1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
Фото, 23 Июня 1910
Фото, 23 Июня 1910
Фото, 23 Июня 1910
Фото, 23 Июня 1910
События, 4 Июля 1916
События, 12 Октября 1918
Места, 19 Июня 1787
Места, 15 Июня 1972
События, 4 Октября 1898
Герои, 15 Декабря 1983
Герои, 4 Июня 1767
Места, 8 Июня 1957
События, 9 Июня 1722
События, 25 Ноября 1915
События, 23 Июня 1915
События, 7 Октября 1905
События, 21 Июля 1918
События, 21 Июля 1918
События, 21 Июля 1918
События, 12 Июля 1918
События, 11 Июля 1918
Места, 18 Июня 1812
События, 24 Ноября 1905
Места, 9 Января 1910
События, 11 Июля 1918
События, 11 Июля 1918
События, 10 Июля 1918
События, 21 Июня 1918
События, 8 Июня 1918
Фото, 1 Мая 1987
Фото дня
Пароход "Джон Рид"
События, 10 Июля 1918
«1918. Симбирскъ», книжная серия «Симбирские тайны». В. Миронов. Часть 5. Загадки июльской ночи. Главы 1, 2, 3

Продолжение книги Владимира Анатольевича Миронова «1918. Симбирскъ» - из серии «Симбирские тайны».

Часть 1. Тернистый путь к власти советов

Глава 1. Родина Ленина и колыбель революции и Глава 2. Узок круг этих революционеров

Глава 3. Которые тут временные? Слазь! и Глава 4. ЧК не дремлет

Глава 5. Тяжело в деревне без нагана и Глава 6. Неравная битва с Бахусом

Глава 7. Конструкторы власти и Глава 8. Такой Совет нам не нужен?

Глава 9. Вот они расселись по местам и Глава 10. НКВД губернского масштаба

Глава 11. Юстиция в алой косынке и Глава 12. Фемида против Бахуса

Глава 13. Финансы для диктатуры пролетариата и Глава 14. Под шелест кадетских знамён

Глава 15. Два комиссара

Глава 16. Год без царя

Глава 17. Охота на комиссара и Глава 18. ГубЧК. Первые шаги

Глава 19. С пулемётом – за картошкой

Глава 20. За шаг до войны

Часть 2. «Да здравствует Красная Армия!»

Глава 1. Дело на миллион и Глава 2. «Армия» губернского масштаба

Глава 3. Через день – на ремень и Глава 4. Надо ли бояться человека с ружьём?

Глава 5. Переприём и Глава 6. Красноармейская Пасха

Глава 7. «Ополчение», мобилизация, оружие

Часть 3. Милиция

Глава 1. Первая жертва и Глава 2. В состоянии переходном

Глава 3. Спасение утопающих… и Глава 4. Новые власти и старые грабли

Глава 5. Стратегия и тактика и Глава 6. Если кто-то кое-где у нас порой…

Глава 8. Тревожное лето

Часть 4. Тучи над городом встали

Глава 1. Братья-славяне

Глава 2. Смело мы в бой пойдём…

Глава 3. Под Самарой и Глава 4. На запасном пути…

Глава 5. Штабные игры и Глава 6. Золотой куш

Глава 7. Симбирская группа войск и Глава 8. Главком Муравьёв

Глава 9. Суд, комбед, мобилизация, отступление, Глава 10. Когда свои страшнее неприятеля и Глава 11. Первая Революционная

Часть 5. Загадки июльской ночи

Глава 1. Зигзаги памяти, Глава 2. Взгляд изнутри и Глава 3. …И «снаружи»

Глава 1. Зигзаги памяти

Вспыхнувший в Симбирске 10 июля 1918 года мятеж вполне может войти в историю во-первых как самый короткий – длившийся всего несколько часов, во-вторых как самый бескровный – в процессе выступления погиб всего один человек, и в третьих как оставивший после себя множество белых пятен. Например, один из главных организаторов подавления мятежа И. М. Варейкис, бывший на тот момент главой симбирских большевиков, свои воспоминания о тех событиях начинает так: «Об убийстве Муравьева ходит много разных сказок и небылиц, которые, попав в печать и отчасти даже в правительственные сообщения, совершенно исказили действительную картину убийства. Первоначально было сообщено, что Муравьев покончил самоубийством. Слишком много романтики для него. Совершенно неосновательный повод окружить его имя некоторым ореолом благородства» (1918 год на родине Ленина. С. 163). Вероятно, под «печатью» Иосиф Михайлович имел в виду заметку в газете «Правда» за 12 июля 1918 года, в которой действительно говорилось, что в перестрелке Муравьёв ранил несколько членов Симбирского совдепа и, видя полную гибель своего плана, покончил с собой выстрелом в висок (Правда. 1918. № 143, 12 июля).

Неужели журналисты выдумали эту подробность? Ничего подобного. Автор опирался на официальный документ – на телеграмму из Симбирска с пометкой «только для Ленина», поступившую в Москву 11 июля в 8 часов 56 минут. Вот её текст: «Москва, Совнарком. Ленину, Троцкому, ЦИК, всем, всем, всем. Главнокомандующий армией, воюющей против чехословаков, Муравьев, прибыв в Симбирск, оцепив Совет, объявил о своем объявлении войны Германии, потребовал поддержки Совдепа. Совдеп, ознакомившись с действиями Муравьева, распорядившегося снять войска и двинуть их на Вятку, Саратов, Балашов, даже на Москву, через Инзу, единодушно отказал ему в поддержке, после чего Муравьев тут же застрелился (выделено мной – В. М.). Все его войска по приказанию Командарма I Тухачевского, командующего войсками Иванова, возвращены на прежние места для продолжения наступления на прежних позициях против чехословацких банд. Войска, охраняющие Муравьева, беспрекословно подчинились Совету, осознав особое свое заблуждение. Кровопролития не было. Наступило успокоение. Работают единодушно с коммунистами левые эсеры, не принимавшие участия в авантюре Муравьева» (ЦГАОР. Ф. 130. Оп. 2. Д. 544. Л. 35–36). Подписал это сообщение не кто-нибудь, а лично Председатель губсовдепа… Варейкис! Получается, именно он и стал источником тех самых «сказок и небылиц» о гибели Муравьёва, которыми позже возмущался. Но зачем он вместе с товарищем председателя совдепа Гольманом (кстати, левым эсером), также подписавшим телеграмму, дезинформировал «Совнарком, Ленина, Троцкого, ЦИК и всех, всех, всех»? Об этом в воспоминаниях Варейкиса – ни слова. Неужели забыл? Нет полной ясности и в том, сколько раз Муравьёв посещал Симбирск накануне мятежа. Согласно официальной версии, это было дважды. Первый раз Главнокомандующий прибыл сюда 28 июня 1918 года. Об этом свидетельствует приказ № 16 по войскам симбирской группы от 27 июня. Один из его пунктов объявлял «для сведения войскам Симбирской группы и всем частям Симбирского гарнизона, что завтра, 28-го июня сего года в город Симбирск прибывает Главнокомандующий Восточным Фронтом тов. Муравьев. Всем начальникам боевых отрядов и войсковых частей принять меры, чтобы в этот день все люди, а также и командный состав были бы на своих местах» (ГАУО. Ф. Р-1090. Оп. 1. Д. 4. Л. 9). Один из участников событий – Б. Чистов – об этом визите позже вспоминал: «Прибыв в конце июня в Симбирск, он (Муравьёв – В. М.) отказался от встречи с большевиками, представителями Самарского и Симбирского

совдепов, не принял рапорт чрезвычайного коменданта города т. Звирбуля и не допустил его на военное совещание в штабе симбирской группы войск. Зато Муравьев был близок с левыми эсерами и вместе с К. Ивановым отправился в инспекционную поездку на Бугульминский фронт» (1918 год на родине Ленина. С. 52).

Второй раз главком прибыл в Симбирск 10 июля, в день мятежа, поднятого им самим, и через три дня после подавления выступления левых эсеров в Москве. Но… В Ульяновском областном архиве храниться ещё один приказ по войскам симбирской группы – № 21 от 3 июля, который извещает личный состав гарнизона о прибытии в город Главнокомандующего Восточным фронтом тов. Муравьёва 4 июля, то есть за двое суток до событий в столице (ГАУО. Ф. Р-1090. Оп. 1. Д. 4. Л. 13). Никаких документов, отменяющих этот приказ или извещающих о его отмене, нет. Во всяком случае, найти таковые пока не удалось. Есть лишь упоминание М. А. Гимова в его докладе в январе 1919 года на VII губернском съезде Советов о том, что до «авантюры» Муравьёвым в Симбирск была выслана некая контрразведка, «которая пыталась диктовать нам свои условия. Инспектор контрразведки потребовал, чтобы мы дали ему пароход. На это мы ему ответили, что у нас мало мазута, и что для вас мы такого парохода не дадим, хотя вы и инспектор контрразведки. Тогда им был арестован заведующий отделом управления губернией тов. Шеленшкевич и заключен на пароходе. Мы стали с ним говорить, несмотря на то, что он мог нас арестовать» (Протоколы и доклады VII Симбирского губернского съезда советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов. Симбирск : типография Совнархоза, 1919. № 4. С. 33–41). Сам же Шеленшкевич утверждал (кстати, на том же съезде): «первым по прибытии Муравьева в Симбирск, я оказался арестованным и заключенным в каюту на пароходе «Межень» (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 251–257).

Получается, если верить самому «пострадавшему», до «авантюры», то есть 4 июля, в Симбирске был никакой не инспектор контрразведки, а сам главнокомандующий? Но почему об этом умалчивает Гимов, да и все прочие участники событий? Забыли?

Перепутали? Но с момента подавления мятежа до обсуждения такового на съезде прошло всего полгода. Неужели столь важное событие, кстати, едва не стоившее многим его участникам жизни, стёрлось из их памяти так быстро и так надёжно? Или причина путаницы в чём-то другом? А может быть, Шеленшкевича арестовывали и держали на пароходе дважды: сперва «инспектор контрразведки», а спустя неделю – сам Муравьёв? Пока оставим эти вопросы без ответов и двинемся дальше. Точнее, из Казани в Симбирск.

Глава 2. Взгляд изнутри

О событиях, предшествовавших этому последнему походу бывшего гвардейского подполковника, стало известных из показаний его бывшего же адъютанта Александра Дмитриевича Логинова, данных им 18 августа того же года во время следствия по делу о мятеже (ЦГАОР. Ф. 1029. Оп. 1. Д. 17. Л. 147–151 об.). Приведём их в несколько сокращённом пересказе.

«У Муравьева был начальником снабжения Восточного фронта Трофимовский, – рассказывал Логинов. – У Трофимовского был отряд в количестве человек 500. Преимущественно в отряде были чехи и сербы, которых Трофимовский называл интернационалистами».

8 июля часов в 12 ночи Муравьев получил из Москвы телеграмму, в которой сообщались подробности убийства Мирбаха и выражалась уверенность в скорой ликвидации выступления левых эсеров. Муравьёв заявил, что хотя он и сам левый эсер, но в настоящее

время, как главнокомандующий советскими войсками, остаётся внепартийным и считает своей обязанностью закончить борьбу с чехами.

9 июля в окружении командующего появились три казачьих офицера, которых прислал ему Трофимовский. Муравьёв тут же с этими казаками поехал по городу. А вечером того же дня, часов около 9, эти казаки охраняли вход в помещение штаба, где шло совещание с участием Муравьёва, Механошина, Благонравова и Кобозева. По окончании заседания главком выглядел весёлым и объявил, что сегодня же отправляется брать Самару. В её освобождении от противника в течение нескольких дней он заверил и вышедших за ним из кабинета перечисленных выше членов Реввоенсовета фронта. А те, прощаясь, пожелали Михаилу Артемьевичу полного успеха.

Из Казани вышли в 2 часа ночи 10 июля. В это время Муравьёв как раз проводил совещание со своим штабом. Впереди штабного парохода шёл катер с вооружённым отрядом на борту – разведка. Ближе к утру, когда небольшой караван находился верстах в 10–15 от Симбирска, главком вышел на палубу, приказал застопорить ход и собрать всех находившихся на пароходе. Когда заспанные люди кое-как построились, Муравьёв обратился к ним с речью. В предутренней тишине его голос далеко разносился над спокойной водой. «Я прекращаю войну с чехами и объявляю войну Германии! – Заявил он. – Я не могу больше смотреть, как Германия вывозит миллионы пудов хлеба, а мы голодаем. Как Германия вывозит мануфактуру, а мы ходим раздетые. Я уверен, что за мной пойдут левые эсеры, максималисты, анархисты, большевики-бухаринцы, которые не признают позорного Брестского мирного договора. Я объявляю себя верховным главнокомандующим. Но знайте,

что я всецело стою за Советскую власть. За ту власть, которая будет помогать мне в борьбе с Германией. А если кто будет против, тех я уничтожу. Я уверен, что войска пойдут за мной. В Симбирске меня ждут преданные мне части. Я объявляю себя Гарибальди, т. е. спасителем России! Долой Брестский позорный договор! Все – на германские баррикады! Да здравствует восстание против германцев!».

Толпившиеся на палубе бойцы встретили эти слова раскатистым «Ура!» А секретарь Муравьёва тут же стал раздавать им по 50 руб. В Симбирск отшвартовались в 7 часов вечера. Тут же на пароход прибыл начальник броневого дивизиона Беретти. После короткого совещания у Муравьёва отряд в 60 человек с 4 пулемётами под командой казака-адъютанта Мудрака был послан занять Совет и арестовать всех коммунистов. Другой, под начальством казака Вайлидзе в 40 бойцов при 3 пулемётах, отправился занимать телеграф.

Вскоре Муравьёв, Беретти, третий казак-адьютант Чудиношвили и начальник штаба Ремезов поехали в город, предварительно приказав часовому с парохода и на пароход никого не впускать и не выпускать. Спустя некоторое время к пристани для охраны подошли 2 броневика. Муравьёв со свитой вернулись около полуночи. С ними были несколько местных левых эсеров. Выяснилось, что командарм 1-ой армии Тухачевский арестован, а войска, в том числе и латыши, перешли на сторону Муравьёва. Тем временем

начальник штаба Ремезов находился на телеграфе, рассылая телеграммы об объявлении войны с Германией.

В 2 часа ночи Муравьёв со штабом поехали в Троицкую гостиницу. Там в отдельном кабинете около часа главком обедал в кампании левых эсеров, а примерно в 3 часа утра все отправились в Совет, где должно было состояться его чрезвычайное заседание. Здесь делегация разделилась – Муравьёв, местные эсеры и казаки прошли в зал, а Логинов и двое его спутников остались у дверей снаружи. Минут через 10 к ним подошли латыши и со словами:

«Товарищи! Мы не желаем напрасно крови» попросили сдать оружие. Муравьёвцы сопротивляться не стали и, сдав пистолеты и револьверы, были препровождены в соседнюю комнату. Вскоре туда же привели и одного из казаков-адьютантов – Вайлидзе. Около 4 часов утра раздалась стрельба, послышался шум, началась беготня. Но вскоре всё успокоилось. От латышей Логинов и другие узнали, что Муравьёва хотели арестовать, но он стал отстреливаться, ранил троих и ответным огнём был убит на месте.

В 8 часов утра арестованных отправили в городское арестантское отделение. Через несколько дней начальника муравьёвского штаба Ремезова, а также его «адьютанов» Чудиношвили и Валидзе расстреляли. Логинова же позже освободили занявшие Симбирск

Белогвардейцы (ЦГАОР. Ф. 1029. Оп. 1. Д. 17. Л. 147–151 об.). Взгляд Александра Дмитриевича на события, так сказать, изнутри, дополняют воспоминания тех, кто участвовал в них же, но с другой стороны.

Глава 3. …И «снаружи»

Например, Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич. «10 июля Муравьев прибыл в Симбирск на пароходе «Межень», – вспоминал он. – Главкома сопровождали еще три парохода, на которые был погружен особо «надежный» отряд в тысячу человек. Отряд состоял преимущественно из татар, вотяков, черемисов и китайцев, почти не говоривших по-русски» (Бонч-Бруевич, М. Д. Вся власть советам. С. 299).

А вот что писал в 1925 году А. В. Швер: «Накануне злополучного дня в штабе Симбирской группы войск была получена телеграмма от главнокомандующего Муравьева с извещением, что он на следующий день прибудет.

Эта телеграмма особого оживления не вызвала, так как и без того слишком много было разных происшествий, будораживших нервы и заставлявших быть на страже, на чеку. Но, тем не менее, члены штаба во главе с командующим левым эсером Ивановым готовились достойно встретить своего начальника и, что называется, перед ним не упасть в грязь

лицом.

Правда, надо сказать, Губисполком ожидал Муравьева с известным нетерпением, однако по причинам иного свойства. Фронт все более и более замыкался кольцом, наших местных сил не хватало для защиты, требовалась помощь, требовались более решительные действия, а, главное – согласованность.

Вот этого-то всего и ждали от Муравьева, думали, что здесь, на месте, совместно с Губирсполкомом, будет выработан план общих действий, тем более, что Муравьева ждали не одного, а с войсками» (Советский общественник. 1925. № 5. С. 20).

А вот Гимов утверждал, что когда «во главе нашей армии стоял Муравьев, который ясно и определенно вел такую тактику, чтобы во главе армии поставить контрреволюционеров. Чтобы мелкими отрядами разбить нашу Красную Армию… Видно было, что политика Муравьева ведет к тому, чтобы разложить нашу армию, чтобы наши войска были разбиты» (Протоколы и доклады VII Симбирского губернского съезда советов Рабочих, Крестьянских и Красноармейских депутатов. С. 33–41).

Подчеркнём: эти противоположные мнения принадлежат двум членам одного губисполкома, причём оба – большевики. Получается, помощи они ждали от человека, которому не доверяли и которого подозревали в контрреволюции?

В своих воспоминаниях Швер почему-то не называет точную дату прибытия главкома, а пишет о некоем «злополучном дне».

Если речь идёт о 10 июля, то к этому времени прошло всего три дня с момента подавления левоэсеровского мятежа в Москве. Мятежа, который симбирские большевики, напомним, восприняли настолько остро, что собирались арестовать местных эсеров и даже сформировали для этого специальный отряд. Между тем, прибывавший в город командующий принадлежал как раз к этой мятежной партии. Неужели в числе «разных происшествий, будораживших нервы и заставлявших быть на страже, на чеку», о которых

упоминает Швер, это обстоятельство не учитывалось? Неужели большевиков не насторожил и предыдущий визит Муравьёва, 28 июня, когда он, по утверждению Чистова, фактически демонстративно отодвинул их от участия в мероприятиях и совещаниях, подчёркнуто проводимых им только с эсерами? Неужели у членов Губкома и Губиисполкома не возникло ни малейших сомнений и опасений по этому поводу? Видимо, нет. Во всяком случае, Швер не только никаких опасений не высказывает, но даже вскользь не упоминает недавние события в столице. Между тем, к 1925 году, когда его воспоминания были опубликованы, большевики и эсеры окончательно «размежевались» и стали, по сути, врагами.

По оценке Швера, с Муравьёвым в Симбирск прибыло «несколько тысяч войск». Но основная их часть оставалась на пристани и на пароходах (Советский общественник. 1925. № 5. С. 21, 22). В город, напомним, были посланы два отряда общей численностью в 100 штыков. Один – для ареста местного большевистского руководства и занятия здания Совета, второй – для захвата телеграфа. Кроме того, Муравьёв освободил из тюрьмы матросов (1918 год на родине Ленина. С. 70), арестованных комендантом города Звирбулем 29 июня за самовольный уход с позиций, пополнив таким образом ряды своих безусловных сторонников в Симбирске ещё на 92 штыка. Однако главной его боевой силой стал упоминавшийся уже бронедивизион под командованием Н. Беретти, подчинявшийся лично Муравьёву и до его распоряжений остававшийся на станции, а машины – на железнодорожных платформах (1918 год на родине Ленина. С. 70). Неслучайно именно сюда приехал с пристани мятежный главком и, как водится, первым делом выступил перед личным составом с зажигательной речью. Он говорил, что в Москве произошёл контрреволюционный переворот, что Симбирский совет вместе с Тухачевским хотят пойти по тому же пути, а лично Тухачевский уже будто бы отдал приказ об аресте Беретти… Тут же Муравьёв приказал арестовать командарама и перевести его из штабного вагона Реввоенсовета в теплушку эшелона бронедивизона. На охрану арестованного встали 2 броневика и красноармеец Павлов (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. : сборник воспоминаний. С. 142). Почему командарм оказался в тот день в Симбирске? Логика подсказывает, что прибыл специально для встречи с главкомом. Вот и встретились. После митинга в центр города двинулись 6 броневиков. Колонну возглавлял ехавший на легковом автомобиле дивизиона сам Муравьёв. Следом шёл отряд «дивизионной» пехоты человек в 80. Вскоре бронемашины и пехотинцы окружили Совет (кадетский корпус) (Симбирская губерния в 1918–1920 гг. : сборник воспоминаний. С. 134, 144).

«Захват» здания и «арест» членов совдепа подробнее проанализируем чуть позже. А пока вернёмся на улицу, точнее, в Троицкий переулок, как тогда назывался современный переулок Краснознамённый. Здесь, перед главным входом в здание Кадетского корпуса, где размещались губернский совдеп, губком партии большевиков, штаб Симбирской группы войск и другие учреждения, «толпились работники штаба и местные левоэсеровские лидеры… и о чем-то взволнованно разговаривали. А несколько десятков красноармейцев и матросов по указанию человека в черкеске расставляли по углам улицы, ведущей в кадетский корпус, пулеметы…

Скоро к совету подъехал Муравьев. Быстро выскочив из автомобиля, он вытянулся во весь рост и начал говорить речь». В ней он заявил о своей верности Советам и красному знамени и объявил об окончании гражданской войны, заключении мира с братьями-чехословками и совместном с ними великом походе против подлинных врагов – немцев. Говорил Муравьёв не более 10 минут, закончив свою речь громким «ура». Затем здесь же, перед зданием совета, он принялся раздавать посты местным эсеровским лидерам. Так, бывший прапорщик Гольман стал комиссаром телеграфа, Белешин получил должность комиссара продовольствия и так далее. Произнеся ещё одну речь перед отрядом латышей, мятежный

главком уехал в сторону Гончаровской улицы (1918 год на родине Ленина. С. 173–175).

А пока Муравьёв разъезжал по городу, раздавал должности и произносил речи, телеграф разносил во все концы телеграммы от его имени:

«Из Симбирска. № 2086. Подана 10/VII –10 час. 16 мин. Принята 11/VII-18 г.

Всем рабочим, крестьянам, солдатам, казакам, матросам и анархистам.

Всех моих друзей и боевых сподвижников наших славных походов и битв на Украине и юге России зову под свои знамена ввиду объявления войны и для последней борьбы с авангардом мирового империализма Германии.

Да здравствует всеобщее восстание.

Главнокомандующий Муравьев» (ЦГАКА. Ф. РВСР. ОП. 119. Д. № 300-133. Л. 157).

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru