1965
XVII век
XVIII век
XIX век
XX век
XXI век
До основания Симбирска
1648 1649 1650 1651 1652 1653 1654 1655 1656 1657 1658 1659 1660 1661 1662 1663 1664 1665 1666 1667 1668 1669 1670 1671 1672 1673 1674 1675 1676 1677 1678 1679 1680 1681 1682 1683 1684 1685 1686 1687 1688 1689 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809 1810 1811 1812 1813 1814 1815 1816 1817 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864 1865 1866 1867 1868 1869 1870 1871 1872 1873 1874 1875 1876 1877 1878 1879 1880 1881 1882 1883 1884 1885 1886 1887 1888 1889 1890 1891 1892 1893 1894 1895 1896 1897 1898 1899 1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Лента времени
Фото, 12 Июня 1900
Фото, 12 Июня 1900
Воспоминания, 22 Июня 1941
Воспоминания, 20 Мая 1941
Воспоминания, 22 Июня 1941
Воспоминания, 22 Июня 1941
Воспоминания, 22 Июня 1942
Воспоминания, 22 Июня 1941
Воспоминания, 9 Мая 1945
Воспоминания, 22 Июня 1941
Фото, 1 Июля 1960
Фото, 7 Сентября 1890
Фото, 16 Апреля 1960
Фото, 16 Апреля 1960
Фото, 16 Апреля 1870
Фото, 19 Мая 1900
Фото, 10 Августа 1900
Фото, 20 Мая 1900
Фото, 5 Октября 1916
Фото, 20 Мая 1900
Воспоминания, 5 Июня 1983
Воспоминания, 22 Июня 1941
Воспоминания, 22 Июня 1941
Воспоминания, 22 Июня 1941
Книги, 9 Мая 1945
Фото, 7 Сентября 1900
Фото, 7 Сентября 1900
Фото, 7 Сентября 1900
Фото, 7 Сентября 1930
Фото, 7 Сентября 1900
Фото дня
1 мая 2003 г. в Ульяновске
Популярное
Видеоархив
Тэги
Герои, 15 Августа 1924
Уроки полковника Трофимова: не пускали на войну, не печатали книги – он все равно прорывался
Источник: 73online

Если отметить на карте главные места жизни и работы Жореса Александровича Трофимова, то невозможно не удивиться – каждое из них знаковое, каждое – историческое. Родился в белорусском Могилеве в 1924-м – этот город впоследствии одним из первых примет на себя немецко-фашистский удар. Детство – в казахских степях, откуда позже полетят в космос советские ракеты. Отрочество и встреча с войной – в городе-герое Харькове, который спустя десятки лет совсем немного не дотянет до "Русской весны". После были Тбилиси, в который в 2008-м едва не вошли русские танки, вселенная Ленинграда, своя чужая Рига, разделенная послевоенная Германия, московский коммунистический Рим… И наконец тихие улочки Симбирска-Ульяновска, еще не до конца забывшие гимназиста Володю Ульянова. В Трофимове соединилось глубокое знание, почерпнутое в архивах, с широчайшим кругозором, приобретенным в долгом, извилистом и очень интересном жизненном пути.

Начальник обороны элеватора

Жуткий день 22 июня Жорес Трофимов встретил под Харьковым – туда семья только что перебралась из Средней Азии. Ему ещё нет и 17, позади 9 классов школы. Отец его призыву не подлежал, тем не менее на фронт сразу же отправился добровольцем, а через полгода погиб. Жорес остаётся старшим мужчиной в семье, кроме него два маленьких брата – пятилетний и десятимесячный грудничок.

Имя Жорес – французский вариант Георгия/Егора, в переводе означающее «земледелец». Столь необычная форма его употребления была очень популярна в 20-30-х годах прошлого столетия в честь видного французского социалиста Жана Жореса (1859-1914 гг.), который считался одним из героев-мучеников всемирного коммунистического движения – он активно выступал против империализма и милитаризма, за что был застрелен фанатиком-националистом в самый канун Первой мировой войны. Примечательно, что знаменитый француз тоже был историком – в соавторстве написал десятитомник «История социализма». Трофимов охотно подтверждает: это имя предопределило его увлечение историей и литературой.

В армию Жореса, естественно, еще не брали. Но уже к началу войны он был внештатным инструктором ОСОАВИАХИМа (позже – ДОСААФ), в силу чего после начала войны был назначен начальником обороны огромного элеватора, где работало около четырёхсот человек. Юный Жорес учил их стрелять из винтовки, применять противогазы, тушить пожары, вести наблюдение, рыть окопы и бросать гранаты. Днем осваивали ратное дело, а ночью охраняли элеватор – чтобы не было хищений зерна, чтобы фашистские диверсанты не могли подать сигналы самолетам. А после наступила осень и стало ясно, что наши Харьков не удержат.

Теплые края, холодное время

Двести семьдесят часов семья Трофимова ехала через весь Донбасс в товарном вагончике буквально на нарах. На руках – не только мать и малолетние братья, едва ли не все пассажиры вагона. Ведь в основном эвакуировались дети, старики и женщины. Мужчин, кроме него, практически не было. Пищу, воду, бытовые мелочи – надо доставать, поезд периодически бомбили.

Эвакуировались обратно в Среднюю Азию, в армию все так же не брали – восемнадцати ещё не было. Но как только исполнилось, Жорес тут же поступает в Харьковское авиационное училище связи, которое тоже вынужденно переехало в теплые края. В 44-м его оканчивает и уже лейтенантом направляется на Закавказский фронт. Послужил немного в Тбилиси, дальше откомандировали в Армению, Ленинакан. И так до конца войны прослужил в должности командира взвода радиосвязи. Занимался обеспечением коммуникации во время боевых операций военной авиации.

Летал на самолете Хрущева, но издавался за свои

До 1960-го Трофимов оставался в авиации. Удалось пожить в Германии, Москве, Ленинграде. Еще до службы в ГДР Жорес Александрович задумал написать книгу о Ленине и попросился в Ульяновск, куда и попал в 1952 году. Тут получил должность преподавателя училища связи и зачастил в архив. Довольно быстро он стал своим, и его приняли в члены научного совета.

Еще в Тбилиси Трофимов начал знакомиться с тематической литературой по Лениниане, но никто из авторов, как оказалось, не давал главный ответ на вопрос: «Как случилось, что все дети директора народных училищ Симбирской губернии Ильи Николаевича Ульянова, не испытавшие на себе никакого гнёта и лишений, стали профессиональными революционерами?». В итоге он нашел ответ и высказал его в своей первой большой книге, за что получил свою первую премию. На основе исторических документов исследователь воссоздал атмосферу губернской жизни того времени: крестьянские волнения и их подавление, работа жандармов и охранки, брожения в умах интеллигенции, спонтанно образовавшиеся общественные движения, информационный фон и т.д. Тема для того времени была совершенно новой.

Казалось бы: человек пишет о вожде мирового пролетариата – все двери страны должны быть открыты перед ним. Порою так и было: когда Трофимов еще жил в Ленинграде, в Ульяновск для работы с архивами его доставлял личный самолет Хрущева, «выбитый» специально для историка секретарем обкома Скочиловым – судно было приписано к Ульяновскому летному училищу после отставки «кукурузного» генсека. Но так было далеко не всегда. Цензоры под микроскопом рассматривали каждое слово, недоброжелатели и завистники писали доносы. Уникальную книгу «Гимназист Владимир Ульянов» он даже не смог напечатать в городе, ставшем родным – советские чиновники в идеологических вопросах не допускали ни капли самостоятельности. Пришлось обращаться в Пензенскую типографию. Та же судьба постигла и остальные труды.

- Я не знаю, сколько отпустит мне жизнь, может быть, сумею сделать книги о Садовникове, Коринфском. С удовольствием написал бы об Иване Дмитриеве. Все упирается в издание. У нас такие финансисты. Я пишу для старшеклассников, для студентов. Но город, о котором я пишу вот уже больше полвека, не издал ни одной моей книги. Все книги я издавал за свой счет. Иногда везло: тираж покупали, - говорил Жорес Трофимов в 2012 году.

Враг мемориала

В 1967 году Ильич наконец-то вернулся в ненавидимый им Симбирск – на этот раз в виде грандиозного проекта строительства мемориального комплекса. Жорес Александрович был убежден, что масштабный новострой ни в коем случае не должен раздавить и поглотить исконный Симбирск, который во многом и превратил Володю Ульянова в грозного разрушителя империализма. В принципе, он был активно против мраморного величия, настаивал на сохранении исторической идентичности города, но властные гигантоманы не обращали на него внимания. Тогда историк лично занялся поисками дома, где родился и вырос будущий вождь – он считался утерянным, – и нашел его! О драгоценном открытии тут же сообщил в обком, но, мягко говоря, встретил там абсолютное непонимание: «Проект строительства мемцентра утвержден правительством СССР и изменениям не подлежит». Но человек, который еще подростком командовал охраной хлебохранилища, просто так не сдался – поехал в Москву, где добился встречи с редактором всемогущей газеты «Правда», доктором философских наук Ковалёвым. Тот, в свою очередь, позвонил в приёмную Суслова. Потом была публикация в газете «Неделя». Разразился скандал, и крайним, как обычно, хотели сделать того, кому не все равно – Трофимову дважды устраивали разнос в ульяновском обкоме. Все точки над «ё» расставила комиссия ЦК, приехавшая в город для выяснения правды. Разобрались, распорядились, а неугомонному лениноведу выразили партийную благодарность. Представьте себе исполинскую холодную громадину мемцентра без душевного и теплого домика семьи Ульяновых. Не по себе, правда? Но все иначе, и за это спасибо Жоресу Александровичу. Не только изучать историческую правду, но и активно за нее бороться – это, наверное, его жизненное кредо.

Стоп-фейк

Трофимов боролся с фейками задолго до того, как мы узнали это слово. Некто Арутюнов написал скандальную книгу о Ленине, в которой, в частности, утверждал, что Владимир вовсе не Ильич, а Иванович, то есть его настоящий отец – Иван Покровский, семейный врач Ульяновых. Возмущенный летописец выгрыз из архивов неопровержимые доказательства: знакомство медика с семьей Ульяновых произошло через шесть месяцев после рождения Володи – это исследование вошло в книгу «Правда и кривда».

Вот кому какое дело до того, что наша знаменитая городская психбольница не имеет прямого отношения к знаменитому историографу? Но Трофимов, горячо радеющий за имя своего великого предшественника, раскопал и выяснил, что на деньги Карамзина-младшего в память об отце и матери была создана колония для душевнобольных, но никак не психиатрическая больница в современном понимании. В скором времени это экспериментальное учреждение перестало существовать, и на его месте возникла лечебница. К глубокому сожалению, следы старых стереотипов можно стереть с адресных табличек, но не из народного сознания: о том, что стационар уже несколько лет носит имя доктора Копосова, знают только в региональном минздраве. А «Карамзинка» так и осталась «Карамзинкой». Но Трофимов сделал все, что мог.

Не только Ленин

Необъятная, казалось бы, ленинская тема все же исчерпала себя – и для страны, и лично для Трофимова. Из-под его пера вышло множество трудов не только об основателе Советского государства, но и об истории Симбирска-Ульяновска. Интеллектуальное и художественное наследие Жореса Александровича – не только книги и статьи, но и сценарии документальных фильмов. В начале 90-х его новыми героями становятся другие выдающиеся люди, так или иначе имеющие отношение к городу и его окрестностям. Языковы, Пушкин, Лермонтов, Гончаров и его брат Николай, Карамзин, Давыдов, отец и сын Минаевы, Николай Благов, Дмитрий Ознобишин. Вклад, внесенный исследователем в отечественную литературу и историю, огромен – более 40 книг.

- Литературное прошлое нашего города настолько обширно, настолько интересно, что я называю его литературной столицей России. Ни один город, кроме Москвы и Петербурга, не может сравниться с нашим в этом плане, - считает Жорес Трофимов.

Неизвестно, прочтем ли мы еще хоть один полноценный исторический труд Жореса Александровича – 15 августа ему должно исполнится 96 лет. Но тот огромный исследовательский массив однозначно заслуживает перечтения, переосмысления и, конечно же, переиздания. Книги Трофимова точно заслужили того, чтобы хоть раз быть изданными не за средства автора. Как хочется, чтобы это произошло при его жизни.

Андрей Арсентьев

Поделиться в социальных сетях

«Годы и люди» - уникальный исторический проект, повествующий о событиях родины Ленина, через документы, публикации, фото и видео хронику и воспоминания очевидцев. Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

© 2020. "Годы и люди", годы-и-люди.рф, 18+
Учредитель: ООО "СИБ". Главный редактор: Биджанов К.В.
Свидетельство СМИ "Эл № ФС77-75355" от 01.04.2019 г. выдано Роскомнадзором.
432011, г. Ульяновск, ул. Радищева, дом 90, офис 1
+7 (8422) 41-03-85, телефон рекламной службы: +7 (9372) 762-909, mail@73online.ru