1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Лента времени
Фото, 11 Августа 1900
Фото, 30 Января 1962
Фото, 5 Октября 1930
Фото, 11 Октября 1947
Воспоминания, 22 Июня 1941
Воспоминания, 2 Августа 1941
Воспоминания, 20 Октября 1941
Воспоминания, 22 Июня 1941
Воспоминания, 27 Июля 1945
Места, 27 Ноября 1941
Места, 20 Апреля 1916
Фото, 8 Августа 1991
Фото, 6 Августа 1996
Фото, 6 Августа 2000
Герои, 17 Февраля 1940
Фото, 28 Мая 1867
Фото, 28 Мая 1694
Герои, 24 Января 1931
События, 5 Сентября 1838
Фото, 2 Августа 1898
Фото, 28 Декабря 1898
Фото, 5 Апреля 1950
Герои, 19 Февраля 1880
Фото, 2 Мая 1955
Фото, 6 Марта 1942
Фото, 20 Мая 1881
Воспоминания, 22 Июня 1941
Воспоминания, 14 Июня 1995
Герои, 4 Мая 1881
События, 9 Мая 1945
Фото дня
Первые трамваи Ульяновска
Популярное
Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийБлаговБлаговещенскийБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарламовВладыка ПроклВоейковыГавриил МелекесскийГайГлинкаГольдманГончаровГоринГорячевГусевДавыдовДемочкинДмитриевЗагряжскийЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКругликовКурчатовКустарниковЛенинЛивчакЛюбищевМатросовМельниковМетальниковМинаевМихаил ИвановМорозовН.И. НикитинаНаримановНемцевНецветаевНиколай КуклевОзнобишинОрловы-ДавыдовыПерси-ФренчПластовПолбинПоливановПугачевПушкинРадищевРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСергей НеутолимовСкочиловСтолыпинСусловСытинТельновТимофееваТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УхтомскиеФедоровичеваФилатовХитровоХрабсковЧижиковШадринаШирмановШодэЯзыковЯковлев
Воспоминания, 26 Ноября 1959
Журналист ГТРК «Волга» в 1960-1993 гг. Галина Печеркина: первые передачи ульяновского ТВ, работа на строительстве Мемориала, цензура и письма зрителей

Галина Константиновна Печеркина 33 года бессменно проработала на областном телевидении в качестве редактора. Она стала свидетелем и участником всего того, что происходило на ульяновском телевидении с 1960-го – года его образования. Ветеран труда, член Союза журналистов Галина Печеркина рассказала проекту «Годы и люди» о том, какие они делали передачи, как освещалось строительство Ленинского мемориала в специально созданной к 100-летию Ленина редакции, о свирепствующей цензуре, про жалобы ульяновцев в программу «Почта недели» и о звездных гостях города.

- Галина Константиновна, какие программы вы готовили на телевидении?

- В первые годы моей работы московские передачи еще не принимали, и два с половиной часа местного вещания нужно было чем-то заполнять. Мы с Исааком Гольдманом и Анатолием Ивлиевым три раза готовили «Последние известия». Кинопленки выделялось мало, и два-три сюжета приходилось делать на фотографиях, остальное – «говорящие головы», приглашенные гости.

Нашей промышленно-информационной редакцией руководил Исаак Львович Гольдман. Кроме «Последних известий» мы готовили большие тематические программы с приглашением специалистов промышленности и строительства. В студии выступали ученые, изобретатели, рационализаторы. Передача называлась «Новое в жизни». И для меня, молодого автора, было большой радостью попасть на стенд «Лучшие передачи недели».

Нас посылали и на Олимпийские игры. В числе лучших в стране была отмечена наша телевизионная группа, принимавшая участие в съемках Олимпийских игр в Москве.

Большие передачи на серьезные темы требовали серьезной подготовки. И тут мне помогала моя фамилия. Папу в городе знали и уважали как хорошего специалиста. В моих передачах «Новое в жизнь» часто шла речь о сложных технологиях. Меня спрашивали: «А Печёркин К.И. случайно вам не родственник?». И узнав, что я его дочь, продолжали терпеливо и доброжелательно разъяснять суть дела.

Мои программы всегда висели на стенде «Лучшие передачи недели». Я очень старалась. Людей могла организовать. Я никогда не стеснялась своего незнания, всегда все выпытывала. Приехали мы как-то на автозавод, мы ведь раньше на пленку снимали, это сейчас интервью берут и чистят, как хотят. А нам надо было весь текст написать. А он не совпадал со зрительным рядом, потому что пленки некачественные, фотографий было мало, и вся трудность была совместить то, что ты пишешь, с фотографиями. Все это было сложно. Вот такую школу мы проходили.

А еще я делала большие промышленные передачи, нужно было писать тексы, большие, по 20 страниц. За себя и за гостя. Перед строительством мемориала у меня были целые диспуты. Спохватились же очень поздно к 100-летию Ленина, что ничего нет в Ульяновске. И вот начали макеты делать, архитекторы то, краеведы сё. А у нас тогда еще не было прямого вещания, и все выстраивали в студии. Макеты привезем, стулья поставим, диспуты идут, я ведущей еще была. Они все спорят, нам надо в час уложиться, а мне уже показывают, что все - время кончилось.

- 1970-е годы в Ульяновске – это масштабная перестройка города. Как на телевидении освещалось строительство Ленинской мемориальной зоны?

- Мне особенно запомнилось обсуждение строительства Ленинского мемориала. В студии собралось около 40 человек: архитекторы, проектанты, краеведы, старожилы города. Спорили, горячились. Я еле успевала сдерживать особо яростных выступающих и следить, чтобы не перебирали время программы, но все равно перебирали. Часа не хватало.

Потом мне сообщили, что меня из промышленной редакции переводят в новую, специально созданную к 100-летию Ленина. Все репортажи со строительства новых объектов должны идти со словом «сегодня». Отовсюду везли строительные материалы. Люди работали чуть ли не круглые сутки. На стройке был идеальный порядок, сроки поджимали. От нас требовалось все это оперативно освещать. Мы с оператором забирались в самую паутину лесов. Лазали по шатким конструкциям и все пытались представить, каким же будет зрительный зал...

Самым памятным стал репортаж с площадки нулевого цикла. Сооружение огромного «подземелья». Мы тогда как раз получили ПТС, передвижную телевизионную станцию, и освещать важные события можно было прямо на месте. Об этом мне предстояло рассказать с экрана. Я очень волновалась. 10 минут в прямом эфире - для меня это было «боевым крещением».

Телеоператорам Юрию Агафонову, Александру Быстрову, Юрию Старостину приходилось очень непросто - катать тяжелую камеру среди толпы любопытных людей. Режиссер из машины ПТС отдавал команды, выбирал кадр, а оператору нужно было показать действие в лучшем виде.

- Какие еще трудности были в работе на ВГТРК?

- Быть постоянно привязанным к зрительному ряду совсем не просто. Напишешь текст, а на репетиции чуть не за час до эфира бракуют пленку. Так и с фоторепортажами было. Однажды перепутали репортажи. На пульте была Римма Максимова. Я вижу, что эфир идет с завода «Контактор», а фотографии с автозавода. Что-то предпринять было уже поздно, и Римма мне сказала: «Ты знаешь, я знаю, больше никто - ну и помалкивай».

Самым сложным оказалось для меня писать коротко и сжато. Свои университеты я проходила на рабочем месте – пыхтела, ревела, переписывала по несколько раз. И, в конце концов, худо ли бедно освоилась. Мой старший редактор Исаак Львович Гольдман был строгим и требовательным. Помню, как он терзал мою первую передачу о рационализаторе со швейной фабрики им. Горького. «Пока не найдешь изюминки, - внушал он мне, - толку не будет».

- А что было самым трудным?

- Самым трудным было брать интервью. Люди очень стесняются экрана, и чтобы их разговорить в коротком сюжете, нужно очень четко поставить вопросы и прорепетировать с ними, и это все делает не режиссер, а журналист.

- Кого вы приглашали для интервью?

- Врач, бригадир, рабочий, люди из науки, они могли говорить, но очень много, а надо уложиться в три минуты. Новости шли у нас 15 минут. Когда брала интервью, никогда не стеснялась. Помню, ездила к трамвайщику, их только пустили тогда, и нужно было разговорить человека - как будет развиваться трамвайная сеть, где пойдут первые трамваи. Я тогда очень устала и начала засыпать, а он сидит недовольный. Я еле-еле разговариваю и ловлю себя на том, что я не выспалась и плохо говорю. Но я собралась и сказала ему, что не очень хорошо себя чувствую, извините, расскажите мне все, я совершенно ничего не знаю в этой сфере.

Я моталась по всем стройкам, а люди агрессивные, не разговаривают, особенно начальники. Я прикинусь бедненькой «ну вот очень надо, дайте, пожалуйста, кого-нибудь чтобы мне разъяснили вот это, я это не понимаю» и люди сразу открывались. В сельском хозяйстве я вообще ничего не понимала, а сюжеты надо было давать.

Тогда было открыто 4-5 предприятий, а все остальные были военные, и туда не пускали. И вот было очень сложно найти сюжет. Важно всегда найти тему, особенно для телевизионного журналиста. Я в этом отношении была ценным кадром. На заводе был, там был, тут тоже был – ой, куда же? И вот начинаешь выдумывать, что бы дать и вот ухватываешься за незначительные темы. У меня главный редактор был Антипов, он хороший журналист, но совершенно не трудился над тем, чтобы дать задание, что хочешь то и делай. Когда человек приходит на работу и знает, что ему делать, это одно, а когда он приходит - и нет тем, особенно в новостях, это другое. Сложно.

- Была ли на ульяновском телевидении цензура?

- В те годы свирепствовала цензура. Можно было схватить выговор, если вдруг в кадр попадали мост через Волгу или кто-нибудь из выступающих упоминал приборостроительный или механический заводы, выпускающие военные изделия. А ведь в прямом эфире могло проскочить и не такое.

- Вы также вели программу «Почта недели». Как она зарождалась?

- Как-то приглашает меня к себе в кабинет председатель нашего комитета по телевидению и радиовещанию Милюдин и спрашивает, не возьмусь ли я за письма от телезрителей. Я согласилась, не представляя, во что это выльется. Оказалось, будет не просто обзор писем – предстояло добиваться, чтобы по жалобам принимались меры, и о том, что сделано нужно было сообщать с экрана. При этом остальные мои дела оставались так же за мной, то есть 12-15 репортажей за неделю в теленовостях и субботней программе «Панорама недели». Вот такую обузу по доброй воле я на себя взвалила.

- На что жаловались ульяновские телезрители?

- В программу шли письма с жалобами по самым разным поводам. Весной протекают крыши, зимой плохо топят и нет горячей воды, невозможно устроить ребенка в садик и т.д. Я помогала как могла. Связывалась с разными начальниками, звонила в районы председателям райисполкомов, особенно часто, когда зимой заносило дороги. Мне помогали, и я с экрана благодарила их. За неделю приходило 10-12 писем. Я старалась отобрать те из них, которые поднимали проблемы, касающиеся многих: неухоженные дворы, разрытые траншеи, плохая еда в школьных столовых и прочее. Самым главным достижением «Почты недели» я считаю вот что. Кардиологический центр долго занимал небольшие комнаты в подворотне. Вместе с главврачом центра мы начали «воевать» за освобождавшееся здание Ленинского райкома партии на улице Кузнецова. Я трижды поднимала этот вопрос. Кардиологическому центру на долгие годы отдали трехэтажное здание с множеством кабинетов, реабилитационным спортивным залом. А на первом этаже открыли дневной стационар.

- Какие именитые гости к вам приходили, какие с этим были связаны истории?

- Наше телевидение принимало Мстислава Ростроповича, Евгения Мравинского, Юрия Темирканова, Тихона Хренникова, Яна Френкеля, Людмилу Зыкину, Муслима Магомаева, Германа Титова... В моей книге «Незабываемое, неповторимое» об этом целая глава есть, называется «Встречи, которые не забываются».

К нам приезжал Евгений Евтушенко. Я нахально тогда пошла в гостиницу. Мы встретились у дверей, он был высокий здоровый дядька. Я ему город показала. Он мне был интересен. Я его и на каток возила. С катком договорилась, коньки достала, покатались. Потом спросил про бассейн. Он тогда только один был в Киндяковке. Мы такси взяли и в бассейн поехали. Потом я его к нам в гости пригласила. Его тут не признавали, он был в опале, потому что не подписал документ об исключении Бориса Пастернака из союза за его «Доктора Живаго». Вот он выступил против. Его как бы игнорировали, хотя весь мир его знал. Когда он в гостях был у нас, ему понравились картины моего мужа. Он был ценителем живописи. Аркадий Ефимович (Егуткин – прим. ред.) нарисовал Пастернака, и эту картину мы ему подарили, правда, подарили только в Израиле через много лет, через 43 года.

На 100-летие со дня рождения Ленина сюда приезжали все, кто только мог приехать. Как только открылись Мемориал и гостиница «Венец», в Ульяновск стали приезжать известные музыканты и артисты.

Приезжали к нам композиторы. На Новый год в Дом-музей Ленина все пошли на елку. Я там какой-то репортаж делала. И вот там куча композиторов, к кому подойти? К Яну Френкелю. «Журавли» - это его знаменитое произведение. А большие люди они очень простые. Я его заманила в гости, он из Самары оказался, с мамой моей вместе росли. Мама сделала печеную картошечку, и он сказал, картошка была такая вкусная! Я всегда старалась домой звать людей.

Роберт Рождественский был, он оказался очень скромным. Мало говорил, видимо стеснялся своего заикания. Не знаю, почему не сказала ему, что выступаю с чтением его стихов. Наверное, ему было бы приятно.

Я разговаривала и с Аллой Пугачевой, Вячеславом Тихоновым, Сергеем Бондарчуком.

О встрече с Марком Бернесом я вспоминаю с горечью. Марк Бернес выступал у нас на телевидении, уже будучи пожилым и, очевидно, больным. Следом предстоял его концерт в Мемориале. Городские власти даже не позаботились о том, чтобы выделили для него приличную машину. Я, сидя с ним рядом на металлической скамейке нашего громыхающего телевизионного УАЗика, видела его мрачное, усталое лицо, склонившееся к коленям. И мне было стыдно с ним заговорить.

Хорошо запомнился приезд Аркадия Райкина. Уже на середине его выступления начальство гуськом потянулось к выходу. Больше Райкин в Ульяновск не приезжал.

В те годы на нашей студии ставились целые спектакли. Снималось много очерков о лучших людях. Было сделано первое кино - прекрасный фильм об Аркадии Пластове по сценарию Николая Благова.

- Расскажите про Николая Благова? Каким он вам запомнился?

- Мне посчастливилось работать, правда, недолго, вместе с Николаем Благовым, бывшим российским поэтом, нашим земляком. Когда Николай подарил мне свой маленький сборничек «Маковое поле», я стала без конца перечитывать его стихи, все больше погружалась в бездонный чистый колодец его поэзии. Потом потихоньку стала заучивать их наизусть. Хотелось и с другими поделится этим богатством. В свободное время выступала в библиотеках, в школах. Каким запомнился мне Благов? Большой, немного неуклюжий, со светлой копной волос, спадающих на лоб, с доброй застенчивой улыбкой.

- Чем еще кроме телевидения вы занимались?

- У нас с редактором Алексеем Гречушниковым был сатирический журнал «Степан Вышкин». Он помогал реально. Как-то зимой строители пожаловались, что в морозы им не дают перчаток. Каменщикам приходилось особенно тяжело. Наш журнал рассказал об этом, и рукавицы быстро нашлись. У меня еще была полудетская газета «Сим-Сим». Как бы «сим-сим откройся, открой двери в новую жизнь». Маленькая газетка с рисованной картинкой, художники мне делали. Там юмор, детская страничка, программа. Её стали хорошо покупать. Потом я организовала радиогазету. Договорилась с радиоцентром и пускала рекламу по радио. Я сама начитывала. Затем организовала школу дошколят. Пригласила всех своих подруг, кто математикой занимался, кто танцами, кто английским, кто художественным чтением. Мы зарегистрировали свою фирму, и много детей сразу пошло. Я всегда что-то придумывала. Мое любимое занятие всегда было не журналистика, а то читать стихи - у меня несколько программ поэтических. Я их очень люблю и за это держусь. Для меня это религия и спасение. Потому что как бы я себя не чувствовала, я всегда читаю стихи.

- Если вернуться к началу - как вы попали на телевидение?

- Со школы я читала стихи, участвовала всегда во всех конкурсах. Когда я заканчивала академию в Ленинграде, был конкурс дикторов. Я занималась в студии художественного слова при академии, и моя педагог мне сказала, чтобы я поучаствовала в конкурсе. Я туда поехала, даже не надеялась ни на что. Там участвовали 175 человек, как сейчас помню, было три тура, и я их прошла. Нас осталось трое, а у меня горел диплом, потому что я училась плохо. Они нам предложили тексты, говорят, ходите, репетируйте. Я слышу, обсуждают. Эта вот так, блондинка что-то эдак, а эта как, ну, а эта вроде фотогеничная, но у нее, видишь, проблемы прописки нет, потом диплом у нее, ну, посмотрим. Короче говоря, я поняла, что у меня шаткое положение, и больше всего из-за диплома.

И я вот думаю, Боже мой, я просто не окончу институт, и я перестала ходить, мне и не понравилось. Сидишь там весь день, текст тебе дадут, и вот жди, когда там репетиция. Я пометалась, пометалась и, думаю, все. Мне дали справку, что я прошла три этапа, я окончила институт, уехала на юг. Мне сказали, что телевидение еще не открылось, вот-вот только должно, это были 1960-е годы. Меня знали уже в городе, потому что я участвовала во всех партийных конференциях, праздниках, литмонтажах - это когда выстраивали пионеров, потом комсомольцев, и мы там читали стихи. Кохова, первый директор нашего телевидения, меня знала, мы тут рядом жили. Меня как бы пригласили, и я со спокойной совестью уехала ждать, пока откроют.

И вот я приезжаю, и уже кто-то другой на этой должности. Пока я проездила, а это где-то три месяца, вышло постановление очень строгое, что те, кто окончил институт и не едут по назначению, должны были иметь справку, что от назначения отказались. Мне дали направление в Сибирь, к черту на куличики, и подружкам моим куда-то туда. Прям, как нарочно стали требовать справку у меня, а меня-то уже как бы брали на телевидение, только справку надо было. И вот мой папа, будучи начальником, созвонился с Тувой, меня и подруг открепили. Жду справку и пробуюсь на диктора. А это так скучно, читать тексты, потом эти примитивные новости… Мне это очень не нравилось.

Тогда мне предлагают попробовать работать редактором. Тогда не было никаких журналистских отделений, тем более телевизионных, и брали людей после филфака. Передо мной 3 или 4 девочки сменились, не устроили. А тут организовывалась промышленная редакция, и нужен был человек, который знаком с экономикой, а я как раз инженер-экономист по образованию. И вот мне дают передачу про Героя советского союза Демина. Я очень этим увлеклась, подняла всех на ноги. А тогда проблемы с визуальным рядом были. У меня альбом был, папе подарили в годы войны. Я там картинок набрала, стихи выбрала, мать его встретила, в музей в его школу поехала, там материал и набрала. Сама вела, режиссер работал над текстом.

- Какие советы вы можете дать сегодняшним журналистам?

- Не стесняться, не выпендриваться, не модничать, не изображать из себя «фильди-мильди». Всегда надо проявлять интерес к человеку и его труду. Не изображала я из себя никогда журналистку, я была человеком, который совершенно не знает, что это. Важно писать дневники. Делать какие-то зарисовки, соображения по разному поводу записывать. Везде слушать, смотреть. Сейчас ведь большой поток информации, у нас такого не было. Не быть вялым и нахальным. Всегда быть настроенным на человека, уважать его. Никогда не стесняться своих недостатков.

- Вы смотрите новости сейчас?

- Я не смотрю телевизор, у нас «триколор», и он не дает Ульяновск.

Подготовила Светлана Карпухина, 12 декабря 2019 г.

Поделиться в социальных сетях

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2020. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru