1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Лента времени
События, 12 Декабря 1766
Места, 20 Июля 1871
Герои, 21 Января 1949
Герои, 27 Октября 1935
Герои, 22 Ноября 1937
Герои, 9 Мая 1945
Герои, 2 Января 1901
События, 6 Декабря 1917
События, 13 Июня 1918
События, 8 Марта 1917
События, 8 Марта 1917
События, 8 Марта 1917
Герои, 11 Ноября 1761
Герои, 12 Декабря 1766
События, 20 Октября 1808
Герои, 7 Мая 1937
Герои, 1 Мая 1935
События, 16 Августа 1933
Места, 14 Октября 1715
Герои, 22 Апреля 1918
События, 22 Апреля 1918
Воспоминания, 9 Мая 1945
Герои, 14 Ноября 1937
Воспоминания, 8 Марта 1917
Воспоминания, 14 Марта 1903
Места, 16 Января 1919
События, 1 Октября 1920
События, 21 Марта 1966
Воспоминания, 10 Ноября 1917
Герои, 9 Мая 1945
Фото дня
Парк Дружбы народов, 1985 г.
Популярное
Видеоархив
Тэги
Воспоминания, 1 Июля 1941
Людмила Сергеева 1933 г.р.: как жили в Винновке в 1940-е гг. Часть 2

Жили под лозунгом «Всё для фронта, всё для победы». Все, и дети в том числе. Однажды учительница пришла и сказала: «Ребята, на фронт мы собираем посылки. Поговорите дома, кто что сможет». Ясно, что с эвакуированных взять нечего. Учительница мне даёт задание: выучить вот это стихотворение:

Бабушке Варварушке

Я связала варежки.

Думала-подумала,

Ей дарить раздумала.

Отошлю на фронт бойцу,

Вдруг достанутся отцу?

Ну а если не отцу,

Так другому храбрецу.

Ребята принесли кто носки, кто трёхпалые (так просили) варежки, кто кисеты (некоторые наполненные самосадом). И вот когда мы всё это передавали для отправки, я прочитала своё стихотворение.

Собирали для фронта лекарственные растения: листья ландышей и липовый цвет. С той липой связана одна постыдная для меня история и одна трагическая.

Магазин, где принимали липовый цвет, находился на первом этаже нашей школы. Взамен нам давали помадку – по нескольку дешёвеньких конфеток, кому четыре, кому шесть, в зависимости от того, кто сколько липового цвета принесёт.

Цветков вроде много, но ведь они же лёгкие. Один пацан решил эти цветки смочить – всё потяжелее будут. А я, не знаю, что на меня нашло, положила на дно корзинки полкирпича. Продавщица взвешивает, видит вес и всё сразу понимает. И вот она мне: «Бесстыжа, бессовесна... Эт что ж, разе можно обманывать?! Вот я матере скажу!».

Мне было стыдно, и я очень боялась, что мама узнает. Но продавщица маме ничего не сказала.

А в августе 44-го мы пошли за липовым цветом втроём: Толька Юдин, я и Юра (недавно со старинной подругой вспоминали, я говорю: Юра Уханов, а она – Юра Ушаков, не знаю, у кого из нас память лучше). Этот Юра был из Москвы, его родители эвакуировались вместе с автозаводом и работали на моторном.

Толька Юдин местный, он взял с собой ножовку. Нашли мы хорошую липку, Юра с пилкой залез наверх, а мы с Толей с корзинками ждём внизу. Думали, что он спилит большую ветку, а мы её внизу обдерём.

Юра стал пилить ветку, на которой он сам сидел. Ветка медленно поползла вниз, Юра полетел на землю и спиной упал на пенёк. Мы к нему бросились – у него изо рта и из ушей течёт кровь.

Побежали в деревню, искали фельдшерицу тётю Нюру, сказали Юриным деду и бабке... Когда прибежали, он уже не дышал.

Хоронили его в Ульяновске, на кладбище по улице Карла Маркса. Я на похоронах у него не была. Юра был в семье единственным ребёнком...

Мой двоюродный брат работал на лошади (тогда говорили на лошадé), лошадь звали Мамаша. Брал меня с мальчишками в ночное. Чтоб комары не кусали, клали в пробитую жестянку сухой помёт, поджигали и окуривали.

Пару раз я, наверное, ходила в ночное. Если б мама была рядом, она бы не допустила. Но она на работе. И где я ночую, она не знала.

У костра мальчишки рассказывали всякие байки. Вот там «одна бабушка Ульяна, она оборотень. Днём она бабушка, а ночью заходит к кому-то в конюшню, и вот лошадь ржёт, вот ржёт, прямо изо всех сил...».

А эта бабушка – наша дальняя родственница. Вот она идёт, а я на неё во все глаза смотрю, потому что слышала про неё странные вещи. А она ко мне подходит, хорошая, приветливая: «Дочка, как ты на отца-то похожа, прям вылиты две капельки вода...».

Потом ещё говорили, что по баням Нюра-Фиёша ходит, какая-то безродная женщина... Всякие банные истории... Большие мальчишки, которые в ночное ходили, они уже матом по-другому ругались, не как мелюзга. Там всё уже было солидно.

С бумагой были большие проблемы. Сначала нам учительница раздала тетради – видимо, из довоенных запасов. Тетради были в клетку и в косую линию. Уже во втором классе тетрадей не было.

И вот когда мы жили у Карнеевых, пришли две девочки и какой-то мальчик. Мама была дома, мы сидели за столом. Они стоят у дверей и говорят, что у них есть тетрадки, они могут поменять на что-то покушать. У них были тетради в прямую линию, с красным полем – очень хорошие. Это были ленинградцы, Лида и Тоня, мы потом с ними немножко дружили.

Поменяли у них тетрадки, а их посадили с нами за стол – есть картошку, тушёную в печке. Или с молоком, или с чем, не помню.

Надо было видеть, как они уплетали...

На некоторое время у меня появились тетрадки, но они же кончаются. В третьем классе, когда мы уже писали изложения, писать снова было не на чем.

А на горе, за домом лесника, стояли военные. У них были карты – на хорошей белой бумаге. Военные карты не как географические, они светлые, не забиты другими цветами, на них можно было писать. Карта в размер ватманского листа, её сворачивали, прошивали и страницы разрезали.

Ненужные карты военные отдавали жене лесника – сжигать в печке. А её внучка училась со мной в одном классе. Я увидела у неё эту тетрадку и сказала, что тоже хочу такую. Пришли к ней домой, и она дала мне несколько листов.

Когда мою сестру Лиду отправляли в первый класс, бумаги уже не было совсем. А в кооперацию привозили рулоны обёрточной бумаги – чтоб заворачивать продукты. Мама уже в кооперации не работала, там была тётя Маруся Круглова (её дочь – с Лидой в одном классе). Вот отрежет она такой лист – бумага грубая, с опилками, занозу можно посадить. Карандашом по ней ещё можно писать, а пером чернильным – одно мучение.

На две школы была одна уборщица, пилить дрова некому. У нас вместо уроков физкультуры – пилка дров. Бревно – на козлы и дёргаем эту пилу. Десять раз подёргали – ругаемся. «Ты что кривишь?», «Ты что дёргаешь?», «А ты чего не отпускаешь?».

Потом какой-то раненый пришёл с фронта – вести военное дело в школе. Он с нами игры военные проводил, делились на две команды и обе должны были победить.

Приходили похоронки, вопли были – на всю деревню. Первая пришла на сына дяди Кузи, Фёдора. Он какой-то подвиг совершил, ему дали отпуск домой. Он приехал, был у нас в школе, что-то рассказывал. А потом уехал. И мы слышали – у их дома вопли. Дядя Кузя, бабушка Алёна, народ собрался... «Федю убили!».

Потом ещё одна похоронка пришла – был у дяди Гриши Герасимова брат Иван. Он тоже приезжал на побывку, в клубе устраивали с ним встречу, но я на той встрече не была. И тоже: он уехал, а вскоре пришла похоронка.

В 43-м году погиб в Сталинграде наш дядя Серёжа. На Мамаевом кургане, среди выбитых имён есть «рядовой Сергеев С.И.». Мы после войны ездили туда с папой, смотрели.

А одной женщине похоронка пришла 9 мая. Тётя Оля, почтальонша, потом говорила: «Ба, как нести-то? Ну как нести...».

Обычно, когда такое случалось, вся деревня сбегается. Я тоже была в её доме и видела эту женщину, без чувств лежащую на полу.

Ещё из знакомых погиб дядя Федя Потапов – папиной сестры муж. Наш двоюродный брат Лёня пришёл без ноги, он был танкистом. Много, очень много погибло. Их фамилии сейчас на обелиске в Винновке.

А в конце войны даже свадьбы стали играть. И качели в деревне сделали, чтоб на Пасху можно было женихаться – мол, всё, хватит грустить.

Ленинградских блокадных детей из детского дома № 10 (он в Доме Языковых находился) на лето вывозили для оздоровления в Винновку, они жили в щитовых домиках. Там мой дядя занимался огородом и садом, а Генка, его сын, был за сторожа, жил в специальной землянке.

Мы к нему приходили в гости и видели этих ленинградских ребят. Обычные дети, разного возраста, одежда у них, конечно, отличалась от нашей. И у всех одинаковые панамки.

Первое время они казались худыми, а потом я уж на это не обращала внимания – сама как скелет была.

И был там какой-то военный лагерь. Ещё тётя Маруся, продавщица, и тётя Нюра Леонтьева имели к какому-то офицерику интерес (Петя его звали). Нарвали как-то миску чёрной смородины и тётя Маруся мне говорит: «Отнеси туда и передай ему».

Пришла, там часовые, меня не пускают. А я, кроме того, что он Петя, ничего не знаю. Я его видела один раз. Говорю: «Вот тут ему передали...».

Этот солдат ушёл и пропал. А я сижу и по ягодке, по смородинке – в рот. Смотрю – его всё нет, а у меня в миске всё убывает. (Смеётся). Постояла я, постояла – часовой не приходит, и Петя этот не пришёл... Ну что оставалось делать? Доела ягоды и – домой. Пришла и тёте Марусе сказала: «Я ягоды отдала часовому...».

Не знаю, разоблачили они мой обман или нет...

В 44-м году папа приезжал на побывку. Он уже служил в Сибири, в учебном полку формировали новые подразделения, а он отвозил их на фронт. И вот на обратном пути заехал к нам.

Мы жили у Карпеевых, были сумерки. (Мы в Винновке семь или восемь квартир сменили). Тётя Настя шуровала возле печки, а мама, угоревшая, лежала на кровати. (Угорали часто, старались пораньше закрыть заслонку, чтобы тепло сохранить).

Вдруг открывается дверь и женский голос: «Принимайте постояльца!». Отец тёти Насти: «Куды? Куды постояльца!? Тут и так уж живут!». А папа говорит: «Да я только на одну ночку...». Мама подняла голову: «Васька, ты?!».

И вы представляете, зима, уже темно на улице, а полдеревни сбежалось – все окна облепили: «Вася приехал!».

Побыл он денёк и снова уехал.

В августе 45-го я была в пионерском лагере отрядным барабанщиком. И вот нам говорят: «Сегодня пойдём на вокзал встречать победителей». Пришли, народу полно, все ждут поезд. Появляется паровоз, весь разнаряженный зелёными ветками. Идут один за другим вагоны, все военные. Кто-то спрыгивает на ходу, кто-то кого-то находит, обнимаются, плачут...

А мне дана команда бить в барабан, я стою и бью. На меня обращают внимание, со всех сторон зовут: «Дочка, иди к нам!», «К нам иди!». Я то к одному вагону подойду, то к другому, кто-то меня на пути остановит. Какой-то солдатик попросил у меня палочки: «Дай постучу!».

...Оглядываюсь и никого своих не вижу. Лихорадочно соображаю, как буду одна возвращаться в лагерь. А тут уже в оба конца послали ребят: «Ищите её, идите туда, где бьёт барабан...».

В конце войны папину часть переводят из Сибири на Западную Украину, в город Яворов, гнездо бандеровцев. После победы он ещё раз приезжал в отпуск и готовил нас к тому, что мы все вместе туда поедем.

И вот летом 46-го мы двинулись. Во Львове должны были пересесть на другой поезд, чтобы попасть в город Городок. Но все говорят, про каких-то бандеровцев и нам на вокзале не советуют ехать в ночь (папа нас не встретил, хотя ему давали телеграмму). Мама всё-таки решает ехать, не послушала людей, которые советовали переночевать во Львове.

И вот на какой-то из станций в вагон заходит орда, не по-русски говорящая. Все мужики, проводник куда-то исчез, в вагоне пассажиров мало, офицеров не было.

Прошлись они по вагону, вернулись и сели у нас в тёмном купе, хотя свободных мест было полно. У нас два чемодана, один на другом стоят на полке. Мама видит, что один мужчина сидит возле чемоданов и чем-то там сбоку шевыряется. Но она молчит, боится рот открыть.

Побыли они ещё какое-то время и ушли.

Потом мы увидели, что чемодан распорот, а в нём нет моих хромовых сапожек (отец с войны привозил кожу и мне их сшили), у немецкой куклы нет головы, ещё что-то пропало... И нам ещё потом сказали: «Благодарите Бога, что вас не тронули...».

В Городке нам говорят: «Ждите машину из воинской части, сами не пытайтесь куда-то уехать». Дождались машину, приехали в часть к папе.

Каждый день в этой воинской части была стрельба и кого-то убивали или ранили – вовсю шуровали бандеровцы. При школе был пионерский лагерь, всё время мы проводили в парке. У нас были две девочки – Олеся и Катя. Их мама поехала встречать своего брата, она учительница, он военный. И вот мы собираем в парке каштаны, а вожатый нам говорит: «У этих девочек в поезде убили маму и дядю».

Когда их хоронили из Дома культуры, я шла впереди колонны с его медалями. Подходим к кладбищу, я несу эти медали, а сама думаю: «Вот сейчас выскочат, а я самая первая…».

Мысль о том, что мы можем погибнуть в любой момент, присутствовала постоянно.

Сидим на уроке, вдруг стрельба какая-то. В окно смотрим – женщину ведут, мужчину на носилках несут. Одного знакомого подстрелили, второго убили… И это было постоянно.

Мама работает в магазине, но очень быстро её переводят в ресторан. Она понимает по-польски и ей задание от НКВД: «Приходят эти мужики пить пиво, сидят по полдня, обсуждают свои дела, а ты слушай, о чём они говорят, и нам потом докладывай».

Каждый раз мы до поздней ночи ждали маму с работы и не знали, вернётся она или нет.

Не успели мы обжиться в этой части, отца переводят в город Проскуров (это тоже на Украине). Снова между нами переписка. В 47-м году началась демобилизация из армии, и мы с нетерпением ждали, когда отец уволится, и мы насовсем отсюда уедем.

Папа вернулся демобилизованный и стали советоваться, куда ехать. Можно было возвращаться в Коркино, потому что папу оттуда брали в армию. Но мама настояла: поедем в Ульяновск.

Начало - по ссылке Людмила Сергеева 1933 г.р. Как жили в Винновке в 1940-е гг. Часть 1

***

Людмила Васильевна Сергеева. Закончила литфак Ульяновского педагогического института. По направлению уехала в Таджикистан, преподавала в сельских и городских школах. Работала в издательстве Академии наук Таджикистана. После возвращения в Ульяновск – редактор в отделе технической информации «УНИПТИМАШа».

Муж – Геннадий Казимирович Свирский, военный врач, участник Великой Отечественной войны. У них дочь Юлия, внуки Артём и Софья.

***

Источник: Антология жизни. Геннадий Дёмочкин "Девчонки и мальчишки" Семеро из детей войны. Ульяновск, 2016 г.

Геннадий Демочкин "Девчонки и мальчишки". К читателю

   Генеральный спонсор

 

 

 

   Сбербанк выступил генеральным спонсором проекта в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне на сайте "Годы и люди". Цель этого проекта – сохранить память о далеких событиях в воспоминаниях живых свидетелей военных и послевоенных лет; вспомнить с благодарностью тех людей, на чьи плечи легли тяготы тяжелейшего труда, тех, кто ценою своей жизни принёс мир, тех, кто приближал Победу не только с оружием в руках: о наших самоотверженных соотечественниках и земляках.

Поделиться в социальных сетях

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2020. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru