
Фото, 9 Мая 1985
Фото, 1 Марта 2000
Фото, 1 Ноября 1995
Воспоминания, 22 Апреля 1967
Места, 1 Января 1648
Места, 1 Января 1648
События, 1 Января 1648
Места, 1 Января 1648
Герои, 1 Января 1648
Места, 1 Января 1809
Воспоминания, 1 Декабря 1911
Воспоминания, 29 Октября 1930
Места, 1 Декабря 1937
Воспоминания, 27 Мая 1924
Места, 1 Января 1648
Герои, 1 Октября 1774
Места, 22 Мая 1940
Воспоминания, 11 Июня 1916
Фото дня
Выводка плавучих опор при строительстве моста через Волгу
Популярное
Видеоархив
Тэги
Воспоминания, 22 Апреля 1975
Сотрудник Ленинского мемориала с 1975 года, экскурсовод Татьяна Шахова: как менялся город, турмаршрут по городу 1970-х и белые пятна истории региона

С 1975 года Татьяна Шахова работает в Ленинском мемориале, а по итогам конкурса Агентства по туризму Ульяновской области она стала лучшим экскурсоводом региона 2018 года. Татьяна Сергеевна рассказала проекту «Годы и люди» о том, что, по ее мнению, приобрела и потеряла архитектура города в связи с его перестройкой к 100-летию Ленина, как менялась посещаемость ленинских музеев в Ульяновске, о «белых пятнах» в истории региона, о том, как люди относились к личности Ленина тогда и сейчас, и про самый популярный туристический маршрут по городу 1970-х.

- Татьяна Сергеевна, как менялась посещаемость ленинских музеев Ульяновска?

- Смотрите, берём 1953-й год – тогда был Дом-музей В.И. Ленина и филиал центрального музея Ленина. Общая посещаемость была 152 тысячи человек. Идём дальше и наблюдаем, как растут цифры. 1960-е годы, в канун столетия Ленина, общая посещаемость достигла более полумиллиона. 881 тысяча была в Ленинских музеях в 1969-ом году. В 1970-м году, то есть когда современное здание Ленинского мемориала уже было построено, посещаемость стала гораздо выше. Кстати, к 1970-му ленинских музеев стало ещё больше – была открыта Квартира-музей Ленина.

Ленинский Мемориал и площадь 100-летия со дня рождения В.И. Ленина в первые месяцы после окончания строительства. Ульяновск. Апрель-май 1970 г. Фото из фондов Ленинского мемориала

- А как город поменялся за эти годы? Какие наиболее глобальные перемены он пережил?

- Да, за это время город наш, конечно, очень сильно изменился. Можно услышать, что облик города менялся от одноэтажного Симбирска к статному и многоэтажному Ульяновску. Вы знаете, он этот переход совершил не в 1970-е годы. У нас двухэтажные дома появились уже в конце 18-го века. Двухэтажные, каменные дома. А вот большие, четырёхэтажные жилые дома, Володарские дома улице Льва Толстого, был построен во второй половине 1930-х годов. Когда здесь началось строительство, у нас трёхэтажные дома уже были в изобилии по городу, четырёхэтажные уже были построены в 1950-е годы, а девятиэтажные дома начали строить уже в 1960-е.

Изменения тогда произошли очень большие. Страна готовилась к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина, а наш город – его Родина, поэтому было ясно, что быть серьёзным финансовым вливаниям в Ульяновск. И как раз этого и добился первый секретарь Ульяновского обкома партии Анатолий Андрианович Скочилов. Если вы знаете дом, где он жил, на улице Ленина 79, то можете помнить, что там есть мемориальная доска, а в северной части микрорайона Репина одна из улиц названа именем Анатолия Скочилова. Он внёс очень существенный вклад. Благодаря ему, а он сюда прибыл в 1961-м году, наш город приобрёл тот облик, который мы видим по сей день. Чтобы добиться финансирования, он должен был постоянно одну и ту же линию проводить в партии. И он проводил. Очень серьёзная личность, крупная. Если вас она интересует, прочитайте книгу Геннадия «Бабай» - у Скочилова было такое прозвище. Мне тем интереснее было читать эту книгу, что я наблюдала события, в ней описанные, своими глазами. Читала, как художественную литературу, не отрываясь – что-то вспоминалось по ходу чтения.

- А вы знали его лично?

- Ну, как лично (смеётся) - у нас очень большая разница в возрасте. Я его видела потом, когда уже сюда пришла работать, как официальное лицо.

- В ходе реконструкции города пропало множество объектов дореволюционного архитектурного наследия. Считаете ли вы, что эта потеря была весомее, чем приобретения?

- Вы считаете, что потеря была глобальной? Поделитесь вашим мнением, тогда мне будет интереснее отвечать на ваш вопрос, такую полемическую нотку может быть даже внести.

Улица Ульянова (бывшая Стрелецкая) перед строительством Ленинского мемориала. Ульяновск. Не позднее 1967 г. Фото из фондов Ленинского мемориала

- Можно сказать, что образ города поменялся кардинальным образом, но улица Гончарова сохранилась, к счастью, в первозданном варианте.

- Нет, нет, нет.

- Практически…

- Если вы возьмёте большой дом, который выходит на площадь 30-летия победы, улица Гончарова, дом 1. Этот 232-х квартирный жилой дом был построен к столетию. Следующий дом – гостиница «Волга». Она была построена в 1960-ые годы. Дом на противоположной стороне - там, где был ЗАГС. Он тоже построен в 1960-ые. Там целая вереница домов. Поэтому говорить, что улица Гончарова сохранилась в первозданном виде, нельзя. Половина улицы Гончарова была переделана как раз в 1960-ые года.

Фото Бориса Тельнова

- Я скорее имею в виду, что она сохранилась сильнее прочих. Потому что, как мне кажется, остальным улицам досталось гораздо больше.

- Она и переделана была больше многих. И улица Минаева в те годы совершенно коренным образом была перестроена. Там-то как раз и были маленькие деревянные одноэтажные дома. Узенькая улочка, которая тянулась от Волги до Свияги. И вот, в 1960-ые годы, когда отмечали 100-летие В.И. Ленина, когда думалось, что наш город превратится в совершенно другой, – это же будет туристический центр – нужно было эту улицу расширить. Сделать въездные, парадные ворота в город, где соединяются все районы нашего города - Засвияжье, южная часть, Ленинский район и Заволжье. И поэтому данная улица была коренным образом перестроена. Она стала магистралью. Широкой, как в столичных городах: Москве или Петербурге. Такую же особенность имеет и улица Гончарова. Некоторые отмечали, что бульвар на улице Гончарова, разбитый во второй половине 19-го века, очень напоминает аналогичные в Петербурге. Посередине пешеходный бульвар, и вдоль него тянется улица. И, вы знаете, ещё в 19-м веке наш город называли «Дворянином на Волге». У нас во второй половине 19-го века проживали представители 250 дворянских родов, а это накладывало отпечаток и на культуру, и на архитектуру, и город наш отнюдь не был занюханным, пыльным и заброшенным, как о нём порой пишут. Нет, он был таким же, как другие города. А архитектурных памятников у нас с тех времён сохранилось достаточно много. Возьмите, например, дом купца Шатрова, дом Языковых, а эта постройка конца 18-го века. Теперь в нём литературный музей, И напротив, пожалуйста…

Улица Минаева. Начало 1960-х гг. Фото - Государственный архив новейшей истории Ульяновской области за предоставленное фото

- Дом офицеров.

- Да, дом Офицеров, конец 19-го века, Алякринский.

- Очень много домов Ливчака.

- Да-да, Ливчак, Шодэ, Вольсов – такие фамилии, которые идут из прошлого века. А вот 20-й век нам дал архитектуру советского модернизма – то, что мы с вами видим и сейчас. И оказалось, что у нас есть очень серьёзные художественные постройки 19- начала 20-го вв., и середины-второй половины 20-го века, когда были построены уже эти здания. В первую очередь, конечно, Ленинский мемориал, потом гостиница Венец, первая школа-гимназия, педагогический университет, за постройку которого авторы получили Ленинскую премию, за здание гостиницы получили государственную премию.

- А строили, насколько я помню, москвичи?

- Проектировали, да. Центральный научно-исследовательский институт экспериментального проектирования под руководством Мезенцева. Специально был создан такой институт, который должен был проектировать величественные и крупные общественные здания. А поскольку строительству этого здания придавалось очень большое значение, сюда была направлена очень серьёзная группа архитекторов. Был создан проект Ленинского мемориала. Три года строилось здание, одновременно с ним строили гостиницу и педагогический университет, гимназию. Тогда же было построено высотное здание Дома быта, здание Универмага, которое сейчас, я не побоюсь этого слова, испохабили. Когда я иду мимо, стараюсь даже не смотреть – настолько мне больно и обидно из-за случившегося. А ведь здание красивое, интересное. Его взяли и закрыли тряпочками, баннеры навешали, изменили внешность. Кстати, сейчас к этой архитектуре и отношение очень часто бывает такое…

Руководитель коллектива архитекторов Б.С. Мезенцев ведет рабочее совещание по проекту Ленинского мемориала в Ульяновске. Москва. 1968-1969 гг. Фото из фондов Ленинского мемориала

- Потребительское?

- Да, потребительское. Вы уже родились тогда, когда всё уже было построено и для вас это так и было всегда. А когда смотришь и помнишь, как то или иное здание выглядело в 1970-1980-е годы… Вот, к примеру, гостиница или площадь, которая была разбита к 100-летию со дня рождения В. И.Ленина. Парадная площадь, созданная специально для каких-то парадов, для шествий. Для гостей города. Здесь ведь такой волжский простор огромный – вид со всех сторон. А окаймлена она какими зданиями? Одно, второе, третье – они все выполнены в едином стиле. А потом, вот оно, здание (Татьяна Сергеевна указывает на гигантские новостройки)… Дальше туда посмотришь, а там беседка на крыше как-то оказалась (имеется в виду жилой дом на перекрёстке улиц Мира и Гончарова с архитектурным элементом в виде гончаровской беседки на крыше). Внешний облик города меняется. А вот гимназия, рядом с ней уголочек жилого здания, а вот там часовня вылезла прямо на крыше.

- То есть, вы считаете, что силуэт города изменился в худшую сторону?

- Конечно-конечно. Идеей этой площади пренебрегал, и мне обидно, досадно от этого, потому что, когда люди приходят, ты начинаешь рассказывать о красотах центра города и все «ахают». Когда в волжскому косогору подведёшь - тоже всем интересно.

- Парк Дружбы народов.

- Парк Дружбы народов, да. Мало того, что такая идея политическая, хорошая была в нём определена – каждая республика заложила свой участок… - так теперь нет его. И это слово «ЛЕНИН», которое высажено красным кустарником – для чего оно было сделано? Потому что вид с Волги и со склона на неё, соответственно, был гораздо чище, и с теплоходов, которые ходили по изумительной водной туристической магистрали, это было отлично заметно. И беломраморное здание мемориала, которое будто парит в воздухе на колоннах. Особенно этот эффект прослеживается ночью, когда колонн не видно и работает подсветка, и это беломраморное светящееся здание парит над кромкой Волжского косогор, надпись «ЛЕНИН» - всё это производило большое впечатление. Даже сейчас, когда всё это начинаешь рассказывать и обращать внимание людей на это, они сразу же замечают и восхищаются. То есть всё это было продумано как парадная, красивая часть города.

Вид сверху на объекты Ленинской мемориальной зоны в Ульяновске. 1973 г. Фото из фондов Ленинского мемориала. Автор - Ю. Белозеров

Хотя, конечно, продолжая тему архитектурным утрат, стоит сказать, что ряд красивых зданий, построенных в 19-м веке, был утрачен и здесь, на бывшей Стрелецкой улице, которую позже назвали улицей Ульяновых. А, в первую очередь вспоминается, конечно, дом губернатора, который был снесён. А почему? Потому что тогда запланировали то, что в принципе характерно для советского модернизма как стиля, – пешеходную торжественную эспланаду, соединяющую две парадные площади, Ленина и 100-летия со дня рождения Ленина. Их переименовали в прошлом году – та стала площадью Соборной, а это – площадью Ленина. И это место, по моему мнению, было сделано очень удачно. С одной площади видно другую - я думаю, что авторы добились того, чего они хотели. А именно чувства простора. И хотя Волга у нас не очень широкая, люди все равно изумляются: «Пойдёмте скорее Волгу посмотрим, ой, какая широкая!». Для нас широко там, где 40 километров, в районе Ундор, а для них и эти 3 километра кажутся широкими. Я была во многих городах на Волге и, надо сказать, что более красивого места, чем наш волжский косогор, ансамбль двух площадей, к которым в 1975 присоединилась площадь 30-летия победы – нигде нет. Серьёзно, если вам придётся поплавать по Волге, посравнивайте с этой точки зрения: а у нас как, а у них как? Более впечатляющего, чем это наше место, нигде не найдёте. Даже такие большие города, как, скажем, Самара или Саратов, не обладают таким простором, такими площадями, такой вольностью.

- То есть, резюмируя, можно сказать, что перемены, которые перетерпел город, пошли ему на пользу?

- Да, я думаю, что эти изменения пошли ему на пользу. Даже если бы мы постарались сохранить все-все красивые, старые здания, это невозможно, потому что всё, в конце концов, имеет какой-то определённый возраст, свой срок жизни. Даже каменные постройки не избегают этой участи. К примеру, у нас есть Пожарный переулок, где сейчас женский Спасский монастырь.

- Там же, где торговый центр «Версаль»?

- Да. Там был кусочек монастырской стены, который, с годами, начал рассыпаться. Сейчас не знаю: остался от неё кусочек или нет. Поэтому, когда говорят, что всё надо перевести на сохранение, я отвечаю, что не всё возможно сохранить. И потом ещё, видите, как у нас тут сложилось дальше: в 1984-м году был создан государственный историко-мемориальный заповедник «Родина В.И. Ленина». Он был создан в другой части города, в него вошли улицы Ленина, прочие прилегающие улицы, и там как раз и сохранились старые дома. Там сохранился город 19-го века. То, что характерно было для такого небольшого, среднего, я бы сказала, губернского города. Там открыто множество музеев, в которых можно воочию увидеть жизнь до революции. А здесь ансамбль к 100-летию Ленина. Кому-то это нравится, кому-то нет, но более крупной фигуры, чем В.И. Ленин, в нашем городе нет. Это фигура мирового значения. Хорошие писатели, художники, поэты, историки есть практически в каждом городе, а такого масштаба фигуры вряд ли где ещё найдёшь.

- Касательно вашей работы в музее: вы её начали здесь в 1975-м году, и хочется спросить, какие тонкости были тогда и есть сейчас. В чём отличия?

- Тогда мы не занимались особо какими-то экскурсиями, разве что с некоторыми гостевыми группами, а наша основная работа была связана с музеем. Народу было множество, вы сами видели цифры за 1970-е годы. Вот смотрите, в Ленинских музеях побывало 1 миллион 417 тысяч человек, 1 миллион 496 тысяч, вот 1 миллион 609 тысяч — по-моему, эта цифра самая большая была, это был 1974-й год. В основном посетителей было больше всего летом, а зимой бывали либо сами жители Ульяновска, либо «турпоезда» - особая форма обслуживания туристов, когда не ходили теплоходы по Волге.

Всё это требовало большого количества людей, которые будут работать с туристами, поэтому в конце 1960-х гг. было создано Ульяновское бюро путешествий и экскурсий -городская туристическая организация. Специально для таких туристов данная организация готовила внештатных сотрудников. Штатных экскурсоводов у них было совсем немного, человек пятнадцать, а внештатных — около двухсот человек. В бюро проходили курсы, или школа, как мы бы сейчас сказали, экскурсоводов на будущий сезон: там читали лекции экскурсоводы, историки, методисты — очень серьёзная подготовка шла в течение полугода. Мне пришлось в 1970-е годы с семьёй проплыть вверх по Волге, и я поняла, что у нас подготовка для экскурсоводов гораздо лучше, чем во многих городах, где я побывала, потому что требовательно относились. Они готовили экскурсию по городу: маршрут начинался обычно в речном порту или на железнодорожном вокзале, если туристическая группа прибыла поездом, потом все поднимались к косогору по улице Гончарова к площади. На площади туристов высаживали, а затем туристы по эспланаде двигались в нашем направлении, заходили в наш музей. Затем смотрели Дом-музей, ходили по ленинским местам. В экскурсию обязательно входили Краеведческий музей, гимназия, наш музей — в общем, экскурсия была полноценная на три с половиной часа. Экскурсовод должен был обладать информацией на эти три с половиной часа и, я бы сказала, физической закалкой, потому что это было довольно-таки тяжело, требования и контроль были очень жёсткими. Где-нибудь на маршруте обязательно был методист, который проверял, чтобы всё было нормально. Обязательно в нашем музее была такая система - если идёт внештатный сотрудник, то его сопровождал наш штатный сотрудник, чтобы послушать, всё ли правильно, нет ли там ошибок. Так что система подготовки экскурсоводов была очень серьёзная.

Сотрудники Ульяновского филиала Центрального музея В.И. Ленина, работавшие сразу после открытия музея. Слева направо: И.Я. Баранов – директор, Т.И. Аралина – старший научный сотрудник, А.Д. Дернова – старший научный сотрудник, В.И. Радаев – лектор, А.И. Томуль – заместитель директора по научной работе, Е.В. Нечаева – заведующая фондами музея. Ульяновск. 1970 г. Фото из фондов Ленинского мемориала

Не менее серьёзной она была и у нас. Если к нам человек в течение месяца ходил на работу — в основном к нам с педагогическим образованием шли, так как профессии родственные, и тому, и другому нужно уметь подавать материал — и мы были свободны (нас человек пятнадцать было), то мы брали экскурсию, а, если все уже ушли, то, значит, этот человек сам поведёт, то есть он экспозицию должен был сам изучить, потом сдать экзамен и только тогда его могли выпускать на «маршрутное». Зимой у них обязательно шла подготовка, и у нас такой день был, в среду, когда мы занимались образованием. Мы приглашали преподавателей из разных вузов, если тема была какая-то важная и интересная или если произошло что-то, чтобы нам всё растолковали. Таким образом, мы обладали разнообразной информацией и могли ответить на любой вопрос.

— Подготовка сейчас такая же, как и была, или есть различия?

— Вы знаете, остались только некоторые элементы этой подготовки. Сейчас спрос как-то стал поменьше, чем был тогда. В прошлом нас, конечно, муштровали как следует: и как встал, и как сел, и всё прочее — сейчас помягче с этим.

— Связано ли это с уровнем интереса посетителей? Может быть, раньше люди были более пытливы к ленинской теме?

— Люди разные были, так что сложно сказать, в общем, про публику. Люди разные приходили: и с разным уровнем образования, и вопросы задавали разные, поэтому нас и готовили так, чтобы мы могли дать ответ на самые разнообразные темы. Кстати, о вопросах, которые были. У нас была создана определённая система: вопросы посетителей мы записывали в специальную тетрадку. Для чего? Ну, если ты не знаешь, например, ответ, можно обсудить с коллегами и найти его. На основании тех вопросов, которые были заданы, наши сотрудники выпустили книгу. А затем ещё вторую издали, потом на английский язык перевели. Не только подготовка была серьёзной, но и отношение к людям. Не было такого, чтобы от какого-то вопроса отмахивались.

— Как люди относились к личности Ленина тогда и сейчас?

— Раньше о Ленине знали гораздо больше. Если брать общую идеологическую подготовку населения… Здесь же, в этом здании, был дом политического просвещения, который был создан в 1964-ом году. Здесь изучали марксизм-ленинизм, биографию Ленина. Со школы все знали кто такой Ленин, а сейчас очень часто бывает, что приходят школьники из пятого-шестого класса, ты у них спрашиваешь: «Кто такой Ленин, вы знаете?». Говорят разное: «Вождь», «Царь» — это ещё близко, и я, опираясь на то, что они сказали, начинаю растолковывать, мол, было такое государство, где правил царь, а потом у нас установилась советская власть, совершилась революция, во главе которой был человек, который родился здесь, в нашем городе, его настоящее имя — Владимир Ульянов. Спрашиваю: «Как вы думаете: Ульянов и Ленин — это одно и то же?» Кто-то может ответить, кто-то — нет. По-разному бывает. В те времена, конечно, если ты спросишь у пятилетнего ребёнка кто такой Ленин, он тебе ответит, а сейчас даже взрослые не совсем могут сказать…

Очередь на экскурсию в Дом-музей В.И. Ленина. 1970 г. Фото Бориса Тельнова

— А если говорить о более взрослых посетителях?

— Сейчас такая тенденция наметилась, в последние 5-6 лет, которая мне нравится. В 1980-1990-е годы много чуши писали, кто во что горазд, причём писали кандидаты, доктора наук — вроде веришь, а там что только ни писали, поэтому многие выросли на том, что писалось в газетах. К нам часто сейчас приходят люди с детьми в возрасте где-то за тридцать. Они уже осмысленно изучают всё это, детям стараются объяснить, а когда начинаешь им рассказывать что-то, они так удивляются: «Да что вы говорите! А ведь читал совсем другое… Знаете, у меня прям на место всё встало». Чем ценен наш музей, так это тем, что здесь всё встаёт на место. У нас же была и история государства, весь двадцатый век, с чего началось, почему началось, что было. Сейчас как-то поверхностно всё преподают, и люди даже не успевают разобраться во многих вещах по окончании школы. Например, выпускница нашего вуза пришла в зал Великой Отечественной войны. Спрашиваешь: «А не скажете: у нас фашисты тут были?». Она с серьёзным видом отвечает: «Конечно». Продолжаешь: «У нас бои здесь шли, что ли?». Она: «Ну да». Это в голове даже как-то не укладывается, чтобы кто-то мог не знать, что бои у нас в Великую Отечественную не шли.

— По-моему, только под Инзой копали окопы. По рассказам бабушки, помню.

— Да, я тоже помню из рассказов моей мамы, ей тогда было шестнадцать лет, она школу только закончила, что они тогда ездили копать на всякий случай. Но, тем не менее, героическая страничка прошлого нашего города, конечно, есть — здесь было очень много эвакуированных, хоть мы находились и не в очень глубоком тылу, но сюда было эвакуировано 15 крупнейших предприятий, и наша промышленность 1960-1970-х гг. берёт своё начало оттуда, с сороковых годов. Городу нашему очень несладко пришлось: перед войной население нашего города составляло 110 тысяч человек, когда война началась, сюда хлынули потоки эвакуированных, и предприятия, и беженцы, и детские дома, и учебные заведения, и три наркомата сюда были переведены. У нас за несколько месяцев население увеличилось до 200 тысяч человек. Людей отсюда переселяли в сельскую местность, кто мог тоже уезжали, чтобы квартиры отдать эвакуированным, а люди, приехавшие, жили и в бараках, и в сараях, и даже в землянках на берегу Волги, потому что негде больше было.

— Остро встал жилищный вопрос…

— Не только жилищный. Людей нужно было учить, кормить, лечить. В 1928-м году наша Ульяновская губерния ликвидировалась и как область мы не состоялись, а в 1943-м году, когда здесь такой своеобразный центр образовался, а раньше мы были районом Куйбышевской (Самарской) области и все вопросы нужно было там решать, было принято решение о создании Ульяновской области. Сначала мы были наместничеством, потом центром губернии, затем районным центром, а потом снова областным центром.

— После войны удалось решить жилищные проблемы, а также проблемы с созданием необходимой инфраструктуры для проживания такого количества людей?

— Да, конечно, решались эти проблемы довольно тяжело, трудно. Я вспоминаю даже своё детство: мы жили в деревянном доме на улице Минаева, а моя подружка жила в полуподвальном помещении двухэтажного дома. Это был конец пятидесятых. Окошечко там совсем маленькое наверху, заходишь — там доска проложена и по этой доске пройти можно, потому что там вода стояла в подвале, стояла кровать, где всегда лежал её отец. Он пришёл с фронта, у них трое детей было, и ему выделили такую маленькую комнатушку в 10 метров. Вот такое жильё было. И вот в нашем доме они первые получили квартиру. Этот дом стоит на остановке «Дом Ленина». Едете по Ленина вниз, там остановка и с правой стороны трёхэтажный дом. Они переехали, наверное, году в 1955-1956-м. Я один раз у них была, получили они там комнату в коммунальной квартире. На две семьи — две комнаты, но тогда это было уже хорошо. А вот что касается массового строительства, когда люди начали получать квартиры — это уже 1960-е гг.

— Я думаю, что программу массового жилья и активного его возведения на многих площадях города восприняли люди с большим энтузиазмом?

— Не просто с большим энтузиазмом. Это только в 1990-е гг. начали презрительно говорить «хрущёвки», а тогда, в 1960-е годы, получить собственное жильё, когда всё ещё было тесно, все были в коммуналках, общежитиях, было прекрасно. Понятно, что она не «высшего класса», как бы сейчас сказали; это, скорее, «эконом жильё»: всё маленькое, узенькое и тесное, но, тем не менее, большинство людей получили собственные квартиры. Для 1960-х гг. это было очень большим достижением. Изменения произошли очень серьёзные, построили много домов, и Засвияжье, и в Киндяковке — вот тогда их начали массово застраивать. Север начали застраивать, ещё с 1950-х гг., потому что на север, там, где Нариманова, переселяли людей с Волжского косогора: в 1958-м году завершили наполнение водохранилища, уровень поднялся, а людей расселили оттуда — эти переселенцы и дали начало Северному району.

— Насколько мне известно, в 1980-1990-е гг. было запланировано строительство многих сооружений, таких как Центр микроэлектроники на Нариманова, вторая очередь строительства Нового города, программа насыпных островов, Драмтеатр на левом берегу.

— Насчёт Драмтеатра я не помню. Строительство Центра микроэлектроники длилось очень долго, но так и не завершилось. Тогда планов было громадьё, но наступили такие годы, лихие для нашей страны, и многие стройки были прекращены. Более того, то, что было построено раньше, тоже приказало долго жить. Возьмите: ТЦ «Звезда» — вы, может, его уже и не помните… Радио-ламповый завод, завод «Искра», который построили в 1970-х гг. — в нём работает только маленькая часть из всех помещений, что были построены. 1990-е гг. сильно ударили по нашему городу.

— Заканчивая ретроспективную часть, хочется спросить: много ли мы потеряли с распадом Советского Союза, в том числе город, музейная сфера?

— Не могу сказать, что мы потеряли. Просто всё развивается в отдельном направлении, и мы отдельно, скажем так, от страны развиваться не можем. У нас всё точно так же, как и во всех других городах. Такая общая политика. Город наш хороший, красивый, когда пишут в Интернете: «Глупьяновск» — да чёрта с два! Какой он «Глупьяновск»?! Нет. Я считаю, что это один из лучших городов Поволжья.

— Какие перспективы развития туризма, культурного и географического, есть в Ульяновске на сегодняшний день?

— Насчёт перспектив, это, конечно, очень трудно сказать. Перспективы могут появиться тогда, когда у людей появится больше возможностей к такому свободному передвижению. Мы говорили про волжский туризм, до десятка тысяч человек ежедневно прибывало сюда, а почему? Люди имели возможность: профсоюзная путёвка со скидкой. Сейчас, конечно, такой туризм далеко не всем по карману. Туризм должен быть, с одной стороны, доступным, с другой стороны, комфортным, а совместить это трудно.

— Необходима соответствующая инфраструктура?

— И инфраструктура, и материальный достаток, хотя в последнее время люди как-то двинулись, ездят и на турбазы, и в дома отдыха, но, если раньше минимальный отпуск был 12 дней, в дом отдыха ездили, меньше дней не могло быть просто, то сейчас говорят: «О, 12 дней — это много!». Сейчас люди отдыхают три-четыре дня, ну максимум неделю, потому что трудно всё это оплатить. Относительно направленности туризма. Я думаю, что показать наш город можно. Показать особенности, а не рестораны, где поесть можно, потому что поесть и в своём городе можно. Мне вот, например, когда я приезжаю в другой город, нужно по улицам походить, почувствовать, что это за город. Я туда загляну, сюда загляну… Посмотрю, поозираюсь. Я люблю ощутить дух города.

— То есть можно сказать о какой-то явной культурной и архитектурной идентичности города?

— Да. Вы ещё сказали «географический туризм». У нас есть Бюро путешествий Илюшина, может быть, вы видели, он всегда приглашает на экскурсии по области. Информации об области можно узнать очень много, наверное, мало кто знает больше. И он всегда вывозит людей на экскурсии в область. Я считаю, что это очень полезное дело. Молодёжь, которая приезжает, говорит: «Ну да, мы в Египет выезжали, ещё куда-то…», а собственную область и не видели, а мест у нас интересных очень много, которые раньше, не могу сказать, что прям активно использовались, но были маршруты определённые: в Языково, на Юловское озеро, а сейчас как-то… Ну, на экскурсии эти группки небольшие собираются, возит он их регулярно, рассказывает. Я думаю, что это вещь перспективная.

— Есть какие-то «белые» пятна в истории области, которые хотелось бы осветить чуть больше?

— Бывает, говоришь о городе и материала не хватает… Вот Революция, послереволюционные годы, 1920-е, 1930-е до 1940-х гг. Об этом как-то очень мало информации. Может, где-то нужно специально покопать, но думаю, что этот период не очень изучен у нас. По крайней мере, для широких масс. Вы ещё спрашивали: «Что вернуть?», «Чего не хватает?». У нас был известный сатирик, поэт, его называли «Королём рифмы» — Дмитрий Минаев. Сохранился его домик, где Дмитрий Дмитриевич прожил последние два года. Он сейчас стоит и просто разваливается. Я прошлым летом походила вокруг него, вид заброшенный. Там всё ничего решить не могут. Его ещё тогда хотели музеем сделать, но так и не сделали — очень жаль этого. Что ещё бы хотелось? Мне вот кажется, что вторая по величине [в городе по значению] личность — это Николай Михайлович Карамзин. Здесь же, рядом, где «Колизей», по исследованиям Трофимова, находился дом, где родился он. Этот дом был снесён ещё очень давно. Составили макет дома по сохранённым чертежам, и было бы здорово восстановить его. У нас особенность какая ещё: вот новый Венец, старый Венец — от «Колизея» идёт на Север, средний Венец и северный Венец. Вот эта улица, старый Венец, где сейчас улица Пролетарская, у начала улицы этой стоял дом Карамзиных. Хорошо бы было, если его восстановили, а ещё отреставрировали и отремонтировали все эти постройки 1970-х гг. У нас богатейшая коллекция зданий в стиле советского модернизма: железнодорожный вокзал, речной порт, аэропорт, автомобильный вокзал — они все в этом стиле. Привести бы их в порядок. А наверху вы не были? Это гостиница «Венец».

— К сожалению, нет.

— Сходите. Вы, если когда-нибудь смотрели картинки, панораму города от Волги до Свияги — весь город видно. Меня это впечатляет. Нравится смотреть фотографии такие.

— Подводя итог, хочется спросить, что вы можете пожелать городу и его жителям?

— Процветания. Любви к своему городу. Понимания того, что многое зависит от нас самих, а то порой сталкиваешься с варварством, когда бьют что-то или ломают — с этим бороться надо. Помню своё октябрятское детство, у нас были повязки «Зелёный патруль». Мы ходили по улицам и очень серьёзно следили за тем, чтобы папироску никто не бросил, чтобы цветочки никто не сорвал на газонах. Это трепетное и внимательное отношение нужно воспитывать с детства, а, на город наплевать, то и всем вокруг так же. Поэтому хочется, чтобы город процветал, развивался, чтобы люди здесь стали мягче и добрее, а это в значительной степени зависит от атмосферы, которая существует в городе.

Подготовил Вячеслав Новожилов, декабрь 2019 г.

Заглавное фото – Агентство по туризму Ульяновскойобласти

Поделиться в социальных сетях

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2019. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru