1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
О проекте Лента времени Популярное Годы Люди Места Темы Контакты
Лента времени
Герои, 4 Октября 1937
События, 29 Мая 1919
Места, 2 Июня 1920
Места, 1 Октября 1932
События, 27 Октября 1920
События, 15 Октября 1919
События, 14 Февраля 1921
События, 17 Августа 1920
События, 27 Апреля 1920
Места, 4 Октября 1957
События, 2 Сентября 1872
События, 30 Сентября 1918
События, 30 Сентября 1918
События, 15 Сентября 1918
События, 11 Сентября 1918
События, 4 Сентября 1918
События, 4 Сентября 1918
События, 12 Сентября 1918
Места, 6 Июля 1954
Герои, 10 Сентября 1868
События, 24 Августа 1918
События, 24 Июля 1918
События, 23 Июля 1918
События, 23 Июля 1918
События, 9 Апреля 1918
Герои, 3 Сентября 1957
События, 17 Июня 1888
Герои, 17 Июня 1888
События, 19 Мая 1922
Герои, 30 Августа 1964
Фото дня
Мемориал в строительных лесах
События, 26 Октября 1917
«1918. Симбирскъ», книжная серия «Симбирские тайны». В. Миронов. Часть 3. Милиция. Главы 3-4

Продолжение книги Владимира Анатольевича Миронова «1918. Симбирскъ» - из серии «Симбирские тайны».

Часть 1. Тернистый путь к власти советов

Глава 1. Родина Ленина и колыбель революции и Глава 2. Узок круг этих революционеров

Глава 3. Которые тут временные? Слазь! и Глава 4. ЧК не дремлет

Глава 5. Тяжело в деревне без нагана и Глава 6. Неравная битва с Бахусом

Глава 7. Конструкторы власти и Глава 8. Такой Совет нам не нужен?

Глава 9. Вот они расселись по местам и Глава 10. НКВД губернского масштаба

Глава 11. Юстиция в алой косынке и Глава 12. Фемида против Бахуса

Глава 13. Финансы для диктатуры пролетариата и Глава 14. Под шелест кадетских знамён

Глава 15. Два комиссара

Глава 16. Год без царя

Глава 17. Охота на комиссара и Глава 18. ГубЧК. Первые шаги

Глава 19. С пулемётом – за картошкой

Глава 20. За шаг до войны

Часть 2. «Да здравствует Красная Армия!»

Глава 1. Дело на миллион и Глава 2. «Армия» губернского масштаба

Глава 3. Через день – на ремень и Глава 4. Надо ли бояться человека с ружьём?

Глава 5. Переприём и Глава 6. Красноармейская Пасха

Глава 7. «Ополчение», мобилизация, оружие

Часть 3. Милиция

Глава 1. Первая жертва и Глава 2. В состоянии переходном

Глава 3. Спасение утопающих… и Глава 4. Новые власти и старые грабли

Глава 3. Спасение утопающих…

Итак, к концу 1917 года новая правоохранительная структура, формально заменившая собой прежнюю полицию, всё ещё «стояла ниже всякой критики», а её «начальствующие лица и рядовые милиционеры, представляли из себя элемент случайный и текучий». Понимая это, городские власти, тратившие тем не менее на содержание милиции немалые деньги, решили возложить охрану общественного порядка на самих горожан: 2 декабря городская Дума выпустила обязательное постановление «О гражданской охране» (ГАУО. Ф. Р-1090. Оп. 1. Д. 5. Л. 7–9).

Эта «общественная» структура учреждалась «для предохранения города от пожаров, всякого рода посягательств и покушений на личную и имущественную безопасность граждан и от нарушения общественной тишины в гор. Симбирске». В охране должны были участвовать «лица, учреждения, владеющие в гор. Симбирске недвижимой собственностью, владельцы и арендаторы торговых и промышленных помещений, квартиронаниматели и съемщики комнат». Территория города делилась на участки, которые надлежало охранять специальным караулам, в состав которых включались «все лица мужского пола в возрасте от 18 до 60 лет». Порядок несения караульной службы, а также вопросы «освобождение или устранения от нея» рассматривались и решались на собраниях граждан каждого участка. К постановлению прилагалась подробная инструкция «лицам, входящим в состав гражданской охраны» (ГАУО. Ф. Р-1090. Оп. 1. Д. 5. Л. 9-14).

Первый её пункт извещал о том, что означенная структура организована в помощь городской милиции и никаких политических целей не преследует. Её единственная задача – «защита жизни и имущества граждан в виду постоянных грабежей и убийств в гор. Симбирске». Подчинялась она Городской исполнительной комиссии по охране города, «а ближайшими ея исполнителями являются Начальник Милиции и Инспектор Гражданской охраны».

Управлялась гражданская охрана специальным Советом, состоящим из старших улиц, избранных общими собраниями каждой улицы и представителей Городской Думы. А также исполнительным комитетом гражданской охраны, избранным в числе 15 членов и 5 кандидатов из чинов Совета охраны и утвержденных городской исполнительной комиссией по охране города.

Согласно Инструкции, каждый гражданин в возрасте от 18 до 60 лет обязан был нести охрану по улице в указанное ему старшим по улице время. А сам старший в своих действиях руководствовался постановлением собрания улицы. Во время «окарауливания вверенного участка» на караульщиков распространялись те же права и обязанности, что и на штатных милиционеров. Освободить кого-либо от службы могло исключительно общее собрания граждан конкретной улицы при условии что освобождаемый – глухой, немой, слепой, калека или страдающий слабоумием. А также лицо вполне здоровое, но занятое постоянной ночной работой. Кроме того, до охраны не допускались уголовные преступники, находящиеся под следствием или уже осуждённые.

Город, как уже упоминалось выше, был разбит на два района – северный и южный. В северный вошли территории, подведомственные 2 и 5 комиссариатам милиции, в южный – 1, 3 и 4. Каждый из районов в свою очередь делился на улицы, части улиц или небольшие участки (соединение малых улиц и переулков). Угловые дома причислялись к той улице, на которую выходил фасад или парадное крыльцо. Порядок охраны устанавливался общим собранием жителей данной улицы.

Во главе улиц и участков стояли старшие, избранные общим собранием жителей. Подчинялись старшие заведующему района, в котором они находятся, его помощникам и инспектору гражданской охраны города.

На каждой улице или участке оборудовалась дежурная комната, по возможности с телефоном, поскольку гражданская охрана должна была находиться в постоянной связи с городской милицией. Следующими разделами Инструкции выстраивалась чёткая управленческая вертикаль. На её вершине находился инспектор гражданской охраны. В его распоряжении была дежурная комната с телефоном и круглосуточным дежурством возле него. Отсюда инспектор наблюдал и руководил всей охраной города, давая в случае необходимости надлежащие распоряжения заведующим районами и старшим улиц, в частности, об усилении или ослаблении караулов в той или иной точке горда. В его же распоряжении находились связь и отдельные отряды (видимо, резервные силы – В. М.) на случай возникновения беспорядков, грабежей или насилий. Действовать инспектору предписывалось в полном согласии с начальником милиции.

Ступенькой ниже в управленческой иерархии стояли непосредственно подчинявшиеся инспектору гражданской охраны заведующие районами. Они также должны были иметь свои дежурные комнаты с телефонами и круглосуточными дежурствами при них. Заведующие наблюдали за правильностью несения дежурства в своих районах и в «случае возникновения какого-либо беспорядка, удостоверившись в правдивости донесения», немедленно сообщали о случившемся инспектору. А сами вместе с милицией принимали меры «к ликвидации беспорядка или грабежа». Если же собственными силами справиться не удавалось, то заведующие районами должны были сообщить об этом инспектору гражданской охраны.

Старшие улиц, подчинявшиеся, в свою очередь, заведующим районов, вырабатывали (с одобрения собрания улиц) количественный состав караула и подыскивали караульные помещения, так же по возможности с телефоном. Они же составляли списки граждан, как привлечённых к дежурству, так и освобождённых от него, верстали расписание дежурств не менее чем на 2–3 дня вперёд, заблаговременно оповещая об этом включённых в наряд. Снабжали караул свистками, средствами самозащиты, тёплой одеждой. Наблюдали за правильностью несения охраны и соблюдением графика дежурств и информировали заведующего районом обо всех происшествиях, особенно таких, в которых приняла участие гражданская охрана. Кроме того, «уличным старшинам» поручался контроль за постовыми милиционерами. Не делая никаких личных замечаний последним и ограничиваясь соответствующими записями в постовых книжках, старшие немедленно должны были сообщать участковому комиссару милиции обо всех замеченных ими случаях упущений со стороны постовых.

И, наконец, собственно граждане, несущие охрану, согласно Инструкции подчинялись всем перечисленным выше инстанциям. Она же довольно кратко регламентировала действия участников гражданской охраны во время несения службы. Так, в случае обнаружения беспорядка один из дозорных должен был немедленно сообщить о случившемся в дежурную комнату и старшему улицы. А остальные установленными сигналами вызвать соседние патрули и ближайшего постового милиционера, после чего совместными усилиями принять меры к ликвидации беспорядков.

«Нарушающих тишину и спокойствие, заподозренных в приготовлении к преступлению, к покушению на него или уже совершивших таковое» надлежало задерживать и под надёжным конвоем отправлять в Комиссариат, где на них немедленно составлялся протокол. На время несения караульной службы граждане снабжались соответствующими удостоверениями или жетонами, выдаваемыми Комиссий по охране города.

В дополнении к Инструкции говорилось о том, что «городское управление приходит на помощь по снабжению теплой одеждой и обувью, а если окажется возможным, то и средствами самозащиты, лишь тем районам, которыя не в состоянии приобрести таковыя на собственные средства». Кроме того, городское управление принимало на себя обязанность по обеспечению пострадавших во время несения караульной службы и их семьи тем способом, который будет выработан юридической и финансовой комиссиями и одобрен Думой.

Интересно, что действие Инструкции и обязательного постановления, на основании которого она была издана, не распространялось на Заволжские слободы – Часовню, Канаву и Королёвку.

Из инструкции и самого постановления не ясно, вооружались ли «гражданские» патрули, поскольку оружие в тексте ни разу не упоминается. Зато дважды говориться о неких «средствах самозащиты» для охранников. Но о чём именно идёт речь, не понято. Впрочем, скорее всего, это обязательное постановление реализовано так и не было в виду скорой ликвидации как городской Думы, так и созданных ею комиссий. Под угрозой роспуска оказалась и городская милиция.

Глава 4. Новые власти и старые грабли

26 октября 1917 года Второй Всероссийский съезд Советов обратился с воззванием «К рабочим, солдатам и крестьянам», в котором говорилось в частности о том, что Советы, к которым перешла вся полнота власти в центре и на местах, «должны обеспечить под-

линный революционный порядок». В тот же день был образован Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) РСФСР – орган охраны правопорядка Советской республики (Мулакаев, Р. С., Скилягин, А. Т. История советской милиции : хронологический справочник. Ленинград, 1976. С. 5). Спустя два дня, 28 октября, по поручению Советского правительства новое ведомство приняло постановление «О рабочей милиции», состоявшее всего из четырёх пунктов:

«1. Все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию.

2. Рабочая милиция находится всецело и исключительно в ведении Совета рабочих и солдатских депутатов.

3. Военные и гражданские власти обязаны содействовать вооружению рабочей милиции и снабжению ее техническими силами вплоть до снабжения ее казенным оружием.

4. Настоящий закон вводится в действие по телеграфу».

Этот документ не определял конкретных организационных форм рабочей милиции и не формулировал её прав и обязанностей, и это позволяет считать, что создание милиции как штатного государственного органа охраны правопорядка этим нормативным актом не предусматривалось. Напротив, предполагалась организация самими Советами различных форм вооружения трудящихся. Первый народный комиссар внутренних дел Г. И. Петровский в связи с этим вспоминал: «В первые моменты создания Советской милиции предполагалось, что эта обязанность станет перед каждым пролетарием, ибо все мы заинтересованы в революционном устройстве окружающей нас жизни. Но последующая борьба с контрреволюцией, бандитизмом и рядом различных непорядков, до ставшихся нам в наследство от прошлого, заставили нас по-иному подойти к созданию милиции» (Мулакаев, Р. С., Скилягин, А. Т. История советской милиции. С. 5, 6).

То есть здесь мы наблюдаем отчаянное стремление новой власти с размаху наступить на те же грабли, на которые совсем недавно налетели её предшественники, бездумно разогнав полицию в твёрдом убеждении, что освобождённый народ сам себя защитит. Отсюда, кстати и слово «милиция», означающее некое иррегулярное добровольное формирование, что-то вроде народного ополчения. Ни к чему хорошему в прошлый раз это не привело (Миронов, В. А. 1917. Год Великого Перелома). И вот – новая попытка. В Симбирск к моменту выхода указанного постановления Советская власть ещё не пришла, поэтому исполнять его было пока некому. О том, что творилось в тот период в «органах», вспоминал организатор и на тот момент председатель Союза служащих симбирской милиции Д. Ф. Смолин (Провинциал в великой российской революции. С. 195–200): «Положение служащих милиции, а в особенности милиционеров было действительно тяжелое: по 12 часов в сутки приходилось стоять на посту, подвергая опасности жизнь, т. к. бандитизм развился, и были случаи нападения на милиционеров. Жалование получали 75 руб. в месяц, в то время как мука стоила пуд 26 руб. и др. продукты совсем исчезли с рынка…

Настало в Симбирске 26 октября ст. стиля. Т. к. здесь, в Симбирске, партия СД [социал-демократов] большевиков была очень слабой и в советах крепко засели меньшевики и еще крепче Соц. Рев. [социалисты-революционеры] с народными социалистами. Были даже и кадеты, потому революционную энергию масс в организационное русло направить было некому… Настроение в полках 25, 26 и 27 было революционное…

Часов в 6 вечера 26 октября начался погром, сначала винного погреба бывш. Подругина под окружным судом, затем – на соседние магазины. А примкнувший к погрому преступный элемент (вернее, он был руководителем) устремился в окружной суд, подожгли в нескольких комнатах дела, и пошли продолжать погром, который продолжался всю ночь… Начальство милиции, зная настроение ее, не решилось использовать ее против погрома…

Начальник гормилиции Ираклионов убран был после того, как в ноябре месяце…»

Стоп, а куда делся кадровый офицер, капитан Иосиф Фёдорович Дроздов, единогласно избранный на должность начальника городской милиции 22 июня 1917 года? Тот самый, которого хвалил в своём докладе чиновник особых поручений А. В. Яковлев ещё 11 октября? Прервём ненадолго воспоминания Д. Ф. Смолина…

В октябре 1917 года Дроздов оказался под следствием сразу по трём статьям: «1. За взятие под стражу без всяких достойных уважения причин, причем лишение свободы продолжалось менее суток. 2. За проведение обыска также без всяких достойных уважения причин и 3. За нанесение при исполнении служебных обязанностей легкой раны». Однако под суд он не попал – в первых числах ноября Иосифа Фёдоровича Дроздова уволили из милиции и отправили на фронт, в 307 пехотный полк. Дальнейшая его судьба неизвестна (Миронов, В. А. 1917. Год Великого Перелома. С. 277).

А теперь вернём слово Смолину. Итак, в ноябре «было созвано экстренное общее собрание Союза служащих милиции для обсуждения вопроса о признании советской власти, которая фактически существовала параллельно с городской Думой. Причем принята была резолюция в том духе, что мы признаем и приветствуем власть Советов, которая стоит на защите интересов рабочих и беднейших крестьян, и что мы, пролетарии, по первому зову Рабоче-крестьянской власти встанем на ее защиту с оружием в руках. Резолюция принята всеми голосами милиционеров и служащих, кроме начальников и части канцеляристов. Не помню, какого числа было это собрание, но только в этот день был губернский съезд Советов, заседание его было в доме бывшего Дворянского собрания (губпродком) (Вероятно, Смолин имеет в виду объединённое заседание Советов рабочих и солдатских депутатов, фабричных, заводских, полковых, ротных и командных комитетов, правлений профсоюзов и комитетов политических партий, проходившее 10 декабря 1917 года и принявшее резолюцию в поддержку Советской власти).

Для того, чтобы доказать солидарность с Советами на деле, предложено идти всем Союзом поприветствовать данный съезд. Предложение принято под гром аплодисментов и милиционеры сомкнутыми рядами, некоторые с оружием, явились на съезд, приветствовали его и изъявили готовность в любой момент встать на защиту Рабоче-крестьянской власти, которая в центре уже сорганизовалась. А в Симбирске препятствуют тому соглашатели…

После Ираклионова был назначен т. Саглов, который сначала проявил энергию и сочувствие идеям Союза по защите новой Р.-Кр. Власти. Но он не проявил должной твердости по отношению к верхам милиции. В участках начальники участков были эсеры, или им преданные и организовали контрреволюционные гнезда. Также большинство помощников начальников тоже яро оппозиционно выступали против власти. Было известно, что в 1-м районе начальник был социалист-революционер В. И. Алмазов и помощники его официально почти состояли в контрреволюционной организации.

Во 2-м участке начальником был Газукин – эсэр, в 5-м- начальник Миртов Д. В. Этими господами открыто велась агитация против Советской власти.

Начальнику милиции Сагалову и его помощнику Нейко это хорошо было известно, но меры против них были приняты только лишь организовавшейся Губ.ЧК. Из 5 участка Миртов Д. В., Шишкины П. и Н. были удалены из милиции…».

Пока представители разных партий и политических взглядов боролись за власть, а милиция пребывала в состоянии «политического расслоения», жизнь в городе и губернии становилась всё более и более беспокойной. В первых числах января жители Кремёнок Ключищенской волости угнали с сельскохозяйственной фермы Симбирской чувашской учительской семинарии всех коров и лошадей в количестве 21 головы и увезли сбрую и другие ценные вещи, сообщал губернскому комиссару исполнявший обязанности директора семинарии И. Я. Яковлев (АУМВДУО. Ф. 14. Оп. 1. Д. 16. Л. 15).

Настоящие бои со стрельбой развернулись вокруг дачной местности Колки. Вот что писал об этом управляющий городской управой в Симбирский Совет рабочих и солдатских депутатов: «По донесению Городского Управляющего в настоящее время производится массовая порубка городского леса, бывшего удельного и Колок в нагорной части города жителями Северного выгона, Куликовки и с. Мостовой Слободы. Порубщики являются группами в несколько человек, вооруженных винтовками, так что городские милиционеры и объездчики не в состоянии удержать эти толпы от порубок. Городская управа два раза обращалась с просьбой к Начальнику гарнизона о назначении патруля для охраны леса…

В виду изложенного Городская Управа просит Совет не отказать сделать со своей стороны распоряжение о принятии надлежащих мер к охране городского леса.

При сем прилагается для сведения копия протокола помощника Начальника Симбирской Городской Милиции от 21 января 1918 г.» (АУМВДУО. Ф. 14. Оп. 1. Д. 16. Л. 116, 116 об.)

Вот этот протокол: «1918 года, Января 21 дня я, помощник начальника 3 участка Симбирской городской Милиции М. Сперанский настоящим протоколом записал следующее:

Сего числа, прибыв на осмотр порубок в «Колках – 1-х» и «Горных Колках» при обходе их заметил следующее: в первых Колках, примыкавших к Северному Выгону и лежащих в районе 5-го участка, площадь порубленного лесу простирается до двух десятин приблизительно. Это – считая и порубки с осени. В Горных же Колках, расположенных по возвышенному склону р. Волги в районе 3-го участка в последней порубке насчитывается сто три (103 д.) размером с трех до пяти вершков в диаметре. К сему подписуется участвовавший в обходе старший милиционер Петр Викунин. Составил Пом. Нач. 3 участка Сперанский.

В дополнение к протоколу сообщаю, что, несмотря на охрану леса милиционерами, порубка идет полным ходом. «При настоящем обходе нами было прогнано до 5 человек женщин, которыя ходят за дровами со всей Куликовки и Северного выгона. 3 милиционера, имея участок около 10 верст, весь участок охранить не имеют возможности и часто милиционеры прогнать порубщиков бывают не в состоянии, в виду того, что порубщики ходят на порубки под охраной солдат с винтовками, привезенными с фронта» (АУМВДУО. Ф. 14. Оп. 1. Д. 16. Л. 117, 117 об.)

Убедившись в неспособности милиции уберечь лес от вырубки, попробовали призвать на помощь армию. Но и она оказалась глуха к зову власти. 1 февраля симбирский губернский народный комиссар письменно выговаривал начальнику гарнизона: «Симбирская городская управа отношением от 28 сего января за № 376 просила Вас об охране леса «Колки». Просьба эта вами не удовлетворена. Предлагаю дать надлежащее объяснение» (АУМВДУО. Ф. 14. Оп. 1. Д. 16. Л. 113). Но и на этот раз молчание было ему ответом.

Между тем, под звук топоров и выстрелов, в городе шёл процесс становления и укрепления новой власти. Напомним, 14 февраля были избраны губернские народные комиссары. В том числе внутренних дел (ЦГАОР. Ф. 393. Оп. 3. Д. 357. Л. 214–219) Крымов и милиции Саглов. Через неделю, 23 числа, была распущена городская Дума (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 2. Д. 21. Л. 45). Не забывали и о правоохранительных органах. На заседании губернского Совета народных комиссаров 26 февраля постановили предоставить комиссару милиции право организовать коллегию по охране революционного порядка в городе (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 2. Д. 44. Л. 1). В тот же день было принято решение о роспуске сыскного отделения (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 2. Д. 21. Л. 46–47), до этого находившегося в ведении прокурора окружного суда. Его сотрудники в количестве 20 человек увольнялись. А все дела передавались комиссару милиции, которому поручалось организовать при комиссариате отдел розысков. Реорганизации подверглась и железнодорожная охрана.

Наверное, всем памятны сцены из фильмов о Гражданской войне, где по железным дорогам мчат поезда, в буквальном смысле до крыш забитые пассажирами, где толпа штурмует вагоны на станциях, залезая внутрь не только через двери, но и через окна по чужим головам. И эти кадры вполне «документальны». До революции охраной железных дорог и их оперативным обслуживанием в России занимались специальные железнодорожные подразделения Отдельного корпуса жандармов. После февральских событий 1917 года все они, как и сам корпус, были упразднены. А вместе с ними рассыпалась и система охраны этого стратегически важного объекта. С тех пор и на протяжении довольно долгого времени стальные магистрали стерегли сами железнодорожники и местные власти, у кого как получиться в меру собственного понимания и наличия ресурсов (Подробнее см.: Миронов, В. А. 1917. Год Великого Перелома : очерки криминальной истории Симбирского края).

Вот и в Симбирске озаботились этой проблемой. 1 марта губсовнарком принял решение распустить железнодорожную милицию на станции Московско-Казанской железной дороги, отобрав у неё всё имевшееся оружие, в том числе и изъятое у разных лиц. Вместо неё для установления порядка на станции, проверки прибывающих грузов и обезоруживания приезжающих и отъезжающих пассажиров из числа членов исполкома назначался специальный комиссар с широкими полномочиями, в том числе по проверке всех грузов и обыска пассажиров с целью отобрания оружия. Что касается выбора конкретного человека на эту должность, то вопрос пока оставался открытым (ГАУО. Ф. Р-200. Оп. 2. Д. 44. Л. 4).

Информационный листок № 31, выпускавшийся отделом местного Управления НКВД, 2 марта 1918 года сообщал: «СИМБИРСК. Губ. Исполнительный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов взял власть в свои руки. Милиция признала власть Совета рабочих и солдатских депутатов, состав ее старый» (ЦГАОР. Ф. 398. Оп. 2. Д. 69. Л. 75).

И радикально обновлять в обозримом будущем этот состав, похоже, не собирались. Скорее наоборот. Старая милиция при новой власти укоренялась и обживалась.

С П И С О К

канцелярских принадлежностей, приобретенных для канцелярии Симбирского Губернского комиссариата Милиции в магазине «Семья и школа» в гор. Симбирске

Губернский Комиссар Милиции Ягодин (АУМВДУО. Ф. 14. Оп. 1. Д. 29. Л. 42, 42 об.)

Таким образом, по прошествии почти трёх месяцев со дня выхода постановления о рабочей милиции симбирский совдеп не только не начал его исполнять, но напротив, принялся укреплять пусть не достаточно профессиональную и не очень эффективную милицию прежнюю, «керенскую», справедливо считая, что уж лучше такая, чем вообще никакой. Местному руководству хватило мудрости не наступать на те же грабли, о которые споткнулись предшественники. Хотя центральная власть заботливо выкладывала их на пути к мировой революции.

Поделиться в социальных сетях

Видеоархив
Тэги
АбушаевыАксаковАкчуриныАлексей ТолстойАлексий СкалаАндреев-БурлакАндреев-БурлакАндрей БлаженныйАнненковАнненковыАрхангельскийАфанасенкоБаратаевыБейсовБекетовыБестужевыБлаговБлаговещенскийБогдановБодинБросманБуничБурмистровБутурлинБызовВалевскийВалерий ФедотовВарейкисВарламовВарюхиныВладыка ПроклВоейковыВольсовГавриил МелекесскийГайГлинкаГоленкоГоличенковГолодяевскаяГольдманГончаровГоринГорькийГорячевГранинГречкинГузенкоГусевДавыдовДекалина ЕкатеринаДмитриевЕгуткинЕрмаковЕрофеевЗагряжскийЗахаревичЗинин А.Зинин В.ЗотовЗуевЗыринИвашевКарамзинКашкадамоваКеренскийКозыринКозыринКолбинКонстантиновКоринфскийКругликовКрыловКурочкинКурочкинКурчатовКустарниковЛазарев Л.ЛезинЛенинЛеонтьеваЛермонтовЛермонтовЛивчакЛимасовЛюбищевМалафеевМартыновМатросовМедведевМельниковМетальниковМинаевМирошниковМихаил ИвановМорозовМотовиловН.И. НикитинаНазаровНаримановНеверовНевоструевНемцевНецветаевНикитин В.Никитина Е.И.Николай КуклевНовопольцевОблезинОгаревОдоевскиеОзнобишинОрловы-ДавыдовыОсипов Ю.Отец АгафангелПаустовскийПерси-ФренчПластовПолбинПоливановПолянсковПугачевПузыревскийПушкинРадищевРадонежскийРадыльчукРазинРозановРозовСадовниковСафронов В.СахаровСеменовСерафим СаровскийСергей НеутолимовСеровСклярукСкочиловСоколов А.СтолыпинСусловСытинТельновТимофеевТимофееваТихоновТрофимовТургеневТюленевУльянов И.Н.УргалкинУстюжаниновУхтомскиеФедоровичеваФеофанФилатовФокина АнастасияХитровоХрабсковЧижиковЧириковШабалкинШадринаШамановШартановШейпакШирмановШодэШоринЯзыковЯковлевЯстребовЯшин
АвиастарАкшуатАрхивыАэропортыБелое озероБелый ЯрБиблиотекиБольницыВенецВерхняя террасаВешкаймский районВинновская рощаВладимирский садВокзалыВолгаГостиницыДимитровградДК ГубернаторскийДом ГончароваДом, где родился ЛенинДом-музей ЛенинаЖадовская пустыньЗаводыКарсунКартыКиндяковкаКладбищаКраеведческий музейЛенинские местаЛенинский мемориалМайнский районМостыМоторный заводМузеиМузей-заповедник «Родина В.И. Ленина»Нижняя террасаНовоульяновскНовоульяновскНовый городПальцинский островПамятникиПарк Дружбы народовПарк ПобедыПарки и скверыПатронный заводПескиПриборостроительный заводПрислонихаРечной портСвиягаСенгилейСимбиркаСквер ГончароваСквер КарамзинаСтадионыСураСурскоеТургеневоТЭЦУАЗУЗТСУИ ГАУлГАУУлГПУУлГТУУлГУУльяновский механический заводУльяновский механический заводУндорыУниверситетыУсадьбыЦерквиЦУМЧуфаровоШаховскоеЯзыково
АвиацияАгитацияАнекдотыАрхеологияАрхитектураБлагоустройствоБытВиды СимбирскаВизитыВОВВодохранилище/дамба/мостыВойныВолгаВоспоминания очевидцевГоворят очевидцыГолодГостиницыГубернаторыДемографияДеревняДетствоДефицитЖКХЗабастовкиЗасечная чертаЗдоровьеКартыКиноКомсомолКосмосКультураМедицинаМитинги и демонстрацииМодаНазвания улицНаукаНИИАРОборонаОбразованиеОбщепитОползниОснование СимбирскаПереименованияПерестройкаПионерыПожарыПолитикаПраздникиПрирода и экологияПроисшествияПромышленностьПутешествия и отдыхРеволюцияРелигияРепрессииСельское хозяйствоСимбирск-Ульяновск в рисунках и живописиСМИСнос зданийСоветская архитектураСпортСпортСтарожилыСтарые фотоСтатистикаСтроительствоСтроительство водохранилищаСтроительство ленинской мемориальной зоныТеатрТорговляТранспортУльяновск в фильмахФольклорЦелинаЦенычугунка

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2022. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Раевский Д.И.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru