1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
Герои, 4 Октября 1937
События, 29 Мая 1919
Места, 2 Июня 1920
Места, 1 Октября 1932
События, 27 Октября 1920
События, 15 Октября 1919
События, 14 Февраля 1921
События, 17 Августа 1920
События, 27 Апреля 1920
Места, 4 Октября 1957
События, 2 Сентября 1872
События, 30 Сентября 1918
События, 30 Сентября 1918
События, 15 Сентября 1918
События, 11 Сентября 1918
События, 4 Сентября 1918
События, 4 Сентября 1918
События, 12 Сентября 1918
Места, 6 Июля 1954
Герои, 10 Сентября 1868
События, 24 Августа 1918
События, 24 Июля 1918
События, 23 Июля 1918
События, 23 Июля 1918
События, 9 Апреля 1918
Герои, 3 Сентября 1957
События, 17 Июня 1888
Герои, 17 Июня 1888
События, 19 Мая 1922
Герои, 30 Августа 1964
Фото дня
Мемориал в строительных лесах
События, 9 Апреля 1918
«1918. Симбирскъ», книжная серия «Симбирские тайны». В. Миронов. Часть 7. Под властью КОМУЧа. Глава 5

Продолжение книги Владимира Анатольевича Миронова «1918. Симбирскъ» - из серии «Симбирские тайны».

Часть 1. Тернистый путь к власти советов

Глава 1. Родина Ленина и колыбель революции и Глава 2. Узок круг этих революционеров

Глава 3. Которые тут временные? Слазь! и Глава 4. ЧК не дремлет

Глава 5. Тяжело в деревне без нагана и Глава 6. Неравная битва с Бахусом

Глава 7. Конструкторы власти и Глава 8. Такой Совет нам не нужен?

Глава 9. Вот они расселись по местам и Глава 10. НКВД губернского масштаба

Глава 11. Юстиция в алой косынке и Глава 12. Фемида против Бахуса

Глава 13. Финансы для диктатуры пролетариата и Глава 14. Под шелест кадетских знамён

Глава 15. Два комиссара

Глава 16. Год без царя

Глава 17. Охота на комиссара и Глава 18. ГубЧК. Первые шаги

Глава 19. С пулемётом – за картошкой

Глава 20. За шаг до войны

Часть 2. «Да здравствует Красная Армия!»

Глава 1. Дело на миллион и Глава 2. «Армия» губернского масштаба

Глава 3. Через день – на ремень и Глава 4. Надо ли бояться человека с ружьём?

Глава 5. Переприём и Глава 6. Красноармейская Пасха

Глава 7. «Ополчение», мобилизация, оружие

Часть 3. Милиция

Глава 1. Первая жертва и Глава 2. В состоянии переходном

Глава 3. Спасение утопающих… и Глава 4. Новые власти и старые грабли

Глава 5. Стратегия и тактика и Глава 6. Если кто-то кое-где у нас порой…

Глава 8. Тревожное лето

Часть 4. Тучи над городом встали

Глава 1. Братья-славяне

Глава 2. Смело мы в бой пойдём…

Глава 3. Под Самарой и Глава 4. На запасном пути…

Глава 5. Штабные игры и Глава 6. Золотой куш

Глава 7. Симбирская группа войск и Глава 8. Главком Муравьёв

Глава 9. Суд, комбед, мобилизация, отступление, Глава 10. Когда свои страшнее неприятеля и Глава 11. Первая Революционная

Часть 5. Загадки июльской ночи

Глава 1. Зигзаги памяти, Глава 2. Взгляд изнутри и Глава 3. …И «снаружи»

Глава 4. Мятеж подкрался незаметно и Глава 5. Тюрьма или цитадель?

Глава 6. Развязка

Глава 7. Разбор полётов

Часть 6. Катастрофа

Глава 1. Враг у ворот и Глава 2. Мелекесский фронт

Глава 3. У семи нянек... и Глава 4. Разгром

Глава 5. На Сенгилеевском направлении и Глава 6. «Тяжелый, но необходимый урок»

Часть 7. Под властью КОМУЧа

Глава 1. Народная армия

Глава 2. Новая старая власть

Глава 3. И в воздух чепчики бросали… и Глава 4. Заводской брак по расчёту

Глава 5. «В жестокой борьбе за демократию»

 

Глава 5. «В жестокой борьбе за демократию»

О «бессмысленном и беспощадном» красном терроре, утопившем Россию в крови, стали активно говорить и писать в конце 80-х и на протяжении всех 90-х годов прошлого века. Противоположную сторону при этом изображали сплошь в ореоле либо героев, либо мучеников. Но в любом случае этакими воинами света в белых, ничем не запятнанных одеждах. И лишь в последние годы всё громче стали говорить о том, что белый террор ничуть не уступал красному. А порой даже и превосходил его.

В одной из предыдущих глав уже упоминалось решение Симбирского губисполклма о посылке в Тагайскую волость вооружённого отряда в 100 человек при 4 пулемётах во главе с т. Гладышевым. Ему предписывалось разоружить сёла Тагай, Подлесное и Капышовку, создать там волостной Совет, наложить на тамошних капиталистов контрибуцию, а также произвести аресты. И вот спустя три месяца те события оказались в числе примеров «красного террора» в Симбирской губернии, описанных газетой «Возрождение».

«Граждане с. Тагай Симбирского уезда, не признавая власть симбирских совдепов, вели с ними борьбу, – сообщало издание. – И вот в марте с. г. в с. Тагай прибыли из Симбирска 20 вооруженных красных для восстановления советской власти. Но граждане встретили их враждебно, произошла схватка, красная армия не выдержала натиска граждан и бежала, оставив на месте 2 убитых и 6 раненых. Граждане со своей стороны потеряли 1 убитого и 2 раненых.

Тогда 9 апреля (н.ст.) симбирский исполнительный комитет выслал в село Тагай 180 вооруженных красных при 3 пулеметах на 4 автомобилях во главе с комиссаром Гладышевым и Корчагиным, которым силой оружия удалось восстановить в Тагае советскую власть.

Взыскав с граждан контрибуцию в 37 тысяч рублей, они возвратились в Симбирск. Контрибуция, как объявлялось, взыскивалась в пользу беднейшего класса населения. Тогда же в Тагае были арестованы 9 человек и заключены в арестантское отделение г. Симбирска. По уплате каждым из них по 500 руб., они были освобождены.

1 июля большевиками была объявлена мобилизация за 5 лет, каковую граждане Тагая отвергли, постановив на собрании обезоружить находившихся в селе красных и переизбрать большевистские советы. Советы переизбрали, часть красных обезоружили, а главари большевистского совета заблаговременно убежали в Симбирск.

8 июля в 2 часа очи в Тагай явился отряд красных в 130 человек при трех пулеметах и, заняв базарную площадь, открыл по селу пулеметную и ружейную стрельбу. Проснувшиеся граждане бросились на красных с криком ура и обратили их в бегство, бросив на площади пулемет и несколько винтовок. Граждане убили палками 7 красных, потеряв 2 убитыми и 3 ранеными. Один из погибших – сын церковного сторожа, 14 лет, был распят красными у сторожки штыками в 2 плеча и в пах.

13 июля от военного комиссара Дольникова и начальника отряда Бородулина было получено угрожающее предписание о сдаче оружия. В ответ граждане объявили село на осадном положении и круглосуточно дежурили на околице в ожидании нападения» (Возрождение. 1918. № 21. 16 августа). Однако нападения не последовало, поскольку на подступах к Симбирску появились чехословацкие войска части Народной Армии.

«В последние дни большевистского властвования жизнь в Симбирске совершенно замерла, – сообщали расклеенные по городу комучевские листовки. – Люди боялись выходить из дому, боялись громко заговорить. Страх – вот, что охватывало жителей. Всем было ясно, что большевистская власть умирает. Но, умирая, она делалась все наглее, бессовестнее и кровожаднее. Тюрьмы были наполнены симбирянами, в кадетском корпусе проводились расстрелы. Ночью в квартиры врывались вооруженные красноармейцы и под видом обысков грабили всю ценность… В субботу, 7 июля (Дата указана по старому стилю. По новому – 22 июля) Варейкис, начальник большевистского штаба объявил в городе красный террор, о чем извещал по всему городу расклеенный приказ № 4. Для приведения в исполнение своего приказа, 8 июля вечером Варейкис объявил своему помощнику, командиру латышского полка, что он должен издать приказ по полку, чтобы ночью расстрелять всех офицеров в г. Симбирске, поджечь многие дома и расстрелять многих представителей населения. Латыши отказались. Других исполнителей Варейкис не успел найти, т. к. 9-го утром в Симбирск вошли Самарские войска Народной Армии, и Варейкис бежал» (К населению Симбирской губернии. URL).

Позже эту версию событий развила и дополнила новыми подробностями газета «Возрождение», опубликовавшая «письменные показания неназванного офицера латышского полка, служившего у большевиков». «В воскресенье, в 23.15 вечером начальник штаба Варейкис объявил мне, что им в Симбирске объявлен красный террор и предложил мне издать приказ по полку, чтобы ночью расстрелять всех офицеров в г. Симбирске, поджечь многие дома и расстрелять многих представителей населения. Варейкис заявил, что мы не должны уходить из Симбирска, прежде, чем осуществим этот план, а после этого уйдем на Буинск. Я заявил на это, что мои люди уже собираются уезжать и грузят имущество на пароход. Тогда Варейкис приказал мне оставить из полка 100 человек, которых я должен передать в распоряжение ЧК, с которыми они ночью должны будут ходить по домам, арестовывать и расстреливать. Я заявил, что стрелки не пойдут. Варейкис пригрозил мне арестом, но я возразил, что меня не дадут в обиду стоящие здесь же в карауле мои стрелки. И тогда он меня отпустил. В конце июня я сам лично видел, как члены чрезвычайной комиссии в кадетском корпусе лично расстреливали многих арестованных» (Возрождение. 1918. № 4. 27 июля).

Из всего сказанного достоверно известно лишь то, что накануне падения города по приказу его чрезвычайного коменданта Варейкиса действительно были взяты заложники из «белогвардейских элементов», о чём в этой книге уже упоминалось. Всех задержанных поместили на один из пароходов, покидавших Симбирск.

Об их дальнейшей судьбе позже рассказывала всё та же газета: «ходят слухи, что бежавшими большевиками захвачено несколько десятков заложников из состоятельных людей и военных. Однако точных данных о количестве нет. Точно известно лишь о троих: Варгин, Попов и полковник Иорданский», – с беспокойством сообщила она в своём первом номере 23 июля (Возрождение. 1918. № 1. 23 июля). Однако уже через день – 25 июля – радостно известила горожан о том, что «Накануне на пароходе «Алатырь» из Майны в Симбирск возвратились заложники – Н. А. Варгин, полковник Иорданский, поручик Гребенщиков, артиллерист Пекарен и помощник присяжного поверенного Попов. Все они целы и здоровы. Их освободил отряд Народной Армии, захвативший пристань в Майне. Судьба ещё одного арестованного – И. М. Котова, пока не известна.

Всех арестовали в минувшее воскресенье по каким-то длинным спискам. Из Симбирска их везли на барже, которую большевики грозились затопить. Но не успели» (Возрождение. 1918. № 2. 25 июля).

Итак, заложники действительно были, но не «несколько десятков», а шесть человек. Пятеро из них благополучно вернулись домой. Каких-либо достоверных подтверждений остальной информации по поводу прочих зверств Варейкиса (как совершённых, так и замышлявшихся), якобы творимых его подчинёнными, отыскать, пока не удалось. Ни в архивах, ни в других источниках.

Однако заложников, как мы помним, брали не только в Симбирске, но и в Мелекессе. Занимался этим отряд под командой начальника городской милиции Рейникова. В отличие от симбирян, судьба их мелекесских товарищей по несчастью сложилась трагичнее. Забирали преимущественно офицеров. Были арестованы двое Чвановых и двое Грязновых, Данилов, Поляков и целый ряд других. Брали также представителей буржуазии из мелких и средних торговцев, таких, как Спиридонов. Один из списков лиц, подлежащих аресту, попавший в руки чехословаков, насчитывал 120 имён. Около 4 часов утра, перед самым приходом белогвардейцев, четверых заложников расстреляли. Это были доктор Равенский – известный в городе врач и общественный деятель; старшина городской самоохраны и глава местной группы партии Народной свободы. Его труп позже найдут во дворе дома портного Санаева, лежащим под забором. Тело другого расстрелянного – секретаря городской управы Ивана Осиповича Иванова – обнаружат прикопанным в яме в сидячем положении. Купца Л. Маркина убили на крыльце его дома и, завернув в одеяло, куда-то увезли. Позже его останки нашли в полутора верстах от города, в местности, называемой «Чёрное озеро». Бывшего доверенного Марковых Кашаева арестовали и увезли в Симбирск. Когда в город пришли чехословаки, семья отыскала его труп за Александровской больницей (Ныне – Ульяновская областная больница) в одной из ям (Возрождение. 1918. № 14. 8 августа).

Исходя из того, что в приведённом «отчёте» названы имена и фамилии погибших, а также указаны конкретные места обнаружения их тел, данную информацию можно считать достоверной и на её основании сделать вывод о том, что жертвами «красного террора» в Мелекессе стали четыре человека. Во всяком случае, ни о каких других жителях города, убитых большевиками, сведений также отыскать пока не удалось. Впрочем, было в тот день ещё несколько жертв. Но убили их не красные.

При наступлении на Мелекесс в руки чехословаков попал военный комиссар города Парадизов. Его задержали и, узнав, кто это такой, предложили застрелиться самому. Но он попытался открыть огонь по схватившим его солдатам и в ответ был ими расстрелян. В бою также погиб и комиссар по продовольствию Варламов (Возрождение. 1918. № 14. 8 августа).

Как видим, белогвардейцы и чехословаки со своим противниками тоже не церемонились.

Что касается системы заложничества, то придумали её отнюдь не большевики. Они лишь перенимали «передовой опыт» передовых отрядов «демократических сил» – комучевцев и белочехов. С началом Гражданской войны именно они уже летом 1918 года брали в заложники жён, матерей, сестёр и детей советских руководителей. Так, в Самаре по распоряжению КОМУЧа в качестве таковых содержались 16 женщин – жён ответственных работников… Нередко заложниц расстреливали, как, например, мать лётчика Арошева – главного комиссара военно-воздушного флота советской республики, захваченную в Спасске. Заложниками белочехи объявили и членов захваченных Пензенского, Кузнецкого, Сызранского и Сарнского советов, которые содержались как в концлагерях, так и в обычных тюрьмах. Особенно крупные масштабы система заложничества у интервентов приняла осенью 1918 года, когда в октябре из числа заключённых будут формироваться печально знаменитые «поезда смерти». В них собрали свыше 4 300 заложников, более трети из которых по пути следования на Дальний Восток погибли от голода, холода и расстрелов (Галин, В. Гражданская война в России. За правду до смерти. С. 315, 316). В одном из таких поездов сгинул и захваченный в плен под Самарой член Симбирского губисполкома Пётр Гладышев (1918 год на родине Ленина. С. 160).

Но вернёмся в Симбирск. Здесь, как мы помним, в день падения Советов в кафедральном Троицком соборе служили праздничную литургию. А неподалёку, у входа в здание городской управы (Ныне – здание музыкального училища на углу ул. Гимова и Спасской), где на тот момент размещалась чешско-белогвардейская комендатура, собралась толпа нарядно одетой публики, среди которой были замечены семейства известного в городе крупного мануфактурного торговца Шанина, архитектора Шоде, дворянина Яковлева и многие другие (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. С. 223–228). Они с нескрываемым злорадством наблюдали за тем, как в комендатуру сводят не сумевших скрыться большевиков. Причём поимкой таковых занимались не только солдаты, но и городская молодёжь. Гимназисты и реалисты (Ученики реальных училищ, что-то вроде современных профтехучилищ и техникумов), нацепив на рукава белые повязки и вооружившись винтовками с брошенного интендантского склада на Комиссариатской (Ныне ул. Кузнецова) улице, сновали по городу, выискивая и задерживая всех подозрительных (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. С. 187, 223–228). Некоторых вели в комендатуру, а кого-то просто убивали на месте. Так, в первый день занятия белыми Симбирска горожане видели, как на Завьяловской площади (Место, примыкающее к спуску на берег Волги между зданием Ленинского мемориала и бассейном педагогического университета в конце бульвара Пластова) самарские добровольцы расстреливали троих красноармейцев. Двоих убили сразу, а третий попытался убежать, но был сражён двумя выстрелами вслед (ГАУО. Ф. Р-125. Оп. 2. Д. 180. Л. 78), успевши пробежать сажень в 20 в сторону Нового Венца (ГАУО. Ф. Р-125. Оп. 2. Д. 180. Л. 79).

Вскоре здесь же дело самарцев продолжили местные гимназисты и реалисты, кампания которых человек в семь–восемь толпились возле тел только что убитых. Вдруг они увидели шедшего в их сторону солдата. Кто-то громко спросил его: «Кто такой?». Получив ответ, что он – красноармеец, один из юнцов выхватил из рук подошедшего винтовку и застрелил парня, даже не спросив у него документов.

Ругаясь нехорошими словами, кампания отправилась под гору (ГАУО. Ф. Р-125. Оп. 2. Д. 180. Л. 56, 56 об., 57, 57 об.) Тела убитых бойцов Красной Армии лежали также на перекрёстке улиц Верхнемосковской и Спасской (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. С. 187) (перекрёсток у областного драматического театра) и на тротуаре около кадетского корпуса (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. С. 223-228).

Но были среди погибших не только красноармейцы. В. Н. Алмазов писал о тех днях: «Несмотря на все усилия образовавшегося Комитета Членов Учредительного Собрания, не удалось предупредить эксцессов против деятелей советской власти. Толпа упорно искала наиболее ненавистных, как Варейкис, Гольман и др. Расстрелян самосудом комиссар финансов Измайлов» (Вечерняя заря. 1918. 30 июля).

На самом деле Измайлову удалось скрыться. А вот комиссара Новикова растерзали солдаты Народной Армии. Расстреляны были также комиссар жилищ Белов, комиссар юстиции Крылов, члены партии В. Крайнов, С. Карпов, машинист Кудряшов, рабочий Громов и многие другие партийные и советские работники (1918 год на родине Ленина. С. 237). В их числе – сотрудник следственной комиссии Кучеров, тело которого с самого утра валялось на Гончаровской. У него были выколоты глаза и разбит череп (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. С. 223–228).

Людей арестовывали прямо на улицах по доносам. Достаточно было кому-то из толпы указать на кого-нибудь как на подозрительное лицо, и человека хватали. Расстрелы производились без всякого стеснения, тут же, на улицах, без следствия и суда, и трупы расстрелянных валялись на улицах насколько дней (Вечерняя заря. 1918. 9 августа, 30 июля).

Член Симбирского комитета РСДРП(б) Егор Петрович Кудряшов был ранен в бою с белогвардейцами у станции Симбирск-1, но эвакуироваться с другими ранеными на пароходе в Казань не успел и вынужден был вернуться домой. Днём 22 июля к нему пришли белогвардейцы, вывели во двор и на глазах беременной жены и детей расстреляли. Хотели убить и жену – Александру Алексеевну, но соседи уговорили пощадить её ради ребятишек. Тело убитого погрузили на повозку, где уже лежали трупы других расстрелянных, и куда-то увезли (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. С. 112).

Большевиков, содержавшихся в тюрьме на Сызранской улице (Ныне ул. 12 сентября. Здание СИЗО № 1), каждое утро увозили на расстрелял куда-то в сторону вокзала на грузовой автомашине. Она подъезжала к входным воротам тюрьмы около полуночи и стояла там с работающим мотором часов до 3 утра. Всего из этой тюрьмы было увезено и расстреляно несколько десятков человек. В их числе упоминавшиеся уже комиссар юстиции Крылов, комиссар жилищ Белов, командир отряда Новиков (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. С. 223–228).

По занятию 22 июля 1918 года Симбирска чехословаками и белогвардейцами, красноармейцев и сочувствующих советской власти расстреливали также во дворе бывшего кадетского корпуса (ГАУО. Ф. Р-125. Оп. 2. Д. 663. Л. 23, 23 об.) Но даже те, кто успел покинуть город, не могли чувствовать себя в безопасности.

Бывший чрезвычайным комиссаром по восстановлению Советов Абросимов позже вспоминал, как во время отступления из Симбирска он вместе с женой и бывшим начальником Мелекесской милиции Рейниковым тоже с семьёй шли в Буинск. По дороге их остановил белогвардейский патруль, проверявший документы, которые у всех были фальшивыми, выправленными на чужие фамилии. Например, Абросимов значился извозчиком Фроловым. Тем не менее, всех задержали и доставили в город. Здесь-то их и опознал некто Зелимов, житель села Карлинское Сельдинской волости Симбирского уезда, в прошлом – торговец лошадьми. Зелимов сообщил патрулю, что задержанные – симбирские комиссары. Он назвал настоящие фамилию, имя и отчество Абросимова и даже хотел сам с ним тут же расправиться (ГАУО. Ф. Р-125. Оп. 2. Д. 666. Л. 24). Но ему не дали. Всех задержанных после короткого допроса отправили в тюрьму, где уже на следующий день обоих комиссаров приговорили к расстрелу. Однако исполнить приговор не успели, потому что в город ворвался красный отряд Мороза и всех освободил (ГАУО. Ф. Р-125. Оп. 2. Д. 666. Л. 1).

А в Симбирске тем временем разворачивались репрессии против интеллигенции, сотрудничавшей с большевиками. В частности, начала свою деятельность Комиссия по делу Домбровского, Кравца и других врачей, добровольно поступивших на службу Советской власти. В газете «Возрождение» за 25 августа она опубликовала обращение к врачам города, в котором просила их сообщить «те данные, каковыя у них имеются по этому делу и могут быть полезны для названной комиссии». Письменные показания предлагалось «в самое непродолжительное время» направлять доктору Охотину по адресу улица Сенная (Ныне ул. Д. Ульянова), дом 9. Чем закончилась работа этой комиссии, неизвестно. Но вряд ли чем-то хорошим. Во всяком случае, для «подследственных». Потому что, как позже заявил бывший министр правительства КОМУЧа Майский, «В обстановке гражданской войны никакая государственная власть не в состоянии обойтись без террора». А лидеры этого «демократического правительства» буквально взывали к массовому террору: «Комиссарам мы пощады не дадим и к их истреблению зовем всех, кто раскаялся, кого насильно ведут против нас». Комучевец С. Николаев признавал, что «режим террора принял особо жестокие формы в Среднем Поволжье». Расстреливали в Мелекессе и Ставрополе, в каждом городе, в каждой деревне. Эсеры пытались от имени КОМУЧа установить подобие законности и продолжали расстреливать уже на «законном» основании (Галин, В. Гражданская война в России. За правду до смерти. С. 293, 294).

Председатель Самарского КОМУЧа В. Вольский позже писал: «Комитет действовал диктаторски. Власть его была твердой, жестокой и страшной. Это диктовалось обстоятельствами Гражданской войны. Взявши власть в таких условиях, мы должны были действовать, а не отступать перед кровью. И на нас много крови… Мы не могли ее избежать в жестокой борьбе за демократию» (Галин, В. Гражданская война в России. За правду до смерти. С. 305). А вы говорите – красный террор.

За первые дни такой борьбы в Симбирске без всякого суда и следствия прямо на улицах было расстреляно свыше 400 красноармейцев, красногвардейцев, рабочих, советских и партийных работников, – вспоминал один из участников событий Б. Афанасьев ещё в 1936 году (1918 год на родине. С. 236). Впоследствии эта цифра стала приводиться в других работах уже в качестве официальной, хотя никакого документального её подтверждения найти, пока не удалось. Поэтому приведённое число, скорее всего, приблизительное.

Как ни странно, но, вернувшись в Симбирск, советские власти почему-то не предприняли, что называется, по горячим следам никакого расследования совершённых здесь чехословацкими войсками и Народной Армией злодеяний «в жестокой борьбе за демократию».

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru